ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Человек, стрелявший ядом. История одного шпиона времен холодной войны
Подменыш
Князь Холод
Radiohead. Present Tense. История группы в хрониках культовых медиа
Сыщики 45-го
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Мой ангел, как я вас люблю!
Марья-Царевна
Тред психолога
Содержание  
A
A

– Нет, зачем же. Вас поведут вниз, там на склоне горы имеется небольшой лесок. Могила уже вырыта. Собственно, она была вырыта еще вчера утром.

Он разжег сигарету и неожиданно дружеским жестом вставил ее в рот Флорри. Затем добавил:

– Их, этих могил, даже две.

В эту минуту Флорри увидел ее. На плечи девушки набросили какую-то накидку, чтобы она не мерзла, но руки ее были связаны.

– Вы же мне обещали… – возмущенно начал Флорри.

– Я пытался сдержать обещание, спорил с ними. Но судьи оказались непреклонны. Вы отправили свое послание именно ей. Именно она сидела рядом с Бреа в тот роковой час. Им совершенно ясно, что она тоже шпионка.

– Что за глупость, Стейнбах, она совершенно не виновата! Объясните им это, ради бога.

– Увести их, – бросил Стейнбах, отворачиваясь. – Хватит возиться с этим грязным делом.

Грубые руки парней подтолкнули Флорри к дорожке.

– Сильвия, до чего мне досадно, – обратился он к ней. – Это все так несправедливо.

Сильвия обратила к нему мертвый взгляд.

– Я знала, на что иду.

– Сильвия, я люблю тебя, – произнес Флорри.

– Как будто это имеет какое-нибудь значение, – сказала она и слегка покачала головой.

Они спускались по крутой, уходящей вниз дороге в сопровождении пятерых конвойных, самому старшему из которых было не больше двадцати, его называли sargento. Привести приговор в исполнение было поручено именно ему. По обеим сторонам тропы темнел густой лес. Стояла полная тишина, хотя небо уже наливалось светом. В воздухе висела сырость. Постепенно дорога резкими поворотами увела их с горы Тибидабо, и, свернув еще несколько раз то вправо, то влево, преодолев расстояние примерно в полмили, они услышали приказ sargento остановиться.

– Сюда, – вежливо, по-английски, сказал он.

В руках sargento держал большой самозарядный пистолет, у остальных были устаревшие винтовки.

Он повел их в сторону от дороги, через густые заросли почти непроходимого подлеска. Не пройдя и нескольких сот футов – продвигаться было почти невозможно из-за очень сильной крутизны в этом месте, – они оказались на небольшой полянке, на которой зияли две неглубокие ямы.

– Какая жалость, правда? – спросил Флорри. – Эти законченные дураки губят сами себя. Скоты, идиоты какие-то.

– Слушай, может, помолчишь немного? Мне совсем не до твоей болтовни.

Конвойные подвели их к краю могил, затем, отойдя на несколько шагов, стали неумело строиться, формируя нечто, отдаленно напоминающее расстрельный взвод в исполнении дилетантов. Вооружены они были самым разномастным ассортиментом ружей, самый молодой выглядел совершенно больным от страха перед предстоящим, и Флорри не мог не пожалеть несчастного. Sargento был единственным, кто сохранял какое-то присутствие духа. Он с важным видом осмотрел оружие каждого, выровнял строй, проверил, правильно ли пристегнуты предохранительные ремни.

«Из подонка вышел бы неплохой большевистский комиссаришка, – подумал Флорри. – Досадно только, что он оказался не на той стороне».

Черт подери этих недоумков, долго они еще будут тянуть? Колени у него начали подрагивать, дыхание вырывалось странными всхлипами. Широко распахнутыми глазами он смотрел на пролетающих птиц, скользящие облака, на все земное. Сильвия прислонилась к нему, она едва держалась на ногах; он чувствовал, как дрожит ее тело, и хотел бы хоть чуть-чуть поддержать ее или по крайней мере немного успокоить в такой ужасный момент.

– ¡Preparen para disparar![115] – скомандовал sargento.

Юнцы подтянулись и попытались выровнять позиции. Взяли ружья наизготовку для прицельной стрельбы. Мушки прыгали как пьяные перед их глазами, винтовки, очевидно, были слишком тяжелы для полудетских рук. Один из этих идиотов даже примкнул штык к своему ружью.

Сильвия разрыдалась. Она бы упала на землю, если бы Флорри кое-как не поддерживал ее связанными руками. Он огляделся. Лес, залитый лучами восходящего солнца, дрожащие колонны тумана, мягкий, насыщенный влагой воздух – все жадно впитывали его глаза.

