ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

63. Поэтому для того, чтобы быть помещёнными во вторую группу и, следовательно, послужить потребностью в процессе власти, были созданы определённые искусственные нужды. Рекламные и маркетинговые технологии разрабатываются с той целью, чтобы многие люди испытывали необходимость в вещах, которых их дедушки и бабушки никогда не хотели и даже не мечтали о них. Чтобы заработать достаточно денег для удовлетворения этих искусственных потребностей, требуется значительное усилие, поэтому они и попадают во вторую группу (см., однако, параграфы 80–82). Современный человек принуждён удовлетворять свою потребность в процессе власти единственно погоней за искусственными надобностями, созданными рекламной и маркетинговой отраслями,[27] и суррогатной деятельностью.

64. Похоже, что многим, а может, и большинству людей такие искусственные формы процесса власти не подходят. В работах социальных критиков второй половины XX века часто проступает тема ощущения бесцельности, которая беспокоит многих людей в современном обществе. (Эта бесцельность часто фигурирует под другими названиями, такими, как «отчуждение» и "пустота среднего класса".) Мы полагаем, что так называемый "личностный кризис" является на самом деле поиском цели, часто для ведения соответствующей суррогатной деятельности. Может быть, по большей части экзистенциализм[28] возник как отклик на бесцельность современной жизни.[29] В современном обществе очень распространены поиски "чувства удовлетворения". Но мы думаем, что большинству людей деятельность, главной целью которой является удовлетворение (т. е. суррогатная деятельность), в достаточном объёме этого самого удовлетворения не приносит. Другими словами, потребность в процессе власти полностью не удовлетворяется (см. параграф 41). Эта потребность может быть полностью удовлетворена лишь через деятельность, имеющую какую-то внешнюю цель, вроде предметов физической необходимости, секса, любви, общественного статуса, мести и т. д.

65. Кроме того, там, где цели достигаются зарабатыванием денег, восхождением по социальной лестнице или функционированием в качестве составляющей системы каким-то другим способом, многие не в состоянии достичь своих целей САМОСТОЯТЕЛЬНО. Большинство работников наняты кем-то ещё и, как мы отметили в параграфе 61, вынуждены проводить свою жизнь, делая то, что им сказали, и именно так, как им сказали. Даже большая часть тех, кто работает в бизнесе на себя, обладают лишь ограниченной самостоятельностью. Мелкие бизнесмены и предприниматели постоянно жалуются на то, что их руки связаны чрезмерным правительственным регулированием. Некоторые из государственных постановлений, несомненно, излишни, но большая их часть является неотъемлемой и неизбежной составляющей нашего необычайно сложного общества.[30] Значительная доля малого бизнеса сегодня действует по системе франчайзинга.[31] Как сообщалось несколько лет назад в "The Wall Street Journal",[32] многие компании-франчайзеры требуют от претендентов на лицензию пройти персональный тест, направленный на ИСКЛЮЧЕНИЕ творческих и инициативных личностей, потому что они недостаточно покорны для принятия системы франчайзинга. Это отсеивает из малого бизнеса многих людей, которым необходима независимость.

66. Сегодня люди больше живут посредством того, что система делает ИМ или ДЛЯ НИХ, нежели посредством того, что они делают сами для себя. А то, что они делают для самих себя, снова и снова делается по путям, проторенным системой. Перспективы чаще всего оказываются такими, какими их заготовила система, они должны использоваться в соответствии с правилами и нормами,[33] и если хочешь получить шанс на успех, нужно следовать методикам, предписанным специалистами.

67. Таким образом, в нашем обществе процесс власти нарушается дефицитом реальных целей и недостатком независимости в их достижении. Он также нарушается и из-за человеческих потребностей, попадающих в третью группу, т. е. потребностей, которые человек никогда не сможет удовлетворить должным образом, какие бы усилия он ни прикладывал. Одна из таких необходимостей — потребность в безопасности. Наши жизни зависят от решений, принимаемых другими людьми, у нас нет контроля над этими решениями, и обычно мы даже не знаем тех людей, которые их принимают. ("Мы живём в мире, в котором сравнительно мало людей — может быть, 500 или 1000 — принимают важные решения", — Филип Б. Хейманн, Гарвардская школа права, цитируется Энтони Левисом, "New York Times"[34] от 21 апреля 1995.) Наши жизни зависят от того, соблюдаются ли должным образом правила техники безопасности на атомной электростанции; от того, какому количеству пестицидов дозволительно содержаться в нашей пище или как сильно загрязнён наш воздух; от того, насколько квалифицирован (или некомпетентен) наш врач; то, что мы потеряем или получим работу, может зависеть от решений, принятых правительственными экономистами или должностными лицами корпораций; и т. д. Большинство индивидуумов не в состоянии защитить самих себя от этих опасностей, а если и в состоянии, то лишь в очень небольшой степени. Поэтому ожидания безопасности обманываются, что приводит к чувству бессилия.

