ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Теоретически это вполне осуществимо. Да, теоретически, так как идея пока что не воплощена в жизнь. Но мы должны обогнать англичан и французов, это даст стране общий технологический толчок…

– Согласен, но при чем тут храм?

– Отвлекающий момент. Нам нужен фактически небольшой завод с механическими, электрическими и иными технологическими мастерскими и лабораториями.

– Это в храме-то?

– Нет, для предприятия уже возведено капитальное бетонное строение.

– Молодец, молодец, – похваливал Инукаи. – И построено оно не на голом месте, не мозолит глаза любопытным; лишь как одно из сооружений, оно не слишком обращает на себя внимание. Все на храм пялятся.

– Автоматическая шифровальная машина… – предпринял атаку с иного направления лейтенант Итагаки. – Жюлем Верном отдает, фантастическим романом. У нас ведь армия, а не литературный салон.

– Ничего фантастического! Счетные машины существуют в реальности с незапамятных времен. Паскаль и Бэббидж… А машина для игры в шахматы Кеведо?

– Ну, не слишком они военные, – поморщился Исивара.

– Эта шахматная машина демонстрирует возможности техники, она обладает человеческим интеллектом.

– Ну и что?

– А то, что составленный этой машиной код человеку не по зубам, – поспешил на помощь Хитоси старец Инукаи.

– И кроме того, – подхватил Хитоси, – шифровальная машина исключает ошибки, свойственные человеку, она не отвлекается и не устает.

Исивара тяжело вздохнул:

– Что ж, командир, если вы верите в этот проект…

– Когда я говорил, что я в него верю? – подпрыгнул старец.

– Как? – изумился Хитоси. – Я вас тоже именно так понял.

– Ах, молодой человек, молодой человек, какая трогательная наивность! Конечно же, я в восторге от вашего проекта и от всего сердца желаю, чтобы он завершился успешно. Но интересует-то меня лишь мое правительственное будущее. Не воображайте, что я готов потакать любому вашему капризу. Я слежу и контролирую. Ах, нынешние молодые люди… А костюмы… А прически… Итагаки чуть подался вперед.

– Извините, командир, я не вполне понял. Вы поддерживаете проект или нет?

– Поймите меня правильно, – задушевно проворковал Инукаи, – единственное, что меня волнует, – пост премьера. Чтобы влезть в премьерское кресло, я должен выполнить определенные действия и добиться определенных результатов. И не наделать глупостей. Баланс на проволоке без зонтика! Политика – штука весьма беспокойная, скажу я вам.

– Я пока так и не понял, поддерживаете ли вы проект, – заметил Хитоси.

– Конечно поддерживаю, дорогой мой, поддерживаю безоговорочно… Впрочем, с одной оговоркой: мне нужен результат. Если все идет хорошо – вы всегда получите мою помощь. Если что-то не так – я сразу выхожу из игры и поднимаю вопль, что меня предали. Такие в этой игре правила. Вот взгляните-ка!

Он вытащил из ящика два листка, аккуратно сложенных вчетверо. Голос зазвучал зловеще, глаза метали молнии. Казалось, из его рта сейчас угрожающе высунется раздвоенный язык ядовитой змеи.

– Вот они, уже готовы. Письма поздравительные… или обличительные, в зависимости от результатов. Осталось вписать фамилии… Подпись, печать – и кто-то осчастливлен… или обречен. Хе-хе-хе, прелестная шуточка…

Лейтенанты примерзли к сиденьям. Хитоси почувствовал, что смешок старца отозвался холодком вдоль позвоночника.

– Ну-ну, пошутил, пошутил. – Старец снова захихикал, но уже без зловещих ноток в голосе. – Лейтенанты Иси-туда и Ита-сюда, как вы отнесетесь к повышению в звании в награду за вашу самоотверженную деятельность на благо отечества?

Чуть позже Хитоси представил на рассмотрение руководства эскизный проект, лейтенанты Исивара и Итагаки стали капитанами. Старец Инукаи перебирал цепкими пальцами свою бородешку, ерзая в кресле. Все складывалось наилучшим образом. Эта машина станет его детищем, думал он. Он ее будет защищать, лелеять, а она достигнет невероятных результатов.

