ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

88. Объяснение "принесением пользы" оказывается не лучше. Некоторые научные работы не имеют никаких потенциальных связей с благополучием человеческой расы — например, археология или компаративистская лингвистика. Некоторые другие области науки выявляют явно опасные тенденции. Тем не менее, учёные в этих областях проявляют такой же энтузиазм, как и те, кто создают вакцины и исследуют загрязнение воздуха. Касательно случая д-ра Эдварда Теллера,[41] который проявил горячее участие в развитии атомных электростанций. Происходило ли оно из желания принести пользу человечеству? Если да, то тогда почему д-р Теллер не проявлял эмоций по поводу других «человеколюбивых» предприятий? И если он был настолько человеколюбив, почему он помогал созданию водородной бомбы? Как и в случае многих других научных достижений, это ещё спорный вопрос, действительно ли атомные электростанции служат на благо человечества. Важнее ли дешёвая электроэнергия накапливающихся отходов и риска катастроф? Д-р Теллер видел только одну сторону вопроса. Очевидно, его горячее содействие ядерной энергии происходило не из желания "принести пользу человечеству", но из личного чувства удовлетворения, которое он получал от своей работы и от возможности видеть, что она находит практическое применение.

89. То же самое верно для большинства учёных. За редкими исключениями, которые вполне возможны, мотивом их деятельности не является ни любопытство, ни желание принести пользу человечеству, а потребность пройти через процесс власти: получить цель (научная проблема, которую нужно решить), совершить усилие (исследование) и достигнуть цели (решение проблемы). Наука — это суррогатная деятельность, потому что учёные работают главным образом ради чувства удовлетворения, которое они получают от самой работы.

90. Конечно, не всё так просто. Для многих учёных определённую роль играют и другие мотивы. Например, деньги и положение в обществе. Некоторые учёные могут быть личностями того типа людей, которые имеют ненасытную жажду статуса (см. параграф 79), и она может являться значительной движущей силой в их работе. Все всяких сомнений, большинство учёных, как и большая часть остальных людей, более или менее восприимчиво к рекламным и маркетинговым технологиям и нуждается в деньгах для удовлетворения своего желания вещей и услуг. Так что наука не ЧИСТАЯ суррогатная деятельность. Но в основном она именно такая.

91. Также наука и технология являют собой мощное массовое движение, и многие учёные удовлетворяют свою потребность власти посредством идентификации с ним (см. параграф 83).

92. Таким образом, наука движется вперёд вслепую, не принимая во внимание подлинного смысла благополучия человеческой расы или какого-то другого критерия, покорная лишь психологическим потребностям учёных, равно как государственных чиновников и глав корпораций, которые обеспечивают их средствами для исследований.

Природа свободы

93. Мы собираемся доказать, что индустриально-технологическое общество не может быть преобразовано предотвращением постепенного сужения им сферы человеческой свободы. Но так как слово «свобода» может быть истолковано по-разному, сначала мы должны разъяснить, что именно мы подразумеваем под этим понятием.

94. Под «свободой» мы подразумеваем возможность пройти через процесс власти с настоящими целями, а не искусственными целями суррогатной деятельности, и без вмешательства, манипуляций и надзора со стороны кого бы то ни было, особенно со стороны крупных организаций. Свобода означает контроль (отдельного индивидуума или члена МАЛОЙ группы) над жизненно важными проблемами его существования: пищей, одеждой, кровом и защитой от всего, что только может ему угрожать. Свобода означает обладание властью, но не властью управлять другими людьми, а властью управлять обстоятельствами своей собственной жизни. Человек не обладает свободой, если кто-то (в особенности крупная организация) имеет власть над ним, и не имеет значение, насколько благожелательно, терпимо и снисходительно проявляется эта власть. Важно не путать свободу с простой вседозволенностью (см. параграф 72).

95. Говорят, что мы живём в свободном обществе, потому что мы обладаем определённым числом гарантированных конституцией прав. Но на самом деле они не так существенны, как это кажется. Степень личной свободы, которая существует в обществе, больше определяется его экономической и технологической структурой, нежели его законами и формой правления.[42] Большинство индейских народов Новой Англии[43] были монархическими по своей структуре,[44] большинство итальянских городов в эпоху Ренессанса[45] управлялись тиранами. Но при чтении об этих обществах создаётся впечатление, что они предоставляли гораздо большую личную свободу, нежели наше общество. Частично это происходило потому, что в те времена недоставало эффективных механизмов принуждения к воле правителя: тогда не было ни современных хорошо организованных полицейских сил, ни скоростных систем связи дальнего расстояния, ни камер наблюдения, ни информационных досье на рядовых граждан. Следовательно, было не так уж и сложно уходить из-под контроля.

