ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Осмотрев пространство вокруг себя, Кайман понял, что находится в подобии холла. Взглянув наверх, он увидел, что весь свод пещеры покрыт бурым мхом. Посветив вперед, он увидел проход и, преодолев накатившее на него волнение, двинулся к нему. Далее ход раздваивался. Кайман взглянул на наладонник. Проклятье.

Информация относительно внутреннего перемещения в пещере отсутствовала. У сталкера возникло подозрение; либо объект, находящийся в недрах горы, был настолько засекречен, что в компьютерах не осталось ни байта информации, относительно его лабиринтов, либо хакер его жестко провел. Второе он практически сразу отмел, и остановился на версии секретности ходов.

– Ну что же, – сказал себе Кайман, – Придется искать методом тыка. – он свернул в коридор налево, и пошел по извивающемуся как змея проходу.

Те древние компьютеры, которые он искал. Должны были подсказать ему, как активировать биоустановки, раскиданные по всему материку. С помощью них, он надеялся восстановить климат его родной планеты.

Существо, следующее за человеком, остановилось. Присев на задние лапки, оно шумно втягивало воздух в себя, изучая обстановку вокруг. Оно видело, как тот скрылся внутри каменного великана, и решило выждать еще немного, чтобы человек его уж точно не заметил.

Мягко ступая по земле, зверек вскоре оказался перед входом в пещеру и, постояв немного в не решительности, метнулся внутрь. Глаза его были приучены к темноте, и он освоился во мраке пещеры очень быстро. Припав к земле, зверек обнюхал все пространство вокруг себя и, напав на след человека, устремился за ним. Впереди замелькали следующие друг за другом повороты.

Чувствительное обоняние, плюс ментальные способности, позволяли зверьку точно ориентироваться в пространстве, и поэтому он безошибочно улавливал движения, оставленные человеком, в каменных коридорах.

Кайман двигался не очень быстро, освещая себе путь рассеянным лучом света, исходившим от портативного фонаря. Стены тоннеля были изъедены трещинами, и покрыты все тем же бурым мхом, таким же, какой он увидел в начале пещеры. Создавалось впечатление, что мох этот был живым – всякий раз, когда сталкер миновал очередной участок коридора, мягкие и совсем невесомые отростки растения, пытались прикоснуться к человеку. Этот мох чем-то напоминал живые кораллы – извивающиеся, живущие постоянно в каком-то полусонном состоянии. Он возбуждался, начинал шевелиться, как только поток воздуха, дошедший до него от проходящего мимо человека, достигал чувствительных окончаний растения, и затем медленно затихал, почти замирая на стене, как пушистый бурый ковер.

Идя по тоннелю, Кайман начал замечать, что тот увеличивается в диаметре. В конце концов, он вышел в пещеру, своды которой, были не видны, даже при максимальном свечении его фонаря. Сталкер попытался прикинуть размеры окружающего его пространства, но так и не смог этого сделать. Свет фонаря, выхватывал только малую часть того, что скрывала эта огромная пещера. Он посмотрел на комп. Набрав на экране определенную команду, он тем самым вывел данные программы, считывавшей информацию об окружающей среде, на экран. В программе было все необходимое: глубина под уровнем моря, температура окружающей среды, пройденный километраж, данные о радиационном фоне, состав воздуха и другие необходимые данные.

Датчик температуры мигал на отметке пять градусов выше нуля, радиационный фон был в полном порядке, что и неудивительно. Каменный массив, находящийся над головой Каймана, надежно защищал внутренности горы от любого воздействия радиации. А вот километраж и глубина удивили сталкера. Судя по данным, он находился на глубине полутора километров ниже уровня моря, и расстояние на датчике, от входа в пещеру, до того места, где он сейчас находился, остановилось на пятнадцати километрах трехстах пятидесяти семи метрах.

Посветив фонариком себе под ноги, он заметил, что стоит практически у кромки подземного озера. Проверив на компьютере данные о составе воздуха, Кайман без дальнейших сомнений отстегнул дыхательную маску. Глубоко вдохнув воздух через нос, сталкер почувствовал необычайную свежесть, которая исходила со стороны темных вод, лежащего перед ним водоема. Но что-то все же привлекло внимание Каймана. Какой-то не знакомый запах. Он не помнил природы этого запаха, но то, что знает его уже давно, сомнений не было. Оглядевшись по сторонам, Кайман не увидел ничего, кроме тех же покрытых бурым мхом стен, и воды, которая казалось, распространилась повсюду. Тогда он решил пойти по кромке озера, в поисках дальнейшего прохода. Немного постояв, он зашагал по левой стороне озера, но вскоре снова остановился. Проход далее был невозможен. Прямо в заросшие мхом стены, врезалась зеркально гладкая, матово-черная поверхность озера. Не осталось ничего иного, как возвращаться назад, и идти в другую сторону.

