ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ильден. – окликнул он рассматривающего стены города лекаря. – Доктор, твою мать. Что ты на них вылупился? Ждешь, пока они обваляться? Ну, так этого не будет. На тебе, лечение, всех потенциально пострадавших в бою ребят. Твоя основная задача, как можно скорее залатать их и снова вернуть в наши ряды. Ты понял?

Эскулап быстро закивал головой и, развернувшись, прижался спиной к толстой бетонной стене, стараясь найти под ее сводами защиту. Внутрь ему не очень хотелось. Ильден по натуре своей был трусоват, и просто так, напрасно, рисковать своей жизнью он не хотел. Конечно же, если бы кому-то из отряда понадобится его профессиональная помощь, он пересилит свои страхи, и залатает беднягу, но не раньше, чем это случится.

Вот и сейчас, стоя под защитой высоких каменных стен, он чувствовал страх. Как и всякий раз, когда случалось участвовать в боевых действиях, правда случалось это не так часто, но проклятая боязнь всегда ему мешала, и Ильден никак не мог перебороть этот свой комплекс.

Где-то в кустах, со стороны позиции снайпера звонко, стреляла гауссовка. Звук был приятный на слух, будто ударили по струне на гитаре, и она звонко дернувшись, мелодично пропела.

– Сыч! – позвал его снайпер.

– Держи их Трид. – приказал наемник.

– Я пытаюсь, но они прикрываются ПСП. И по ходу дела, генераторы щитов работают на полную мощь. Даже моя винтовка их не берет, а лишь отбрасывает назад. – возбужденно прокричал снайпер.

– Мы уже почти на позициях. Крепись Трид. – обнадеживающе ответил Сыч. – Огнем их держи, огнем.

Снайпер, что-то пробурчав в ответ, продолжил обстрел противника. Выстрелы винтовки, были слышны по внутренней связи, несмотря на шумогаситель защитных шлемов. Сыч проследил, чтобы его временные подчиненные заняли огневые позиции, и отдал приказ:

– Отряд! Открыть огонь на поражение.

Бойцы, приняв приказ, начали точечный отстрел противника. Удав, занявший позицию у бреши в стене, расстреливал патрульных из РГПП. Первые же выстрелы, заставили противника ретироваться. Не каждому по нутру придется, разрывающаяся граната РГПП.

Дон, поддерживал крепыша, меткими попаданиями в щиты из бластера. Занявшие позицию на вышке, Фрай и Жирард. Периодически постреливали из ИВА, и были на удивление Сыча, довольно хорошими стрелками. Большинство выпущенных ими пуль, хоть и рекошетили, но все же поподали в шиты – уже отступающих армейцев.

Сыч наблюдал за происходящим из командной комнаты, окна в которой, были выбиты еще первым взрывом, который учинили босс и его помощник.

Отступающий отряд бойцов городского патруля пытался отстреливаться, но все их усилия были тщетными. Каждый из них закрывался ПСП, и стрельба из такого положения, да еще и при движении назад спиной, была крайне неудобна. Так что можно сказать, что отходящий отряд, бойцов патруля, отстреливался просто для галочки.

Видя, что противник отступает, отряд наемников, немного ослабил стрельбу. Выстрелы звучали уже не так интенсивно, как до занятия позиций, но сказать, что стрельба и вовсе прекратилась, было нельзя.

Как и было приказано, снайпер, под прикрытием расстреливающих армейцев наемников, присоединился к отряду.

– Я на месте Сыч. – отрапортовал снайпер.

– Отлично Трид, – негромко произнес наемник. – Теперь наша основная задача, продержаться до прихода Живодера. Или… – он сделал паузу, – До прибытия отряда подкрепления.

Пробежав расстояние не менее километра, Живодер остановился.

– Погоди Обрез. Вроде бы пронесло. – с отдышкой сказал главарь, – Теперь нам надо сориентироваться, и соблюдая максимальную осторожность, добраться до информатора.

– Понятно, – ответил Обрез, – Куда дальше?

– Нам необходимо пробраться в центр города. Там есть бар. В нем должен нас ждать нужный нам человек. Через него мы и получим информацию. – сверившись с компом, Живодер показал пальцем, – Нам туда. – и парочка, двинулась прямо по улице.