96. Что касается конституционных прав, рассмотрим для примера право свободы прессы. Естественно, мы не собираемся нападать на это право: это очень важный инструмент для ограничения сосредоточения политической власти и поддержки тех, кто должен сдерживать власть публичным разоблачением сбоев любого рода в её функционировании. Но для рядовых граждан как отдельных личностей свобода прессы оказывается полезной ничтожно мало. Обычно СМИ находятся под контролем крупных организаций, которые интегрированы в систему. Любой, у кого есть хоть немного денег, может издать что-то в печати или распространить свой текст через интернет или каким-то аналогичным способом, но то, что он рассказывает, будет затоплено огромной массой материалов, выпущенных прессой, так что его усилие не будет иметь никакого практического результата. Для большинства индивидуумов и малых групп едва ли возможно произвести впечатление на общество посредством слов. Для примера возьмите нас (FC). Если бы мы, не совершая никакого насилия, представили настоящий текст на рассмотрение издателю, скорее всего, он не был бы принят. А если бы был принят и впоследствии опубликован, скорее всего, он не привлёк бы внимания многих читателей, потому что гораздо проще и веселее смотреть эстрадный концерт, транслируемый средствами информации, чем читать нравоучительное эссе. Даже если бы этот текст заинтересовал многих читателей, большинство из них вскоре забыли бы то, что прочитали, потому что их мозги переполнены грудой материалов, которыми их потчует пресса. Для того, чтобы донести наше послание до общественности с шансом на оказание длительного впечатления, мы были вынуждены убивать людей.

97. Конституционные права полезны до определённой степени, но они гарантируют не больше того, что может быть названо буржуазной концепцией свободы. В соответствии с ней «свободный» человек является по существу элементом социальной машины и может обладать лишь определённым набором установленных и разграниченных свобод, которые предназначены служить потребностям социальной машины, а не личности. Так буржуазный «свободный» человек обладает экономической свободой, потому что это способствует росту и прогрессу, у него есть свобода прессы, потому что общественная критика обуздывает неправильное поведение политических лидеров; он имеет право на справедливое судебное разбирательство, потому что лишение свободы по прихоти влиятельных сил может быть невыгодно системе. Определённо, такова была позиция Симона Боливара.[46] Согласно ему, люди заслуживают свободу, только если они используют её для содействия прогрессу (как его представляют себе буржуа). Другие буржуазные мыслители обладали схожей точкой зрения на свободу как на нечто, ограниченное рамками коллектива. Честер С. Тэн в "Китайской политической мысли в двадцатом веке", (стр. 202) разъясняет философию лидера Гоминьдана Ху Хань-Мина: "Индивидуальности предоставляются права, потому что она — член общества и её общественная жизнь нуждается в таких правах. Под общественностью Ху подразумевал всю нацию". Позже (стр. 259) Тэн отмечает, что в соответствии с Карсум Чангом (Чанг Хун-май, глава Социалистической партии Китая)[47] свобода должна использоваться в интересах государства и общности всех людей. Но что это за свобода, если человек может делать только то, что ему скажет кто-то другой? Наша (FC) концепция свободы не имеет ничего общего с идеями Симона Боливара, Ху Хань-Мина, Чанга Хун-мая и других буржуазных теоретиков. Беда в том, что эти теоретики сделали развитие и осуществление социалистических теорий своей суррогатной деятельностью. Следовательно, все эти теории в первую очередь предназначены служить их личным потребностям, нежели потребностям людей, имевших несчастие жить в обществах, которым были навязаны все эти теории.

вернуться

41

Эдвард Теллер (1908–2003) — американский физик, профессор, работал в области квантовой механики, занимался физикой атомного ядра и т. д., участвовал в создании атомной (1941) и водородной бомб (1949–1952).

