ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Девушка, которая должна умереть
Математические головоломки
Голая женщина в метро
Магия психотерапии
Господин Мани
Вибрационная терапия. Вибрации заменяют все таблетки!
Сущность
Содержание  
A
A

– Ты постарайся побыстрее управиться, приятель. Неизвестно, когда Билли велит нам выбираться отсюда. Не думаю, что мы тут надолго.

– Ладно, я мигом.

И он быстро пополз вперед, ощупывая руками землю перед собой. Так он продвигался долгие часы – прошло ровно пятнадцать минут, – иногда слышался одинокий выстрел, иногда где-то далеко взрывалась бомба. Флорри чувствовал себя так, будто попал в самую глубокую и заброшенную шахту Ноттингема. Он уже воображал, что слышит стон оседающих стен и вдыхает пыль начинающегося обвала.

«Черт тебя побери, Джулиан, где же ты, наконец? К чему эти глупости?»

В этот момент он уловил легкое движение впереди и выхватил оружие. В нескольких шагах от него сидела крыса, такая огромная, что больше походила на кошку. Она пристально посмотрела на него отвратительными маленькими глазками и зашевелила усами. Флорри, всей душой ненавидевший крыс, поискал ощупью камень, нашел несколько, выбрал побольше и запустил им в крысу. Бросок вышел слабый, и мерзкая тварь продолжала смотреть на него с каким-то даже оксфордским высокомерием.

«Ах, так ты, оказывается, крыса университетская! Может, даже крыса из Тринити-колледжа?»

Но тут она неторопливо удалилась.

Флорри почувствовал, что ему не хватает воздуха. Постарался взять себя в руки и пополз дальше. Ясно, что крысы с нынешнего дня будут числиться среди его самых отъявленных врагов. Он перелез через поваленное бревно. Неподалеку валялся чей-то труп, но Флорри ничего не мог разобрать в этой темноте, к тому же тело было настолько покрыто грязью, что казалось каким-то кулем мокрых тряпок. Он полз дальше и дальше. Кругом все точно застыло, и единственным долетавшим до него звуком был звон капель дождя, падавших в лужицы.

– Джулиан, где ты, Джулиан? – шепотом позвал он. Нет ответа.

Наверху разразился грохот ружейного огня, на него гневно ответили. Фашисты готовятся к контрудару. Туман начинал подниматься, цепляясь за все и повисая клочьями. Как будто отвратительное варево разбрызгали по траншее.

– Джулиан?

Ему пришла в голову мысль, что Джулиан мог давно вернуться и теперь болтает с ребятами, бахвалясь своими подвигами, угощает их бренди из фляжки какого-нибудь фашиста.

«Черт тебя подери, Джулиан, как это на тебя похоже. А я как дурак торчу неизвестно где».

– Джулиан! – снова окликнул он тихо.

Как далеко он уже забрался? Близко ли фашисты? Его охватило страстное желание поскорее вернуться к своим. Искушение было так велико, что ощущалось болью. Но он знал, что не должен этого делать. Он не может бросить Джулиана здесь. Они слишком тесно связаны друг с другом.

Он прополз еще несколько футов, изо всех сил вглядываясь вперед сквозь клочья тумана. Добрался еще до одного поворота траншеи и вытянул шею, заглядывая за него.

– Тс-с! Они совсем рядом, Вонючка.

– Джулиан…

– Тише же! Думаешь, я не слышал, как ты пыхтел, пока сюда полз? Хорошо еще, что они не обратили внимания.

Джулиан сидел скрючившись в небольшом углублении в стенке окопа.

– Как я рад, что ты в порядке. Пошли. Моури сказал, что в любой момент может начаться атака.

– Точно. Послушай, этой траншеей они не пойдут, тут до черта всяких поворотов, к тому же они думают, что мы держим ее под обстрелом. Они, конечно, пойдут верхом, да и туман им на руку. Так вот, когда они пойдут в наступление…

– Ты что придумал?

– Слушай меня, дружище. Когда они пройдут мимо нас, мы с тобой пробежим немного вперед, в их сторону. Это рядом, я там уже был. И я швырну бомбу в их сволочной «максим» и накрою его.

– Нет, Джулиан. Я против. Моури сказал, что наша атака не удалась. Мы оказались одни, никто больше не выступил. Тельмановцы и с места не сдвинулись.

– Ну и что? Это еще не значит, что все было напрасно. Проклятые ублюдки.

– Идем отсюда.

