ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Боже, да я почти старик, – со страхом подумал он. – Пожилой, измученный жизнью человек. Что случилось с тем молодым дурнем, который среди сонма мотыльков кропал плохие вирши, наливаясь розовым джином Бирмы? Он умер, всего лишь умер, как умерли многие другие в революционной Испании».

Флорри вышел из ванной и отправился в спальню вытряхивать свой вещмешок. Первым делом вынул костюм, тщательно почистил его и повесил на плечики, чтобы тот за ночь разгладился. Костюм выглядел залоснившимся и мятым, но английская шерсть – товар надежный. Он выживет. Таково наследство, что осталось ему от Джулиана: аристократически-дорогая одежда от искусных портных способна уберечь от неприятностей.

Джулиан. Ты успевал обо всем подумать.

«Прикончи меня», – сказал он.

Флорри со вздохом оторвался от скорбного перечня собственных неудач; для этого занятия у него останется вся жизнь, в случае если им повезет и удастся перебраться через границу. Он выстирал рубаху и проводил взглядом водоворотики грязной пены, стекавшие в раковину. Ее тоже повесил на плечики в надежде, что она успеет к утру просохнуть.

Завернувшись в одеяло, вышел в гостиную, где Сильвия с энтузиазмом проводила собственные приготовления. Она отряхнула и вычистила платье и теперь вешала его над тазом с горячей водой.

– Кажется, наши дела идут сногсшибательно? – поинтересовался он.

– Да. Мне просто не верится, что завтра мы выберемся отсюда. У нас есть деньги, есть документы, мы привели себя в порядок. Можем купить какой-нибудь багаж. Роберт, мы почти у цели.

Он присел.

– Мы не так уж много времени были наедине друг с другом, хоть и провели вместе почти три дня. Я хочу сказать, что у нас не было времени для самих себя. Ну, в смысле, для нас двоих. С тех пор, как Джулиана не стало.

– Роберт, давай поговорим об этом позже, хорошо? Когда мы выберемся отсюда и будет ясно, что цел ты и цела я. А потом уже займемся «нами двоими».

Он бросил взгляд на нее, на ее красивую шею, серо-зеленые глаза, густые, пышные волосы. Конечно, она красивая женщина. Но это не его женщина, она чужая. Где-то он потерял ее, даже если допустить, что когда-то она ему и принадлежала. Может быть, то была еще одна его испанская иллюзия?

– Хорошо, – решительно произнес он. – Не стану говорить об этом, пока мы не выберемся отсюда. Я… я хотел бы не думать о нас.

– Уверяю, если НКВД схватит тебя, ты сразу выбросишь эти мысли из головы, Роберт, – устало отозвалась она.

– Еще одно, Сильвия. Я как раз подумал, что хорошо бы иметь наш собственный багаж. Ты же, наверное, обзавелась какими-то вещами за это время.

– Все это осталось в моем номере в отеле, Роберт. Та одежда, что я купила, лежит в чемодане. Но ведь за отелем, конечно, ведется слежка.

– Не могут же они следить все время? Я хочу сказать, что нужно взвесить шансы на удачу. Разыскиваются сбежавшие поумовцы, а не почтенные путешествующие англичане. Они не ищут именно нас. Они охотятся за людьми определенного сорта. А мы больше такими не являемся, согласись. А значит, как мне кажется, нам несложно будет заглянуть в отель и захватить твой чемодан по пути на вокзал. Ты не согласна?

С минуту она пристально смотрела на него, потом стала терпеливо, как ребенку, объяснять:

– Это слишком рискованно. Отсюда мы можем доехать прямо до вокзала на трамвае или в таксомоторе. Если же мы вместо этого отправимся за моим чемоданом в отель, то, на мой взгляд, поведем себя как дураки и вполне заслужим свою участь.

– Сильвия…

– Ради бога, Роберт, как ты не понимаешь, что нам нужно ехать прямо на вокзал? Нет ничего более важного, чем это.

– Я обещал Джулиану вернуть его матери кольцо. Это кольцо лежит в кармане моего плаща. А плащ – в твоем чемодане. Чемодан – в отеле. Если б это было возможно, я бы сам пошел туда, но ведь номер записан на твое имя. Меня туда не пустят.

Она устало покачала головой.

– Две недели назад ты просто ненавидел Джулиана. А теперь ты его любишь. И готов всем рискнуть только из-за того, чтобы выполнить какое-то обещание и совершить романтический поступок ради памяти друга. Ты просто глуп, Роберт. Но себя я не хочу подвергать лишнему риску.