Миновав вход, он двинулся по правой стороне озера, как вдруг услышал тихий всплеск. Резко крутанувшись, он отскочил подальше от воды, и посветил фонариком. Недалеко от берега на воде медленно расходились круги. Перехватив фонарь в левую руку, он правой, выхватил из-за спины меч. Продолжая двигаться к стене, он освещал фонарем пространство над водой. Ни единого движения. Абсолютно ничего. Мозг неожиданно резанула мысль об опасности. И он мог поклясться, что это была не его мысль. Но было уже поздно.

Луч фонаря выхватил из темноты огромное склизкое тело бледного цвета, с темно синими рисунками, проступающими сквозь полупрозрачную кожу чудовища. Кайман дернулся, но что-то крепко его держало сзади. Повернув голову, он взглянул через плечо, и увидел, что бурый мох, который он до этого видел в тоннеле, распустив свои невесомые щупальца, крепко вцепился в ткань плаща и ботинок. Первая мысль была скинуть плащ, но сталкер отбросил ее сразу же. Без плаща он становился почти совсем без защиты. Разрубить объятия растения у него тоже не получалось, мох крепко вцепился в руки и сковывал движения.

Тварь тем временем поднялась над водой на добрых пять метров, и наблюдала за действиями человека всеми шестью глазами. Два глаза были расположены как у большинства животных спереди, и были довольно большого диаметра, они видимо являлись основным органом зрения у твари. Они были молочно белого цвета, но даже с того расстояния, на котором находился от твари сталкер, в них пририсовывались очертания зрачков, они были чуть темнее, чем сами глаза. Вторая пара глаз находилась чуть ниже основных, и являлась полным антиподом основного зрения. Она имела миндалевидную форму и была полностью черная, создавалось впечатление, что это даже не глаза, а ноздри, или какой-то другой орган осязания.

Третья же пара располагалась, если так можно выразиться на висках чудовища. Глаза были выпуклые, веки часто подергивались, и глазные яблоки постоянно вращались в хаотичном порядке, что отдаленно напоминало хамелеона. Вместо рта у чудовища зияла дыра, в которой возвратно-поступательными движениями двигались сотни острых клыков. Огромные жвала сжимались и разжимались. По ним текла темная, вязкая жидкость – пищеварительный фермент, выделяемый тварью.

Конечностей, как таковых мразь не имела. Разве что широкие, как паруса плавники, которые были в данный момент плотно прижаты, к гладкому телу. На голове у чудовища находились роговые образования идущие по всей спине, это Кайман заметил, когда чудовище звучно принюхиваясь, поворачивалось из стороны в сторону.

Пока еще было возможно, сталкер огляделся, и заметил под ногами, остатки человеческих костей. Это, скорее всего, было то, что оставляло чудовище, после охоты. Как он понял, эта склизкая тварь, жила в непонятном ему симбиозе со мхом, покрывающим стены пещеры. То, что получала тварь при таком раскладе, он понял сразу, но вот что получал живой мох, понять не представлялось возможным, да если честно и некогда было об этом думать.

Внезапно он почувствовал очередной ментальный контакт, и заметил, что монстр уже не поворачивается в поисках жертвы, а целенаправленно смотрит в глубину тоннеля, ведущего к выходу. Мысленный сигнал, поступающий неизвестно откуда, временно отвлек тупое создание, и у Каймана появилась возможность что-то предпринять. Бросив меч, он резко рванулся вперед, одновременно отводя руки назад. Маневр вышел удачным, и он выскочил из удерживаемого мхом плаща, кувыркнувшись через голову, он подхватил меч, и резким движением рубанул по живому ковру. Блеснули искры, бурая растительность затрепетала, и монстр, все еще наблюдавший за входом, дернулся и перевел свой мутный взгляд на человека. Тело его начало извиваться, и он направился к жертве. От следующего ментального удара, сталкер опустился на колени, не ведомая ему ранее сила заставила его это сделать. Он был будто парализован, но и монстр вновь перевел свой взгляд на вход в пещеру.

32
{"b":"106666","o":1}