ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Лео протянул дрожащей рукой связку, и Марго растерянно взяла ее.

— Что я должна сделать?

— Там, в моем кабинете, в правой тумбе стола находится сейф. Открой его и возьми там коробку. Деревянную коробку. Там их две — жестяная и деревянная. Ты возьми деревянную! Возьми ее и принеси! Там две коробки, одна маленькая, вторая побольше. Принеси большую! Поняла? Давай!

— Хорошо, — сказала Коша и направилась в кабинет.

Собаки, лежавшие, как обычно в гостиной, подняли головы, и в глазах их прочиталось беспокойство. Бонни печально вздохнула.

— Ну что, подружки! — сказала Мар, пугаясь собственного голоса.

Все ее естество говорило ей о том, что нужно скорее уйти отсюда. Бросить ключ на стол и бежать. А еще лучше, спрятать куда-нибудь этот чертов ключ или выбросить в мусоропровод. Не доведет до добра этот ключ. Не доведет! Марго покрылась липким потом, и шаг ее замедлился.

— Марго! — рявкнул из глубины аппартамента Лео. — Скоро ты!

— Сейчас! — ответила она и подчинилась желанию судьбы.

Войдя в кабинет Коша отворила дубовую дверцу правой тумбы и, реально, там оказался небольшой стальной сейф. Простенький сейф. Без особых премудростей. Ключ легко вошел в скважину, и сердце Марго ухнуло вниз. Она чувствовала себя, как обезоруженный разведчик окруженный врагами — он идет к ним навстречу с поднятыми руками и ничего не может сделать. Все уже — решено. Как двоечник, не знающий урока, идет к доске — так она открывала этот сейф.

Ага. Вот и коробочка. Две коробочки. Одна большая деревянная, а вторая маленькая — из жести. От сигар или конфет. Лео просил деревянную. О`кей! Марго взяла коробку с полки. Ух ты, какая тяжелая! Взвесила ее в руке. Может быть, содержимое коробки объяснило бы, отчего так напряжен воздух в комнате, отчего в глазах такая мутная синева. Отчего Бонни поджала уши, а Пупетта не прыгает, как обычно? Но это никак нельзя было выяснить, потому что и коробка тоже была на замке.

— Марго! Марго! — хрипел Лео.

Марго сунула связку ключей в карман Аурелиных брюк (которые были на ней одеты вместо своих) и, прижав коробку к груди, поспешила в комнату.

— Вот! — сказала она, передавая ношу хозяину.

— Спасибо, — сказал Лео и протянул руку.

Видимо он не рассчитал усилие, потому что коробка с грохотом упала. Коша присела на корточки, чтобы поднять, но Лео чертыхнулся и дотянулся до коробки сам. Теперь он вытащил из кармана второй брелок, на котором было всего два ключика — от дипломата и от этой коробки. Тяжело выдохнув, Лео сунул ключик в узкий пропил скважины, и коробка сама собой распахнулась у него в руках, явив на божий свет вороненную сталь оружия. Это был револьвер.

Марго не настолько хорошо знала марки, чтобы понять, что это за револьвер. Одно было ясно — короткий, как бульдожья морда, ствол мог выплюнуть приличную порцию свинца. Наверное, на далекое растояние из такого свола трудно попасть в цель, но в комнате нет далекого расстояния. Марго уже мысленно представила, как звук ломанет в уши, и барабанные перепонки оспасливо заныли.

Лео с холодным щелчком взвел курок. Он погладил уже готовый к охоте ствол, и по стали пробежала волна тумана.

Марго, как завороженная смотрела на его жилистую волосатую руку, которая медленно поднимала ствол.

— Что ты придумал, Лео? — пересохшими губами спросила она и на всякий случай отодвинулась в сторону окна.

Ускоренное кино с трупами на дороге, в туалете дискотеки и заметками в «пипле» Лео пронеслись в голове Марго с дикой скоростью. Мерзкий, унизительный страх поселился под коленями. Что тут рассуждать? На четвереньках, на карачках бы удрать из этой комнаты! Надо же! Она целый месяц прожила с убийцей и вот теперь, в последний день…

— Лео! Лео! Прекрати! — бормотала Коша, чувствуя, что прощается с жизнью куда равнодушнее, чем могла бы подумать. Во всяком случае, она не описалась, и не рухнула на колени, как бы ей этого не хотелось.

Лео поднял пушку на уровень лица и обратился к квартирантке.

— Правда, красавец?

— Черт! Я и не знала, что у тебя есть пушка, — нервно засмеялась Марго.