Принцессе Кагуя еще не исполнилось и шести лет, а двор уже осознал, что вырастет она красавицей неотразимой. В поведении этой крошки чуть ли не с младенчества прослеживались аристократические замашки. Взгляд ребенка лениво и высокомерно скользил по людям и предметам, фиксируя каждый объект в течение лишь нескольких секунд. Длинные шелковистые волосы ночной черноты вызывали зависть придворных дам. Звучный голос заставлял слуг сломя голову нестись на зов.

Как и все дети ее возраста, она любила выкинуть какой-нибудь фокус, и не всегда безобидный. Однако при взгляде на нее у взрослых исчезала мысль о наказании этого чудесного создания.

– Удивительно! – ворчал, глядя на нее, согнутый возрастом Умако. – Папаша ее – феноменальный урод и полный кретин. А создал такое чудо. Непостижимо!

В свободное от издевательств над слугами время принцесса любила глазеть в окно. Заметив однажды старика, рубящего бамбук, она спросила у молодой служанки, прибирающей в помещении:

– Кто это там… вон тот, в лохмотьях?

– Это старый человек, принцесса. Он срезает бамбук.

– Срезает бамбук? А зачем он срезает бамбук?

– Зарабатывает на жизнь, принцесса. Такая у него работа. Он собирает бамбук в дворцовом лесу и продает его крестьянам. Ему разрешено это делать, потому что он очень старый. И всем это на пользу. Ему – потому что крестьяне платят за бамбук. Нам – потому что лес очищается.

– Значит, он получает за бамбук деньги.

– Да, принцесса, простые люди тоже деньгами пользуются.

Ночью, когда все во дворце спали, принцесса Кагуя пробралась в дворцовую сокровищницу и набрала там золотых самородков. Затем она сбегала в лес и распределила добычу по стеблям бамбука. Посмеиваясь, вернулась в спальню.

– Интересненький денечек завтра, интересненький…

Действительно, старик, осыпанный золотом, чуть было не сбежал, обуянный непонятным страхом, однако оправился, отдышался и продолжил работу. Принцесса наблюдала за ним из окна.

– Крепкий дедулька, цепкий дедулька.

Старик вгрызался в бамбук, с бамбука сыпались внедренные в него кусочки золота. Ошеломленный таким подарком судьбы, растерянный старик приблизился к одному из дворцовых стражей и попросил вызвать кого-нибудь из сокровищницы. К нему вышел помощник хранителя.

– Так ты говоришь, что нашел это в зарослях бамбука?

– Да, многоуважаемый, все так оно и было. Я ведь каждый день бамбук режу, а сегодня, видишь ли, такое приключилось… Скажи, это и вправду золото?

– Да, золото, вне всякого сомнения.

– Чудо! Истинное чудо, многоуважаемый! Боги решили наградить меня за долгие годы мучений. За деток моих, покойников, за жену… в родах умерла, страдалица; такая была милая, спокойная, слова дурного от нее не слышал… А я всю жизнь честно работал, не подался в разбойники на большую дорогу, не воровал… И вот небеса меня наградили.

– Так ты уверен, что это золото принадлежит тебе?

– Ну… А как же иначе-то? Ведь я его нашел, так? Но жить мне осталось недолго, куда мне столько золота… Один кусочек я пожертвую нашему славному повелителю, другой принесу в жертву богам. Еще один этому новому богу, которого, я толком не знаю, но говорят, что он бог хороший, добрый, надо его уважать.

– Пожалуй, ты прав, старый пес, жить тебе осталось действительно недолго. Ты видишь эти маленькие кружочки на золоте?

– Где? Да-да, сначала не заметил, смотри-ка ты, какие затейливые. Что-то внутри нарисовано.

– Так вот, это клеймо императорской сокровищницы. И сегодня утром обнаружилось, что не хватает как раз двенадцати самородков. Вот они, ты их все приволок.

– Да ну?

– Стража, взять его! Он ограбил сокровищницу его величества.

– Что ты, что ты, многоуважаемый! Я нашел это в лесу, говорю тебе!

22
{"b":"106656","o":1}