«Пусть все на земле будет таким прекрасным, – помолился он тихо. – Пусть оно таким останется».

– Apunten,[116] – рявкнул sargento.

– Сволочи, – услыхал собственный голос Флорри.

И тут они услышали шум.

– Esperan. ¿Que es eso ruido?[117]

Сначала это был отдаленный шорох медленно двигающегося через лес автомобиля. Этот звук был настолько тихим, что его можно было не расслышать. Но он постепенно приближался, становился более настойчивым и громким, шум работающего мотора – нет, двух моторов, а возможно, даже и трех, взбирающихся вверх по склону Тибидабо тяжелых автомобилей.

– Es uno camión, sargento,[118] – заметил один из бойцов.

– ¡Carrajo! Bueno, no disparen,[119] – неохотно приказал сержант, недоуменно озираясь по сторонам.

Солдаты выронили оружие.

Между деревьями уже показались грузовики, громоздкие и нескладные, они ползли вверх. В кузовах сидели солдаты.

– Асалтос, – испуганно прошептал кто-то.

Грузовики затормозили всего в нескольких шагах от них. Офицер отдал приказ, и люди стали спрыгивать на землю, гремя оружием. Почти к каждому ружью были примкнуты штыки. Быстро построившись, с винтовками наперевес, они бегом устремились прямо туда, где находился давешний барак. Двое штурмовиков замыкали цепь, один из них тащил в руках пулемет «хочкис», другой – треногу к нему.

– Сталинисты добрались до Стейнбаха, – пробормотал Флорри.

Сильвия, потеряв сознание, упала на землю, но никто даже не заметил этого.

На вершине горы события развивались без задержки. Мгновенно был открыт огонь. До них донесся сухой раскатистый треск ружейных выстрелов, затем уверенный стрекот пулемета.

– Они и вправду с ними расправились, – сказал Флорри и обернулся к расстрельной команде.

Сержант был явно ошарашен и не совсем понимал, каких поступков требует от него воинский долг. Остальные не раздумывали над такими сложностями, видно было, что они все в панике.

Сержанту наконец удалось справиться с нерешительностью. И, победив сомнения, он произнес:

– ¡No! ¡La hora de su muerte está aquí![120]

И мелодраматическим жестом указал на Флорри.

– ¡Muerte![121] – повторил он, поднимая пистолет.

Но тут лицо его внезапно изменилось, и он тяжело рухнул на землю. Позади него один из бойцов, только что сокрушивший сержанту череп, в полном ужасе от совершенного швырнул ружье в кусты и опрометью кинулся бежать. Его компатриоты колебались не более полусекунды, решительно побросали свое оружие кто куда и стремительно разбежались.

Флорри схватил ружье со штыком, склонился над ним и спустя несколько мгновений упорной работы высвободил руки. Отомкнул штык и разрезал веревки, стягивавшие Сильвии руки.

– Бежим! – скомандовал он, подбирая автоматический пистолет сержанта. – Отсюда надо убраться поскорее.

На вершине стрельба уже стихла. Флорри с Сильвией, не разбирая дороги, ринулись в чащу леса, но пробираться в таких густых зарослях было почти невозможно. Поэтому когда через несколько минут они вышли к старому заброшенному фуникулеру, который в прежние времена подвозил жителей Барселоны в парк развлечений, то стали спускаться по гравийной колее под ним, что было много легче. К полудню они уже оставили гору Тибидабо далеко позади. Внизу жилье встречалось редко, но, отойдя на некоторое расстояние, они оказались на фешенебельной улице, застроенной большими нарядными, но давно заброшенными домами.

Беглецы пробрались сквозь ворота одного из них и подошли к дверям. Разумеется, они были надежно заперты, дожидаясь возвращения хозяев и наступления более спокойных времен, но небольшая дверца, ведущая в помещения для прислуги, поддалась под напором Флорри. Они вошли и оказались в безмолвном покое дома.

вернуться

115

Приготовиться стрелять! (исп.)

вернуться

116

Целься (исп.).

вернуться

117

Подождите. Что это за шум? (исп.)

вернуться

118

Это грузовик, сержант (исп.).

вернуться

119

Проклятье! Ладно, не стрелять (исп.).

вернуться

120

Нет! Час твоей смерти настал! (исп.)

вернуться

121

Смерть! (исп.)

77
{"b":"106662","o":1}