Несколько минут спустя они свернули в проулок, затем еще в один, прошли его до конца, и снова повернули. Пройдя по нему, они пересекли очередную улицу, и попали в следующий переулок. Он заканчивался тупиком. В конце переулка, над входом в помещение висела вывеска 'У ЭДВИНА'. Подойдя к дверям, оба обалдели. На тяжелой металлической двери бара висела вывеска, которая гласила – закрыто. Постучав несколько раз в дверь, и не услышав ответа Живодер зарычал:

– Что за хрень! – и зло ругнувшись он почувствовав необъяснимый приступ злости, начал орать. – Да они чего тут! Совсем офанарели нахрен! Открывай Эдвин, тощий выродок!

– Тише босс, – пытался утихомирить разъяренного главаря помощник. – Мы же здесь…

Закончить он не успел, так как резко повернувшийся к нему Живодер, наотмашь саданул его по лицу, да так, что у Обреза помутнело в глазах. Ничего не понимающий мародер отпрянул, схватившись за щеку, и посмотрел, на молотящего по бронированной двери, металлической клешней босса.

– Ты что толстяк?! – взревел Обрез. – Совсем мозгов лишился? Какого черта ты творишь?

Живодер еще несколько раз саданул по двери и, опустив конечности, снова повернулся к помощнику.

– Ты-ы. Ты-ы, – зашипел Живодер, поднимая, для удара железную культю. – Ты кому это сказал? А? – и с поднятым манипулятором двинулся на Обреза.

– Тебе жирная свинья! – оскалился помощник, – Что еще за выходки у тебя Живодер? Ты видать под скальпелем ваще отупел, или как?

– Что-о-о?! – взревел главарь, и кинулся на Обреза.

Тот, резко ушел в сторону, и широко размахнувшись, рубанул Живодера прикладом по спине. Главарь выгнулся, истошно вопя. Пересилив боль, он со звонким лязгом, несколько раз сжал 'пальцы' манипулятора, и снова начал атаку. На это раз он не спешил. Медленно, отведя протез в сторону, он начал надвигаться на Обреза, другой рукой, он также медленно достал из чехла на бедре, свой тяжелый, широкий нож.

– Ну что сосунок? – злобно ухмыльнувшись, он процедил сквозь зубы Обрезу. – Подсидеть меня хочешь, тварь? – и, брызжа слюной рявкнул. – Отвечать боец!

– Ты совсем сбрендил босс? – орал на него Обрез. – Что с тобой этот урод в маске сделал?

– Всех вас недоносков порешу, – не слыша его, шипел Живодер, медленно надвигаясь на помощника, выставив вперед себя широкий клинок, – Раздавлю, как назойливых насекомых.

Обрез понял, что с толстяком, что-то происходит. Даже с расстояния в пару метров, было заметно, как расширились зрачки глаз, его начальника, а белок глазных яблок, принял какой-то неприятный красный оттенок. Немного поразмыслив, Обрез принял единственно верное решение. Сбросив свой автомат с предохранителя, он от пояса выстрелил по ногам Живодера. Вопя, тот с простреленной ногой свалился на колени, успев упереться металлической культей в землю.

– Сука! – стиснув зубы, прорычал главарь, и неожиданно выкинул вперед руку. Лезвие широкого ножа, провернувшись несколько раз, вокруг своей оси воткнулось Обрезу в грудь.

Обрез выронил ствол, и сделал несколько неловких шагов назад. Тело его покачнулось, и он начал заваливаться назад. Тяжело дыша, Живодер попытался встать на ноги, но резкая боль препятствовала этому. Собрав в кулак всю свою волю, он, скрежеща зубами, упираясь рукой в стену ближайшего дома, медленно поднялся. Хромая, он доковылял до Обреза и посмотрел на него. Тот, лежал, не дыша, с полузакрытыми глазами, с уголка рта, стекала тонкая струйка крови. Злость наполняла всю сущность Живодера, и он просто ненавидел всех и вся. Что с ним происходит, он уже не осознавал. Все его существо, жаждало смерти и разрушения. Пустота, начавшая заполнять мозг, постепенно подчинила себе все клетки его тела, и единственное что он увидел во тьме – высокую худую фигуру, в надвинутом на глаза капюшоне.

Она стояла, недвижимо смотря на Живодера, сложив руки на поясе. Длинный до пят серый плащ, медленно развивался в такт дуновениям ветра. А чуть выше капюшона, Живодер разглядел нечто, что отдаленно напоминало рукоятку, огромного ножа, но что это было на самом деле, он так и не понял.

27
{"b":"106666","o":1}