68. Это утверждение может быть опровергнуто тем, что первобытный человек физически защищён меньше, чем современный, о чём свидетельствует его меньшая средняя продолжительность жизни; поэтому современный человек подвергается опасностям, количество которых ниже, а не выше нормального для людей. Но психологическая безопасность не соответствует полностью физической безопасности. То, что заставляет нас ЧУВСТВОВАТЬ себя защищёнными, не столько объективная безопасность, сколько чувство уверенности в нашей способности позаботиться о себе. Первобытный человек, которому угрожают свирепые хищники или голод, может постоять за себя или найти пищу. У него нет уверенности в удачном исходе своих попыток, но он ни коим образом не беспомощен против того, что угрожает ему. Тогда как современному индивидууму угрожает множество вещей, против которых он беспомощен: авария ядерного реактора, канцерогенный фактор в продуктах питания, загрязнение окружающей среды, война, растущие налоги, вмешательство в его личную жизнь крупными организациями, общенациональные социальные или экономические явления, которые могут подорвать его образ жизни.

69. Действительно, первобытный человек беспомощен против некоторых вещей, которые угрожают ему, например, против болезней. Но он может стоически принять риск заболеть. Такова природа вещей, это не его недостаток, разве что недостаток какого-то воображаемого безликого демона. Но то, что угрожает современному индивидууму, обычно СОЗДАНО РУКАМИ ЧЕЛОВЕКА. Эти угрозы не случайны, но НАВЯЗАНЫ ему другими людьми, на чьи решения он, как отдельная личность, не способен повлиять. Следовательно, он испытывает разочарование, унижение и гнев.

70. Таким образом, первобытный человек отвечает за свою безопасность в основном сам (как отдельная личность или как член МАЛОЙ группы), тогда как за безопасность современного человека отвечают персоны или организации, которые для него слишком далеки или слишком велики, чтобы иметь возможность самому повлиять на них. Так что потребность современного человека в безопасности попадает в первую и третью группы: в некоторых областях (пища, кров и т. д.) его безопасность гарантирована ценой незначительного усилия, тогда как в других областях он НЕ МОЖЕТ добиться безопасности. (Всё вышеизложенное значительно упрощает действительное положение вещей, но в общем и приблизительно отображает, как положение современного человека отличается от положения первобытного человека.)

вернуться

27

Действительно ли потребность в бесконечном приобретении вещей искусственно создана маркетинговой индустрией? Безусловно, это не врождённая человеческая потребность. Существует множество культур, при которых люди испытывают небольшую надобность в материальных благах, помимо тех, что необходимы им для удовлетворения главных физических потребностей (австралийские аборигены, традиционная мексиканская земледельческая культура, некоторые африканские культуры). С другой стороны, существует множество предындустриальных культур, в которых материальное потребление играет существенную роль. Так что мы не можем однозначно утверждать, что сегодняшняя ориентированная на потребление культура является созданием исключительно рекламной и маркетинговой индустрии. Но совершенно определённо, что она приняла значительное участие в создании этой культуры. Большие корпорации, тратящие миллионы на рекламу, не расходовали бы такие суммы без гарантии того, что они вернут их назад возросшими продажами. Пару лет назад один член FC познакомился с заведующим отделом продаж, который достаточно откровенно сказал ему: "Наша работа заключается в том, чтобы заставить людей покупать вещи, которые они не хотят покупать и которые им не нужны". Затем он рассказал о том, что неподготовленный новичок может снабдить людей информацией о товаре, но не продать его, в то время как натренированный и опытный торговец способен много чего продать тем же самым людям. Это показывает, что людьми управляют, чтобы они покупали совершенно ненужные им вещи. (11-ое прим. FC.) "Один член FC", о котором идёт речь в этом комментарии, был самим Тедом Качинским (см. прим. 2).

