ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дорога в основном лежала по изуродованной радиацией земле. Радиация уже давно испарилась, а вот почва, так и не смогла возродиться после истязаний над ней. Комп отмерял не только пройденное расстояние, программа установленная в компьютере еще и рассчитывала время необходимое до достижения цели. Во время ходьбы, время изменялось в меньшую сторону, но стоило им остановиться на привал, как цифры на экране, предательски увеличивались.

Идти было не особо трудно. Во-первых, над ними мутным глазом светило дневное солнце, а во-вторых, местность позволяла довольно быстро передвигаться. Пару раз за всю дорогу, они схлестнулись с песмутами, когда проходили по заброшенным песчаным пустошам.

Эти тупые создания, выпрыгивали прямо из под ног ходоков. Из своей песочной засады, и бросались на путников. Лишь благодаря отточенной реакции армейца, они обошлись малой кровью. Одна из тварей, глубоко рассекла тыльную сторону ладони вовремя отпрыгнувшего Хамеля. Стоун снял ее прямым попаданием в голову.

Эти мутировавшие создания, были довольно неуклюжи, в их чертах ясно прорисовывались черты живших ранее на планете варанов, именно с ними у песмутов было наибольшее сходство. Про варанов Хамель узнал в одном из его одиноких рейдов к мертвым компьютерам, находившимся в нескольких десятках километров южнее Вайла, на заброшенной военной базе. Он тогда много чего узнал, восстановив безжизненную технику. Большая часть данных сейчас находилась у Каймана, хотя копии этих данных, хранились на тщательно засекреченных носителях Хамеля.

Песмуты, хоть и были медлительны, они были и особо опасны. Торчащие в разные стороны разного размера клыки, медленно шевелились, в такт ходящим из стороны в сторону возбужденным челюстям. Две пары глаз позволяли им смотреть в разных диапазонах. Одними они прекрасно видели в темноте и из-под небольшого слоя земли благодаря мутации, а другими столь же великолепно ориентировались днем и во время кислотных ливней, которые не были редкостью в этих краях. На лапах у них были длинные до пятнадцати сантиметров когти, которые с легкостью пропарывали даже некоторые виды армейских костюмов, к счастью, те в которые были одеты путники были песмутам практически не по зубам. Благодаря вшитым триадиевым пластинам их костюмы были довольно хорошей защитой, от такого вида мутантов. Правда масса у песмутов была на порядок больше человеческой, и каждый удар когтистой лапы довольно сильно сказывался на здоровье, попавшего под раздачу человека. Гематом было не избежать, и Хамель и Чейз, уже порядком подустали, скача вокруг окружающих их тварей. Но, слава богу, все довольно быстро закончилось. Чейз как истинный армеец, снес головы десятку не меньше мутантов, да и Хамель, хоть и не был бойцом, сразил, израсходовав изрядное количество боеприпасов несколько песмутов. Остальные со злобным оскалом вновь зарылись в песок, недовольно рыча.

Обработав хакеру рану, Стоун перезарядил свое оружие, помог в этом Хамелю, и они, стараясь как можно быстрее убраться с враждебной территории, торопливо зашагали прочь от недружелюбных песков.

Дальнейший путь прошел без происшествий. Они повстречали группу ходоков за пределы пустошей, остановившись лишь на несколько минут. Те возвращались из разведывательного рейда со стороны северного хранилища. Бойцы были из Роквулда. Некоторых из них Стоун знал. Они поделились информацией. Стоун рассказал им о событиях в городе, а они в свою очередь поведали ему о том, что в Роквулде поймали непонятный сигнал, исходивший, судя по координатам из северного хранилища. Клаус Фердинант, отправил туда их отряд из десяти человек но, пройдя первые два уровня, они нарвались на граундеров. В итоге их осталось лишь четверо. Шестерых просто порвали в клочья. Уцелевшие, чудом выбрались наверх, и заблокировали пневматические двери, чтобы озверевшие твари не прорвались на верхние уровни.