вернуться

42

Когда американские колонии находились под британским правлением, в них было гораздо меньше действующих правовых гарантий свободы, чем их стало после того, как американская Конституция вошла в действие, тем не менее в предындустриальной Америке, как до, так и после Войны за независимость, было значительно больше личной свободы, чем после индустриальной революции, охватившей страну. Приведём цитату из книги "Violence in America: Historical and Comparative Perspectives" ("Насилие в Америке: исторические и сравнительные ракурсы") под редакцией Хью Дэвиса Грэхема и Теда Роберта Гурра, глава XII за авторством Роджера Лэйна, стр. 476–478: "Прогрессирующее повышение норм на собственность вместе с нарастающей уверенностью в обеспечении правопорядка (в Америке XIX века) … было повсеместным для общества в целом … Изменение в социальном поведении происходит в столь долгосрочный период и распространяется так широко, что предполагает связь с фундаментальнейшими для современности социальными процессами, то есть с самой индустриальной урбанизацией. … Население Массачусетса в 1835 равнялось 660 940 человекам, 81 процент от них составляли сельские жители, чрезвычайно далёкие от процесса индустриализации, и рождённые рабами. Граждане Массачусетса были приучены к немалой личной свободе. Погонщики ли, фермеры или ремесленники, все они привыкли составлять свои собственные планы, а природа их ремесла делала их физически независимыми друг от друга. … Личные проблемы, прегрешения и даже преступления, как правило, не были причиной для обширного социального беспокойства. … Но толчок к однотипным перемещениям в город и на завод, накопившим силу как раз к 1835, вносил прогресс в личное поведение на протяжении XIX века и вплоть до XX. Завод потребовал системности поведения, отныне жизнь определялась подчинением ритму часов и календаря, требованиям начальника и надсмотрщика. В крупных и небольших городах потребности живущих в более чем тесном соседстве людей накладывали запрет на многие вызывающие возражения действия. … В крупных учреждениях как «синие», так и "белые воротнички" взаимно зависели от своих коллег. Насколько работа одного человека приспосабливалась к работе другого, настолько занятие одного человека уже больше не было его собственным. Последствия новой организации жизни и работы стали заметны в 1900, когда около 76 процентов населения Массачусетса, составившего 2 805 346 человек, были классифицированы городскими жителями. Большая часть насильственного или не отвечающего нормам поведения, которое было терпимо в бессистемном и независимом обществе, стало неприемлемым в более формализованной кооперативной атмосфере позднего периода. … Движение в города, короче говоря, породило более покорное, более социализированное, более «огражданственное» поколение, чем предыдущее". (16-ое прим. FC.) Война за независимость американских колоний велась в 1775–1783; Конституция США была принята в 1787, она официально оформила Соединённые Штаты как федеральную республику; индустриальная революция, или промышленный переворот, началась в Америке по прошествии первой четверти XIX века.

вернуться

43

Новая Англия — название исторически сложившегося района в северо-восточной части США, в которую входят штаты Массачусетс, Коннектикут, Род-Айленд, Нью-Хэмпшир, Вермонт, Мэн; название "Новая Англия" было дано английским капитаном Дж. Смитом, обследовавшим в этом районе в 1614 берег Атлантического океана; Новая Англия была экономически наиболее развитым районом английских колоний в Америке, ей принадлежала ведущая роль в Войне за независимость.

вернуться

44

На востоке североамериканского континента обитали племена ирокезов (могавки, онеида, онондага, кайюга, сенека, тускарора), алгонкинов (кри, монтанье, наскапи, микмаки и др.), мускогов (крики, чокто, чикасо, семинолы, мобиле, начезы, аппалачи, тимуква) и др., для которых был характерен материнско-родовой строй; под «монархией» FC, очевидно, подразумевают правление вождей.

вернуться

45

Ренессанс (Возрождение) — эпоха в истории культуры стран Западной и Центральной Европы, осуществившая переход от средневековой культуры к культуре нового времени, её отличительными чертами были светский характер, гуманистическое мировоззрение, обращение к античному культурному наследию (его "возрождение"); Ренессанс возник в Италии, стране наиболее развитой городской жизни XIV века, верхней границей эпохи Возрождения принято считать XVI век; говоря о тиранах в эпоху Ренессанса, FC в первую очередь имеют в виду флорентийский род Медичи, игравший важную роль в политической и экономической жизни средневековой Италии.

вернуться

46

Симон Боливар (1783–1830) — один из руководителей борьбы за независимость испанских колоний в Южной Америке, с 1819 — президент республики Великая Колумбия (совр. Колумбия и Венесуэла), с 1825 — республики Боливии, названной так в его честь, в 1830 ушёл в отставку.

вернуться

47

Ху Хань-Мин (1879–1936) — китайский политический деятель, соратник Сунь Ят-сена (см. прим. 20), одно время считался его преемником, однако в 1925 был вынужден уйти из активной политической жизни, когда выяснилось, что его двоюродный брат был замешан в убийстве одного из конкурентов Хань-Мина; впоследствии возглавлял фракцию Гоминьдана, оппозиционную Чай Кай-ши, начиная с 1931 после захвата Японией Манчжурии посвятил себя осмыслению политической мысли Сунь Ят-сена. Чанг Хун-май (1886–1969) — китайский философ, публицист, сподвижник Чан Кай-ши, лидер Демократической социалистической партии (а не Социалистической партии Китая, как ошибочно цитируют FC), образованной в 1946 после слияния Демократической конституционной партии и Национал-социалистической партии, которая объединяла националистов, крайних реакционеров и оставшихся феодалов; после победы коммунистов в 1949 перебрался на Тайвань.

17
{"b":"106665","o":1}