ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Женщина начинается с тела
Большая книга головоломок, задач и фокусов
Милашка
Песня черного ангела
Выключи работу, включи жизнь
Сулажин
Пока течет река
Эдвард Сноуден. Личное дело
Перерождение
Содержание  
A
A

Как Кодзики, так и Нихонги подробно освещают походы Тюай и Дзинго, предпринятые с начала против Кумасо на Кюсю, а затем, после смерти Тюай – против Силла. Чтобы понять эти походы, необходимо снова вернуться к обстановке, сложившейся в те времена на Корейском полуострове.

Падение Вэйского царства в Китае, установление там новой Цзиньской Империи, возникшие внутри страны междоусобные войны, усилившиеся вторжение кочевников – все это привело к потере Китаем своего влияния в Корее. В связи с этим обозначилось и ослабление Силла, опиравшегося на помощь Вэй, взамен чего начало усиливаться другое корейское княжество Когурё, захватившее в свои руки северные районы, бывшие до этого в китайском владении. Соответственным образом это отразилось и на положении Кумасо, также опиравшихся с однйо стороны на Китай, с другой – на Силла.

В этой изменившейся обстановке и произошли походы Тюай и Дзинго против Кумасо, а затем одной Дзинго – против Силла. Оба похода, как повествует японская хроника, – закончились успешно. Кумасо были приведены к покорности, царь Силла добился мира, поклявшись: "пока солнце не взойдёт с Запада, пока воды реки Ялу не потекут вспять, пока речные камешки не взлетят на небо и не превратятся в звезды, я буду весной и осенью представлять дань".

Вслед за Силла будто бы изъявило покорность и другое царство в Корее – Пякчэ, также уплатившее дань. Эти события приурочиваются к 346 г. Однако, насколько это завоевание было непрочным, показывает тот факт, что и самой Дзинго и ее преемнику Одзину пришлось не раз предпринимать повторные экспедиции: в 382, 385, 399-400 гг. Две экспедиции предпринимались и при следующем царе Нинтоку. Эти новые походы были связаные с продолжавшимися на полуострове распрями, главным образом, с борьбой Силла и Пякчэ. При этом японцы обычно выступали в союзе с Пякчэ. Обращение Пякчэ к помощи японцев в известной мере объяснялось опасностью не только со стороны Силла, но и со стороны еще другого противника – княжества Когурё.

Рассказы о походах на Корею имеют одно основное значение: они свидетельствуют о том же завоевательном процессе, который наблюдался и до сих пор. Набеги на Корею с целью наложения дани, т.е. грабежа, или же представляющие одну из форм обмена, были и до этого; об этом красноречиво говорят корейские хроники. В эпоху Тюай-Дзинго-Судзин эти набеги приняли только по-видимому более крупные масштабы. Результатами же их было только одно – о чем неустанно говорят японские хроники: собирание дани. Характерно, что уже в мифе о Сусаноо есть упоминания о корейском золоте и серебре. Японские хроники с восторгом рассказывают, как Дзинго вывезла дань на 80 кораблях. Возможность же осуществления таких больших заморских походов была подготовлена предшествующим процессом завоеваний внутри страны: по-видимому, к эпохе Сэйму образовавшийся на базе союза родов Ямато общеплеменной союз был уже достаточно сильным.

Нужно сказать, что Дзинго пришлось предпринимать не только внешние походы. Хроники рассказывают, что в отсутствие Дзинго был поднят мятеж принцами Кагосака и Осикума, подавленный вернувшейся Дзинго с помощью Такэноути-но сукунэ. Важно отметить, что этот мятеж ставится в связь с теми большими трудностями для населения, которые вызвал заморский поход: приходилось затрачивать много средств и трудов на постройку кораблей для переезда в Корею, в экспедицию бралось много народу и т.п. Пришлось подавлять восстание рода Ямабэ и Амабэ и преемнику Дзинго – Одзин. Все это указывает на то, что некоторые из родов – данников стремились при удобном случае освободиться от этой дани.