Так и не дойдя до источника сигнала, они вынуждены были возвращаться назад с пустыми руками. Но ничего другого им не оставалось. Им необходимо было вернуться с вдвое большим отрядом, и с лучшим вооружением, чтобы отразить возможную повторную атаку, изменившихся до неузнаваемости людей, замурованных в хранилище, да так и не сумевшими выйти на поверхность. Они не сумели поддержать своей человеческой сущности, и со временем превратились в граундеров, одних из самых кровожадных монстров заброшенных хранилищ.

Затем, попрощавшись, они двинулись по своим маршрутам, и спустя некоторое время они уже не видели друг друга. Зеленый маячок продолжал мигать, не двигаясь, и Хамель уже похоронил сталкера, как вдруг сигнал дернулся и начал движение.

Глава 22

Мутная полупрозрачная пелена стояла перед глазами. В ушах слышались непонятные звуки. В голове мелькнула мысль:

– Что это за место?

Было непонятно ничего. Во всем организме чувствовалась необычайная легкость. Головокружение только усиливало это ощущение. Он никак не мог понять, где же он находится. Но длилось это все всего несколько секунд. Резкий звук ударил по ушам Обреза, и тут же состояния невесомости покинуло тело. Следящий за состоянием человека, находящегося в реабилитационной камере бот, следуя программе, активировал следующий этап лечения, и регенерационный раствор с шумом сливался из камеры, освобождая тело. Обрез дернулся, мотнул головой, и только тогда он понял, что по всему его телу присоединены разнообразные трубки. В страхе, он начал быстро срывать их с себя. Тут же сработала защитная функция системы поддержания жизни, и передала понятную только роботу команду.

Охранный бот, подкатив к камере, прижал человека манипуляторами ко дну бокса. Обрез захотел закричать, но сделать это ему помешала дыхательная маска. Дотянуться до нее он уже не мог. Бот хоть и осторожно, но довольно сильно сдерживал его. И спустя несколько минут, Обрез оставил попытки вырваться из железной хватки робота.

Проснувшийся от непонятного шума Эдвин, спросонья опрокинул стакан с выпивкой на пол. Чертыхнувшись, он кинул быстрый взгляд на разбитое стекло и, развернувшись в сторону шума, направился к Обрезу.

Подойдя к камере, он увидел довольно смешную картину. Бот прижал пришедшего в себя человека, не давая тому ни малейшей возможности пошевелиться, а тот в свою очередь, полностью придя в себя, уже ясным и суровым взглядом, буравил глаза Эда.

– Обещайте мне, – обратился он к Обрезу, – что как только первый отпустит вас, вы будете себя вести, как и следует разумному человеку.

Обрез продолжал смотреть не отрываясь на Эдвина. Постепенно взгляд теплел, и Обрез кивнул.

– Первый, – приказал он боту, – отпусти человека и приведи камеру в порядок.

Робот послушно выполнил приказ хозяина. И Эдвин снова обратился к мародеру:

– Теперь я попрошу вас расслабиться, для того чтобы я смог вас нормально отключить от реабилитационной камеры. – он сделал паузу, – В противном случае, снова сработает защита бокса, и к моему сожалению, вы опять окажетесь под давлением, – он хихикнул, – Моих ботов.

– Я тебя отлично понял э-э-э, – многозначительно хмыкнул Обрез, самостоятельно снимая маску, с лица.

– Эдвин, – закончил за него хозяин заведения, – Эдвин Лоуз, – и более резко сказал, – Только мы еще не настолько знакомы, что бы вы мне тыкали.

– По-другому не привык, – огрызнулся в ответ мародер, – Погрешности профессии.

– К черту погрешности, – начал злиться владелец, – Вы же человек, а не песмут. – он посмотрел на Обреза, – Или я ошибаюсь.

– Простите док, – извинился мародер, – Просто события последних… – он запнулся, – Кстати, Эдвин. Сколько я здесь, э-э-э, пролечился?

Лоуз взглянул на часы, и ответил:

– Если отсчитывать от того момента, как я впервые коснулся вас скальпелем, то тринадцать часов и сорок семь минут. А если шагать от твоей стычки с Живодером, то…

– Живодер! Где он! – резко перебил его Обрез.

– Успокойтесь. Он связан моими ребятами, специальной металлической нитью, и закрыт в одном из подсобных помещении. Я считаю что, такие как Живодер, должны быть изолированы от нормальных людей.

34
{"b":"106666","o":1}