ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Женщины, о которых думаю ночами
Жуткое
Эйсид-хаус
Лечим «нечегонадеть» самостоятельно, или Почему вам не нужен «стилист»
Диагностика и моделирование судьбы. Практическое руководство по коррекции чакр и раскрытию сверхспособностей
Тонкая грань между нами
О чем мы солгали
Королевская гончая
Эмоционально-образная терапия каждый день
A
A

– Ну, отец, ну еще одну… одну-единственную…

– Сын, боюсь, что какой-то гнусный мононокэ проник в твой незрелый, юный ум. Ты совершенно не усвоил положений Доброй Веры о неприкосновенности жизни человеческой и всякое там в том же духе…

– Да, правда, все забыл. Надо бы повторить.

– Вот и отлично. Итак, никого на кол не сажать, никому голов не рубить, глоток не перерезать, животов не вспарывать, кожу не сдирать без достаточных на то оснований.

– Отец, но дедушка говорил, что врага следует прихлопнуть, прежде чем он подготовится к защите.

– Знаю, знаю, но вспомни, как твой дедушка – да хранит его дух небесный Дарума и все босацу, – вспомни, как твой дедушка сам хлопнулся в конце концов.

И отец приказал сыну более никого не убивать, не поставив его в известность. И закопать труп гонца, ибо в коридоре уже начинало пованивать. Огорченный Ирука удалился, вздыхая и кляня судьбу:

– Что за радость с того, что я Сога, если никого кокнуть не дают!

К Ямасиро отправили другого гонца с предложениями Эмиси. Узнав, как встретила его соперника принцесса Кагуя, принц Ямасиро злорадно ухмыльнулся и решил, что все не так уж и мрачно и возвращение ко двору не причинит ему особых неудобств. Но законы империи, как хорошо было известно принцу, требовали наказания виновного. Не желая жертвовать своей драгоценной особой, принц Ямасиро приказал это сделать своему верному другу принцу Сакаибэ.

– Умереть за вас – большая честь, господин, – ответствовал принц Сакаибэ, услышав почетный приказ.

– Ты умрешь не впустую, – утешил его Ямасиро. – А чтобы тебе не было одиноко в королевстве мертвых, возьми с собой детей.

– Господин добр ко мне. Я с радостью возьму в последний путь свое потомство.

Сакаибэ распростерся перед другом и отправился за сыновьями, чтобы сообщить им о важной миссии. Им предстояло явиться ко двору, дабы надлежащим образом расстаться с жизнью. Старший, добрый сын, без всяких возражений подчинился отцовской воле. Младший же, напротив, выпучил глаза и завопил:

– Да вы с ума сошли, оба!

Он вскочил на коня и ускакал в храм на горе Унэби. Там жила монахиня, которая не отказывалась от его подарков и от его знаков внимания. Добрая женщина сначала обрадовалась, увидев своего любовника, но затем, услышав его рассказ, призадумалась. Ей вовсе не хотелось навлечь на себя обвинение в укрывательстве. Такое обвинение влекло за собою смерть. Кроме того, если сын Сакаибэ потерял свое положение, то никаких подарков более не будет. Чувство смазливой монахини к младшему Сакаибэ напрямую зависело от количества и ценности привозимых им сувениров. Тем не менее нежно и ласково приняла она молодого человека.

– Можешь на меня рассчитывать, милый, я не оставлю тебя в беде.

Этой ночью она неистово доказывала ему свою преданность. Трижды излив свою мятущуюся душу в недра пылкой подруги, утомленный беглец заснул. Монахиня крепко сжала обеими руками меч спящего, размахнулась и неловко, но очень сильно ударила им по шее любовника… Еще и еще раз… Кровь залила постель. Сразу же ко двору пустился молодой послушник, чтобы сообщить о происшедшем Сога.

Послушник прибыл сразу после того, как принц Сакаибэ и его старший сын расстались с жизнью. Ирука, который еще вибрировал восторгом, вытирая окровавленный клинок, взвился от возмущения, вонзил оружие в живот молодого гонца и медленно поворачивал его там, наблюдая за поведением новой жертвы. Вестник извивался на клинке, а Эмиси с видом удивленным и несколько недовольным подошел к сыну.

– Зачем?

Ирука еще разок провернул меч и почтительно ответил:

– Отец, эта монашка лишила меня удовольствия. Ее надо доставить сюда и четвертовать.

– Нет, сын, ты не прав. Эта женщина поступила верно и храбро. Мы должны ее за это наградить. Мы пригласим ее во дворец. Жить на горе Унэби не слишком сладко, особенно зимой.

