ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кайман медленно опустился на землю, отложил меч в сторону и глубоко вздохнул. Он повертел головой по сторонам, в поисках таинственного существа. Вокруг было тихо. Ни одного движения он не заметил.

Он поднялся. Боль в боках становилась все сильнее. Сталкер поднял меч и подошел к рюкзаку. Перевернув его, он обнаружил в нем довольно большую дыру. Несколько комплектов ИРП и некоторые вещи из походного снаряжения были просто уничтожены, множество других вещей испачкано зловонным выделением гусеницы. К счастью походный медкомплект уцелел, он валялся чуть поодаль. Вскрыв упаковку, Кайман достал пневмошприц, бинты, антисептическую мазь, кривую хирургическую иглу и метанити. Он снял плащ, и принялся врачеваться.

Он обеззаразил раны мазью, вколол себе противовирусный препарат, с пролонгирующим обезболивающим действием, и начал зашивать поврежденные места. Давалось это ему с большим трудом; раны, которые нанесла ему личинка, были не особо большими, но находились в крайне неудобных местах. Ему приходилось немного вертеться, чтобы видеть, что он вообще зашивает. Боли, благодаря мгновенно подействовавшему препарату, практически не ощущалось, лишь легкая неприязнь.

Почти через час все было кончено. Удовлетворенный работой, сталкер пощупал зашитые места; нитки немного торчали, но в дальнейшем, как они перестанут быть необходимыми, организм сам их отторгнет. Кайман, туго скрепил бинтами тело, одернул термобелье, поправил куртку, снова надел плащ, и принялся собираться в дорогу. Во времени он ограничен не был, но и медлить почем зря, он тоже не хотел. Сталкер достал из разорванного рюкзака, новый, почти такой же рюкзак, но только размером чуть меньше. Его хватило вполне.

Аккуратно сложив в него то, что осталось от содержимого собрата, сталкер крепко завязал его, закинул на плечи, и принялся подгонять новую амуницию. Но какоето странное ощущение тревожило его все это время, он будто ощущал на себе чей-то пронзительный взгляд. Кайман резко обернулся но, как и прежде ничего не увидел. Дернув головой, будто убирая наваждение, он пару раз подпрыгнул. Проверил, как сидит на нем обновка, подобрал валявшийся недалеко от места схватки пистолет, и сунул его в кобуру. Затем тканью старого рюкзака протер меч, и убрал его снова в ножны. Теперь точно все. И еще раз, оглянувшись, сталкер двинулся в путь.

Блестящие глазки неотрывно следили за удаляющейся фигурой, и как только она оказалась на довольно приличном расстоянии, зверек сорвался с места, осторожно следую по пятам.

Весь остальной путь прошел довольно легко. Несколько раз Кайман останавливался на небольшой привал, чтобы проверить раны и подкрепится. Пару раз ему снова пришлось отойти от маршрута. Один раз из-за довольно большого скопления каких-то существ, которых сталкер не смог опознать, те мирно паслись на довольно большом расстоянии, но он решил не рисковать. А второй раз от пролетающих высоко в небе каких-то крылатых созданий, ему пришлось залечь под близлежащим кустом. Помня свою недавнюю стычку с личинкой мутантом, прежде чем залечь, Кайман обшарил местность вокруг, в поисках норы но, убедившись, что таковых по близости нет, он лег на спину, продолжая наблюдать за крылатыми тварями. Те как будто специально нарезали широкие круги в высоте, как будто высматривая кого-то.

На этом участке он потратил почти всю ночь, ожидая, когда проклятые зверушки, наконец, скроются. Они находились высоко, и у него была возможность шевелиться, и пролежни ему не грозили. Хотя в то же время он не знал, насколько у летающих над ним чудовищ развито зрение, может они как орлы, могут видеть, с расстояния в три километра.

По большому счету, они его не волновали, мало ли по какой причине 'птички' кружились на высоте, может они просто охотились. Но, в конце концов, под утро, они всей стаей унеслись в сторону уже видневшихся невооруженным глазом гор. И это немного напрягло сталкера. Ведь именно к тем горам, куда полетели крылатые твари, ему и надо было идти.

Оставалось только надеяться на то, что они живут где-то на верхотуре, а не на склонах, в противном случае, ему придется пробиваться к месту назначения если не с боем, то с максимумом осторожности. Но решение этой проблемы, Кайман решил отложить непосредственно на прибытие к точке назначения.