вернуться

28

Экзистенциализм, философия существования — философское течение, рассматривающее индивида, его «я», переживаемый им опыт и уникальность всего этого как базис для понимания природы существования человека, бытия; экзистенциализм отражает веру в свободу, которая состоит в том, что человек не выступает как вещь, формирующаяся под влиянием естественной или социальной необходимости, но «выбирает» самого себя, формирует себя каждым своим действием и поступком.

вернуться

29

Проблема бесцельности, кажется, стала менее серьёзной за последние пятнадцать лет или что-то около этого, потому что сейчас люди чувствуют себя физически и экономически менее защищёнными, чем раньше, и, таким образом, потребность в безопасности обеспечивает их целью. Однако, бесцельность оказалась замещённой разочарованием от трудности достижения безопасности. Мы придаём особое значение проблеме бесцельности, потому что либералы и леваки хотели бы разрешить наши социальные проблемы установлением общества, гарантирующего всеобщую безопасность; но если это будет осуществлено, это только вернёт проблему бесцельности. Реальный выход заключается не в том, хорошо ли, плохо ли общество будет обеспечивать безопасность своих граждан; вся беда в том, что в этом вопросе они зависят от системы, вместо того, чтобы взять её на себя. Это, кстати говоря, отчасти является причиной того, почему некоторые люди так упорно добиваются права ношения оружия; обладание оружием предполагает, что обеспечение безопасности будет находиться в их руках. (12-ое прим. FC.)

вернуться

30

Из этого замечания становится очевидной бессмысленность распространённых в последнее время в России организуемых мелкими предпринимателями кампаний по отстаиванию своих прав, которые чаще всего заключаются в составлении петиций во всевозможные инстанции с требованиями, например, "провести мониторинг наличия торговых сетей в районах, разработать адресную программу по стационарным павильонам, предоставить альтернативные места для размещения ликвидируемых ларьков" и т. д. и т. п., или в проведении (весьма малочисленных) митингов с плакатами типа "Нет геноциду малого бизнеса!", "Нет росту цен!", "Нет безработице!", "Нет чиновничьему произволу!" и т. д. и т. п. Рост мелкого предпринимательства не выгоден не только монополиям, но и самой системе.

вернуться

31

Франчайзинг — коммерческая концессия, т. е. соглашение, согласно которому правообладатель (франчайзер) обязуется предоставить пользователю (франшизополучателю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности комплекс исключительных прав (напр., фирменное наименование правообладателя, торговую марку), при этом получая право контроля за качеством продукции, иногда предусматривается начальная финансовая поддержка со стороны франчайзера.

вернуться

32

"The Wall Street Journal" — ежедневная политико-экономическая газета, орган финансовых и деловых кругов, издаётся с 1889.

вернуться

33

Усилия консерваторов по уменьшению числа правительственных норм приносят небольшую пользу среднему человеку. Во-первых, лишь часть правил может быть уничтожена, потому что большинство из них необходимы. Во-вторых, большая часть сокращения регулирования направлена на бизнес, а не на среднего индивидуума, так что главным результатом этого процесса будет отнятие власти у правительства и её передача частным корпорациям. Для среднего человека это означает, что вмешательство в его жизнь правительством заменяется вмешательством крупных корпораций, что позволит им, например, с меньшим контролем выбрасывать химические отходы, которые в конце концов попадут в водоснабжение и наградят этого среднего человека раком. Консерваторы держат его за простофилю, используя его недовольство Большим Правительством для продвижения к власти Большого Бизнеса. (13-ое прим. FC.) Большое Правительство (Big Government) — выражение, используемое консерваторами для критики расширения функций федерального правительства, повышения налогов и роста государственных расходов; Большой Бизнес (Big Business) — образное определение группы крупнейших корпораций США, в которых работает значительная часть трудоспособного населения страны и в руках которых сосредоточены крупные активы.

вернуться

34

"New York Times" — ежедневная газета, основана в 1851, считается наиболее влиятельной и информированной в стране, придерживается прогрессивных взглядов и славится достаточно беспристрастной оценкой событий; 19 сентября 1995 совместно с "The Washington Post" (см. прим. 55) опубликовала Манифест FC.

14
{"b":"106665","o":1}