Ирука ничем не проявил своего недовольства и как добрый сын исполнил распоряжение отца. Таким образом убийца стала придворной дамой четвертого ранга в покоях императрицы. Некоторые буддийские священники возражали, считая, что не следует так поощрять убийцу любовника. Однако монах Мин решительно заявил, что в нирване случается еще и не такое. Недовольных же, добавил он, можно, не причиняя им никакого вреда, связать и бросить изголодавшимся диким собакам. Вопрос тут же оказался исчерпанным.

Через несколько недель Тамура взошел на трон. Облаченный в длинную пурпурную накидку, он с отвращением взирал на раздувшихся от собственной значимости жрецов-синтоистов, ведущих церемонию. На коронацию собрался весь двор, даже принц Ямасиро, преклонив колена на оранжевую шелковую подушку, глазел на процессию, стараясь спрятать змеившуюся в уголках рта усмешку. Отсутствовала только принцесса Кагуя. Всю ночь она любовалась луной, а как рассвело, започивала, вот ведь как…

– Так и не придет? – Тамура рыскал взглядом вправо-влево. – Неужели не придет?

– Благороднейший Тамура, – обратился к нему верховный жрец, вытягивая перед собою что-то продолговатое, – принцы и монахи, генералы и министры во исполнение воли усопшей ее величества императрицы сочли за счастье предложить вам имперскую печать.

– Черт бы ее побрал, – пробормотал себе под нос Тамура, сжимая в потной ладони странный символ власти.

– Проклятье, еще эта засуха!

– Ваше величество, не забывайте, что население во всех природных бедствиях винит правительство.

– А то я не знаю! Очень мне нужно было лезть в императоры… Да кто ж меня тогда слушал!

Девятый год правления императора Тамура начался еще хуже предыдущего, хотя казалось, что хуже некуда. Сначала ужасный ураган, опустошивший селения и леса, затем страшной силы землетрясение, разрушившее все, что уцелело от порывов бури. Потом крестьяне, копошившиеся в развалинах, увидели молнию в безоблачном небе, провозвестник крупных несчастий. Молния угасла, крестьяне возобновили свою муравьиную возню, ожидая дальнейших неприятностей.

Долго ждать не пришлось. За всю весну – ни капли дождя. За сухой весной последовало необычно жаркое лето. Палящее солнце сжигало все живое, старики сосали камушки, чтобы обмануть жажду.

– Плохо дело, ваше величество. Растения засыхают, не дав плодов. Адская засуха – потом адский голод.

– И уменьшение налоговых сборов, – каркал казначей. – Придется налечь на крестьян, наш главный источник поступлений.

– И крестьяне превратят в фарш сборщиков налогов, – заметил один из наиболее рассудительных министров. – Наши крестьяне очень милые люди, кроткие труженики, однако пустые желудки толкают их на глупости…

– Вот-вот, – подхватил Тамура. – Ко всем прелестям добавятся еще и голодные бунты. Прекрасное время предстоит, ничего не скажешь.

Голод унес две или три тысячи жизней. Ирука сопровождал сборщиков налогов и вернулся, прибавив к счету своих жертв еще два-три десятка трупов. Но никто пока не бунтовал. Крестьяне приносили своих покойников к вратам буддийских храмов, а священники подсчитывали барыши.

– Ваш муж умер в поле, изнуренный работой и голодом, – заунывно вещал монах, заглядывая в список. – Вы, бедная вдова, остались с пятью детьми. За церемонию с вас причитается три мешка риса. Церемония включает также погребальные носилки, дрова для кремации, благовонные палочки и все остальное.

– Сжальтесь, почтеннейший, после сбора налогов у нас вообще ничего не осталось.

– Ладно, два мешка риса. Соглашайтесь или уходите.

– Хорошо, хорошо. Я заплачу, только подождите до урожая, я…

– О добрейшая, я бы подождал, но небесные существа ждать не могут. Как я осмелюсь обратиться к великому Будде, если не смогу ему ничего предложить? Дух вашего покойного мужа не может ждать. Если вы не заплатите сейчас, он не только сгинет бесследно, но и новые несчастья не замедлят обрушиться на вас и на вашу семью. Два мешка!

33
{"b":"106656","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Алхимия советской индустриализации. Время Торгсина
Утиная семейка. Комиксы о родителях и детях
Карта Мечты
Инвестор
Я беременна, что делать?
Холмс вернулся. Дело Брексита
Тараканы в твоей голове и лишний вес
Все мы смертны. Что для нас дорого в самом конце и чем тут может помочь медицина
Землянки – лучшие невесты. Шоу продолжается