С именем Одзина, сына и преемника Дзинго, связаны главным образом рассказы о внешних сношениях и о прогрессе ремесел внутри страны. Так, рассказывается, что в его царствование прибыл от князя Пякчэ посланец, по имени Атики, поднесший правителю Японии "добрых коней". Этот Атики, как человек грамотный, был поставлен учителем наследного принца Ваки-Ирацуко. Если считать это прибытие фактом, то его следует приурочить к 399 году. В следующем, 400 году из Кореи приехал специально призванный по совету Атики "ученый" Вани, поднесший Одзину две корейских книги: учебник грамоты "Пяньцзывэнь" и "евангелие" раннего конфуцианства – "Рассуждения и беседы" "Лунь-юй". Этот Вани и занял место Атики по обучению царских детей. Затем при Одзине произошло переселение из Кореи в Японию большой группы – будто бы населения целых 127 округов под предводительством Юдзуки-но кими, китайца по происхождению. Отмечается прибытие "родоначальника" корейских кузнецов" в Японию – Такусо, ткача из царства У в Китае – Сайсо, винокура Нихо. Далее рассказывается о втором большом переселении из Кореи: в Японию приходит будто бы население 17 округов под предводительством Ати-но оми с сыном Цуго-но оми, по происхождению тоже китайцев. Эти Ати-но оми и его сын посылаются затем в Китай за ткачихами и портнихами.

С царствованием следующего царя – Нинтоку связывается целый ряд событий. Прежде всего знаменательна та распря, которая разыгралась среди наследников Одзина из-за наследования. Эта распря свидетельствует, во-первых, о том, что в союзе родов Ямато все еще велась внутренняя борьба, во-вторых, о том, что положение главы этого союза было настолько заманчивым, что из-за него велась борьба различных претендентов. Это значит, в частности, что положение главы союза было соединено с владением своих особых имуществ, отдельного от общего имущества рода. Далее, с именем Нинтоку связано установление "минасиро" и "микосиро", т.е. групп подневольного населения, работающего на царя. В его царствовании упоминаются и налог, и повинность, которые он то снимает, видя обнищание народа, то снова вводит, заметив, что благосостояние к населению союза снова вернулось.

Сведения, приурочиваемые к последующему царствованию – царя Ритю, снова подтверждают характер формирующегося племенного объединения как союза родов. Нихонги рассказывает, что при Ритю правили вожди четырех родов: Хэгури Цуку, Сога Мати, Кацураги Цубура и Мононобэ Ирофуку. Необходимо заметить, что роды Хэгури, Сога и Кацураги считаются различными ветвями рода знаменитого "Канцлера" Дзинго – Такэноути-но сукунэ. Это означает, что власть царей, т.е. вождей центрального рода Ямато была условна и временами очень неустойчива.

С царствованием Ритю связывается и еще одно важное указание: при нем была устроена т. наз. "внутренняя сокровищница" (утикура). Этот факт имеет следующее значение: при дворе царей Ямато с древности существовала "священная сокровищница" (имикура), гл. обр. для принадлежностей культа, бывших в распоряжении царей как главных жрецов, т.е. составлявших как бы их личное имущество; теперь появилось имущество, уже не связанное с жреческими функциями, в обусловленное положением царей, как глав союза родов; именно для хранения этого имуществ и была организована "внутренняя сокровищница".

После кратковременного царствования Хансё, не ознаменованного ничем замечательным, во главе племенного союза становится Инке. С его именем связано, во-первых, упорядочение образовавшихся к тому времени фамильных обозначений (кабанэ), во-вторых, "судилище" (кугатати), имевшее целью установить тех, кто именно "обманно" присвоил себе эти фамильные обозначения. Как тот, так и другой факт свидетельствуют о складывающихся классах и о зарождении классовой борьбы и поэтому они будут рассмотрены в другом контексте.

Н.И. КОНРАД: ЛЕКЦИИ ПО ИСТОРИИ ЯПОНИИ (11)

Краткое, ничем не ознаменовавшееся царствование Анко сменяется царствованием Юряку, "вступающим на престол" также после жестокой борьбы с другим претендентом. При Юряку (456-479) отмечается чрезвычайное развитие ткацкого дела: за ткачихами снаряжаются посольства в "царствование У" – в Южный Китай. Юряку заботится и о шелководстве: он собирает в одно место расселившийся повсюду род Хата и заставляет его заниматься шелководством. В результате шелковые ткани начинают поступать в таком количестве, что Юряку принужден для хранения их устроить "большую сокровищницу" (Окура) – уже третью по счету. Заведующим всеми тремя сокровищницами ставится глава рода Сога – Мати, непосредственным же хранителем "большой сокровищницы" становится глава рода Хата. Это все означает, насколько условна была власть т. наз. Царей Ямато.

11
{"b":"106654","o":1}