И тут, не успев даже закрыть рот, Флорри замолк, услышав, как накатывается на них шум огромной движущейся массы людей. Джулиан толкнул его к углублению в стенке, и они упали рядом на грязную землю, прикрывая друг друга. Флорри едва дышал, чувствуя, что сердце колотится так сильно, что заболела грудная клетка. Он даже слышал, как стучит сердце Джулиана. До их слуха доносилось шарканье подошв, но сфокусировать внимание на чем-нибудь определенном Флорри не удавалось. Шепотом произнесенные испанские слова команд казались ему невнятным щебетом птиц. Слышалось позвякивание ружей, случайное клацанье затвора.

Каждую секунду Флорри ожидал, что их обнаружат. Одна людская волна катилась за другой. Должно быть, они получили подкрепление. Целая армия плыла мимо них сквозь туман.

– Приготовься, – скомандовал Джулиан и, отодвинувшись от Флорри, заскользил вдоль траншеи, сжимая в руке бомбу.

Флорри последовал за ним с «уэбли» наготове.

Резкая россыпь выстрелов возвестила о начале атаки. До Флорри доносились ружейные хлопки и разрывы бомб. Под прикрытием этого шума Джулиан вскочил, выпрыгнул из окопа и длинными шагами помчался вперед, флорри спешил следом.

«Максим» открыл огонь, он был где-то совсем рядом: его очереди казались оглушающе громкими. Он с невероятной скоростью сыпал пули в ночь и показался Флорри каким-то фабричным механизмом, трудолюбиво стучащим и рассыпающим искры. Джулиан выдернул первую чеку и бежал к полосе гладкой земли между той траншеей, где они прятались, и другой, гораздо большей, где располагались вражеские позиции.

То, что произошло потом, случилось необыкновенно быстро, особенно после его долгого пути сквозь заброшенную шахту Ноттингема. Прямо перед Джулианом выросла фигура юноши и прицелилась в него из ружья. Флорри мгновенно вынырнул из-за спины Рейнса и выстрелил парню в лицо.

– Умеешь стрелять! – звонко выкрикнул, не замедляя бега, Джулиан и выдернул вторую чеку.

В следующее мгновение он зашвырнул бомбу туда, откуда неслась пулеметная стрельба, и отпрыгнул назад, сбив Флорри с ног. Взрыв оказался таким сильным, что осветил небо горящими осколками, взметнул струю обжигающего ветра и забил им уши. «Максим» резко замолчал, захлебнувшись.

– Бежим! – завопил Джулиан, устремляясь мимо Флорри.

Тот вскочил на ноги. Какие-то темные тени выскочили из вражеских окопов и помчались на них. Тогда он выпустил по ним пять оставшихся в магазине патронов. Тени отпрянули, и он бросился догонять Джулиана.

– Скорее, Вонючка! – вопил тот, таща Флорри за собой.

Он был словно пьян от счастья.

– Боже мой, дружище, как это чертовски прекрасно! Да это же самое лучшее из всего, что знавал старичок Джулиан. Бамс, и ты разнес ему всю харю!

Но вместо ликования Флорри испытывал лишь стыд и недоумение. При вспышке пламени он разглядел лицо того юноши. Ему было лет пятнадцать, над губой только начали пробиваться усики. Пуля попала прямо в череп. Эта огромная, как паровоз, пуля снесла ему не меньше половины головы. Он рухнул, заливаясь кровью, прямо у их ног. Сразу такой мертвый. Господи, ну почему это был не мавританский сержант или какой-нибудь германский полковник? Почему это был глупый молодой парень?

Джулиан изо всех сил тащил Флорри вперед. В темноте грохот взрывов и треск автоматных очередей раздавались одновременно со всех сторон. Горизонт пылал, охваченный странным светом. Траншея казалась бесконечной. Пули врезались в землю или со своим смешным «хоп-хоп» отскакивали от мешков с песком. Вдруг Джулиан резко подался назад и, падая на землю, увлек за собой Флорри. Уже лежа, тот услышал, как мимо них пробегает огромная масса людей. Видимо, захлебнувшаяся из-за потери «максима» атака откатывалась назад.

– Слушай, нам тут не пройти. Наверное, кто-то засел в этой же траншее там, впереди.

– А, гады.

– Точно. Ужасно некрасиво с их стороны, да? Почему бы нам не отползти на сотню метров влево? Если не будем высовываться, все обойдется. А когда они вернутся на свои позиции, мы выползем и сможем добраться до своих. Правильно?

– Молодчага.

– Джулиан умница, обо всем подумает. Тогда двинули.

41
{"b":"106662","o":1}