– Он был моим другом. И я должен сделать это ради него. Очень хорошо, я пойду сам. Возможно, мне удастся убедить их впустить меня. Встретимся на вокзале. Мы можем отправиться поездом…

– Роберт!

– Я должен получить это кольцо! – выкрикнул он и тут же устыдился своего крика.

Он никогда прежде не повышал на нее голос, и Сильвия замерла, пораженная.

– Извини меня. Я не должен был повышать голос. Это просто свинство с моей стороны.

– Роберт, твои добродетели способны поразить неподготовленного человека. Но на мой взгляд, они тошнотворны.

– Ты даже представить себе не можешь, сколько раз я подводил его. Сколько раз я предавал его. Ты даже не знаешь, что однажды, когда он попросил меня сделать одну вещь, я ничего не сумел. Ладно, наверное, будет лучше, если мы завтра расстанемся. Ты иди своей дорогой, я пойду своей. Так или иначе, но кольцо я добуду.

– Роберт, ну что ты за дурак такой. Ладно, пойдем завтра за этим несчастным кольцом, раз оно для тебя так важно.

Ранним утром следующего дня по улицам Барселоны слонялась пара иностранных туристов. Это были немолодые, довольно туповатые англичане, в остолбенении разглядывавшие все, что их окружало. Раскрыв рты, они указывали друг другу на проходивших мимо солдат. Они громко задавали вопросы на английском языке. Жадно интересовались, где можно выпить чашку хорошего чая.

Важно было тянуть время, поезд к границе отходил в час дня. На трамвае они поехали через весь город.

– Salud, señor, – приветствовал Флорри кондуктор, принимая от него бумажку в одну песету.

В отеле тоже все прошло на удивление гладко. Чемодан Сильвии уже был сдан на хранение, и служащие вместе с ней отправились за ним. Флорри остался в вестибюле, поджидая их и оглядываясь по сторонам. Махагоновая мебель, вазы, полные цветов, – все придавало отелю мирный, цивилизованный вид. Никто не интересовался его особой. Никакой тайной полиции или асалтос. Наконец чемодан был принесен.

– Отлично, – обрадовался Флорри и выдал непомерно большие чаевые.

Они вышли из отеля на улицу и нашли таксомотор.

– Вот, – торжествующе сказал Флорри, – видишь, как просто все оказалось.

– Глупые страхи, – согласилась она.

– Это заняло у нас не больше пяти минут. Даже меньше. Мы получили его. Все в порядке. Через несколько минут мы будем на вокзале. Никто нас не видел.

Флорри был не совсем прав. Их никто не видел. Почти никто. Когда они были на улице, на них обратил внимание всего один человек.

К несчастью, это был Угарте.

38

Угарте

Шансы Угарте реабилитировать себя в глазах босса обрели реальность ровно в двенадцать часов сорок минут. До этого он сидел, скрючившись на ступеньках и посасывая зубочистку, похожий на сводника в публичном доме, кем он не так давно и являлся. Угарте следил за входом в отель. Каждый прохожий предусмотрительно старался обойти его как можно дальше. На лице помощника Болодина была написана та угрюмая заносчивость, что свойственна обуреваемым жаждой насилия подонкам. Обводя ленивым взглядом толпу – еще мгновение, и они скрылись бы из поля его зрения, – он выделил из нее высокого мужчину, явно иностранного облика, и его спутницу, которые, конфузливо мигая, переходили улицу, намереваясь сесть в таксомотор.

Глаза Угарте выхватили их, затем скользнули мимо, дальше, почти теряя их в толпе, и наконец снова сосредоточились на этих двоих, неловко пробирающихся в людском потоке. Да, возможно, те самые. Хоть эти выглядели постарше и немножко сумрачнее, что ли. Он ожидал увидеть сияющую юность, а увидел двух неуверенно передвигающихся стариков, поседевших и запинающихся на каждом шагу. Но по мере того, как он провожал их глазами, Угарте сам догадался, как много в его оценке субъективного, понял, что иллюзия старого возраста является просто результатом их усталости, изможденности, вызванной голодом. Более того, было в их внешности то, что выдавало их еще сильнее: неестественность поведения. Он ощущал их явное напряжение. Они были не теми, за кого хотели себя выдать.

80
{"b":"106662","o":1}