— Есть, — кивнул Лео. — Отличный полицейский «бульдог». Нравится?

— Да как тебе сказать, — хихикнула Марго. — Я не очень понимаю, что ты хочешь сделать.

— Я хочу вылечиться, — сказал Лео и уткнул морду убийцы себе в висок.

— Лео, Лео, подожди! — затараторила Марго. — Нельзя же так сразу! А завещание? Ты составил завещание?

— Завещание? — Лео задумался и покрутил стволом.

— Да! Завещание.

— Нет. Я как-то не подумал, — расстроено сказал Лео и опустил револьвер. — Принеси мне бумагу, я напишу. Там в кабинете есть. И ручку!

Лео опустил руку с пистолетом, положил его на пол рядом с собой и, сняв с бар-столика бутылку и рюмку серьезно занялся наливанием выпивки.

— Ага! Сейчас! — Марго осторожно поднялась с корточек. — Сейчас я принесу.

Дверь скрипнула и в щелку просунулась морда овчарки, а между ее ног морда Пупетты.

Овчарка неуверенно махая хвостом, вошла в комнату и приблизилась к Лео, неуверенно махая хвостом. Пупетта осталась в дверях.

Лео опрокинул в себя рюмку и потрепал овчарку за ухом. Бонни лизнула его в лицо. Лео отпихнул суку, но та улыбалась и еще сильнее наспупала на Лео, пока тот не упал навзничь.

— Прекрати! Бонни! — Рявкнул Лео.

Мар быстро схватила револьвер и побежала из комнаты. Лео и шагу не может сделать! Надо куда-то спрятать пушку. В коридоре раздался грохот, и Марго догадалась, что Лео все-таки смог подняться на ноги.

Куда? Куда? Куда? Ах да! Простое решение! Под диван! Туда Лео не догадается полезть!

Отлично!

Падая от одной стены к другой, мсье Пулетт добрался до гостиной, но Марго уже сидела на диване, как ни в чем не бывало. Она включила ящик и с деланным любопытством перещелкивала программы.

— Где ствол? — угрожающе спросил Лео.

— Ствол? — Марго сделала удивленный вид. — Какой ствол? О чем ты?

Лео задумался и повис на косяке. Собаки пришли следом за ним и вопросительно посмотрели на Марго. Лео, хватаясь за стол, за стеллаж, за стену рухнул в свое кресло.

— Ну… револьвер! Это ты его унесла! Больше некому! — мрачно сказал Лео. — Отдай мне его! И принеси бумагу и ручку! Ты обещала!

— Ручку?! — задумалась Марго. — Ручку… Пожалуй, в этом есть свой прикол.

Марго встала и направилась в кабинет. Ручку и бумагу она нашла без труда, прямо на столе Лео, рядом с клавиатурой компа.

— Держи! — сказала Марго и положила перед Лео бумагу и ручку. — Пиши! Только подробно, чтобы мне ничего не пришлось объяснять. И подумай о том, что флики затаскают меня по допросам! И вместо того, чтобы попасть на открытие своей выставки, я попаду в тюрягу! Тебе не жалко меня? Совсем?

— А ты не принесешь мне коньяк? — простонал Лео. — Я запутался. Мне надо выпить и все обдумать.

— Принесу! Мать твою! — вздохнула Марго и отправилась за коньяком.

Марго прикатила столик и остановила его возле Лео. Она даже налила коньяк в рюмку. Пусть Лео напьется до потери сознания и отрубится. Тогда можно будет уйти к чертовой бабушке на улицу и… Самой наконец выпить тоже, чтобы выкинуть все это дерьмо из головы.

А собственно! А кто мешает выпить рюмочку прямо сейчас? Тем более, у Марго осталось.

— Выпей со мной, — сказал Лео, поднимая на Марго заплаканные глаза.

— Давай, — сказала Марго и, чокнувшись с мсье Пулетт, покончила со своей дозой напитка.

Маслянное тепло потекло по пишеводу, и через некоторое время Марго увидела всю эту историю с другой стороны. Смешной. Ей вообще стало не понятно, почему Лео — взрослый журналист, который обычно проявляет максимум цинизма и пошлости, вдруг рыдает из-за того, что взвалил на себя вину за смерть сумашедшей арфистки.

— Лео! Но тебе не приходило в голову, что все равно — она когда-то бы умерла? — спросила Марго философски.

Но мсье Пулетт не ответил, он внезапно вскочил и захватил Марго в клещи своих жилистых рук.

94
{"b":"106651","o":1}