Выждав еще некоторое время, сталкер поднялся, отряхнул полы плаща и продолжил свой путь. Уже стало довольно светло. Достав из рюкзака дальномерное устройство, он замерил расстояния до лежащих впереди гор; по тем данным, которые выдал прибор, оказывалось, что до основания ближайшей к нему горы оставалось всего каких-то тридцать километров. Этот отрезок пути он решил пройти на одном рывке. Он потерял практически всю ночь, ожидая пока летающие твари, уберутся восвояси, и больше он не мог позволить так бездумно растрачивать свое время. Он решил, что пока не доберется до необходимого места, он не будет останавливаться, если конечно ничто ему не воспрепятствует.

Сталкер достал ЭБ и оглядел окрестности. Горизонт был чист, да и на флангах все было более-менее спокойно. В приближенном тридцатикратным цифровым зумом изображении, уже ясно просматривались черты гор. Огромные, высокие как титанические колонны, поддерживающие небо, они впечатляли!

Верхушки их были скрыты туманной шапкой. На склонах бурно росли какие-то деревья, и Кайман даже слегка удивился – радиация, наверное, не сильно затронула экосистему этих исполинов, а если даже и дотянулась своими мерзкими руками, то совсем незначительно.

Он убрал бинокль и зашагал не очень быстрым шагом, к горам. Дышать стало труднее, и он, на ходу сняв маску, заменил в ней дыхательные фильтры, затем снова надел. Вдохнул полной грудью. Фильтры встали на места, с легким щелчком. Он шел, периодически кидая по сторонам изучающие взгляды, и никак не мог отделаться от ощущения, что за ним кто-то наблюдает. Кайман пытался прогнать эту мысль, но все его существо противилось этому. Что-что, а интуиция редко когда подводила сталкера, и он всегда прислушивался к ней.

А в это время на расстоянии около километра, за сталкером, короткими перебежками и невысокими прыжками следовало существо. Оно останавливалось всякий раз, когда останавливался человек. Оно изучало его, не выдавая своего присутствия. Что ему было нужно на самом деле, человек не знал.

За пару сотен метров до ближайшей горы Кайман остановился. Снова расчехлил ЭБ и принялся изучать местность. С помощью увеличения, на отвесных склонах горы отчетливо выделялись растения, увиденные сталкером еще издалека. Деревья, растущие, будто из самой горы, причудливо извивались, цепляясь друг за друга. Под ними, под порывами ветра, волнами колыхалась трава, непонятного темного оттенка, создавая впечатление переливающихся волн. Кайман осматривал гору очень тщательно, он старался найти вход в пещеру, в которой по данным, переданным Хамелем, находится искомый сталкером объект. Но, сколько он не смотрел, никак не мог найти ту лазейку, через которую он должен был проникнуть в недра каменного великана.

Он убрал ЭБ, и направился к подножью горы, намереваясь на месте определить вход в пещеру. Эти сотни метров он не спешил а, осторожно оглядываясь, медленно продвигался к отвесному выступу, который заметил при осмотре в бинокль. Выступ напоминал чудовищных размеров волну, которая под воздействием неизвестных сил превратилась в камень.

Подойдя ближе к выступу, он внимательно осмотрел пространство под ним. Стена была полностью покрыта темной травой, точно такой же, как росла на склонах горы, но интуиция сталкера, подсказывала ему, что выход находится уже рядом и, конечно же, она не подвела его. Протянув руку вперед, он утопил ее по локоть в темной флоре, которая на ощупь была довольно мягкая. Высунув руку, он достал из-за спины меч и, несколько раз взмахнул им, срезая растущую траву. За ней, как он и ожидал, скрывался искомый проход. Вряд ли кто-нибудь смог бы его отыскать, не зная о тайне пещеры.

Кайман убрал меч в ножны и, достав из рюкзака самозаряжающийся фонарик, несколько раз встряхнул его, и одной рукой отодвинув не срезанную, висящую паклей растительность, шагнул в темноту. Мягкий свет фонарика осветил пространство впереди. Света явно не хватало, и сталкер перенастроил фонарь на более яркое свечение, и теперь его фонарик светил узконаправленным лучом. Да, он практически не освещал пространство вокруг, но зато в глубину он светил действительно сильно.

31
{"b":"106666","o":1}