ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я сомневаюсь, что кому-то может быть выдан мандат на высказывание абсолютной истины. В современном глобальном мире нужно вместе искать новые механизмы разрешения конфликтных ситуаций и разрешать их, соблюдая общепринятые принципы международного права и делового оборота.

Дамы и господа!

Когда мы говорим о современных экономических успехах России, то прекрасно осознаем, что они во многом связаны с благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой.

Мы – страна, до сих пор экспортирующая прежде всего сырьевые товары. Соответствующие рынки, как известно, имеют одну важную черту – их цены подвержены существенным колебаниям. Поэтому страны с такой структурой экономики лишь временно могут претендовать на роль развитых. И мы это понимаем.

Однако одновременно хотел бы развеять и некоторые иллюзии относительно непосредственной роли сырьевого экспорта в росте российской экономики за последние семь лет. Так, его объем в среднем за этот период составлял около 25 % ВВП, а темпы роста в реальном выражении – 6 % в год. Таким образом, прямой вклад сырьевого экспорта в рост российской экономики составлял около полутора процентов за указанный период. Согласитесь, не так уж и много…

При этом в лидерах роста были совершенно другие отрасли: строительство, телекоммуникации, финансовые услуги, торговля, транспортное машиностроение. Мне могут возразить, что они поднимались за счет перераспределения капиталов из того же сырьевого сектора. Да, отчасти это так. Но это значит, что структура российской экономики переживает вполне благоприятные изменения.

Все это позволило нам достичь определенных успехов. В последнее время иногда доводится слышать, что Россия стала в чем-то напоминать Советский Союз. Может быть, это отчасти так. Но только в одном направлении. Например, по объему ВВП мы выйдем в этом году на максимальный уровень советского периода. Мы к этому стремились – радует.

Но секреты и уже достигнутых успехов, и нашего будущего, я надеюсь, лежат в столь же быстром развитии. И уж тем более принципиально разными являются базовые политические принципы современной России.

Сегодня перед нами стоят три основные задачи. Решение этих задач – это ключ к долгосрочному росту российской экономики. Каковы эти ключи? Сейчас я их назову. Первый ключ – это диверсификация. Второй ключ – создание современной инфраструктуры. И третий ключ – вложения в человеческий капитал. Остановлюсь на них чуть подробнее.

Долгосрочный ускоренный рост российской экономики станет возможным только при условии существенного изменения ее структуры. Другими словами – диверсификации.

Учитывая наши очевидные преимущества – природные ресурсы, накопленный опыт в ряде высокотехнологичных производств, – мы делаем акцент на развитии определенных отраслей. Это глубокая переработка всех видов природных ресурсов, аэрокосмический сектор и экспорт интеллектуальных услуг.

Такой выбор связан еще и с тем, что названные направления имеют высокий экономический мультипликатор, то есть их развитие тянет за собой и рост других отраслей.

В некоторых из этих сфер мы ориентируемся на формирование крупных российских корпораций и будем всячески поддерживать их внешнеэкономическую деятельность. Означает ли это возрождение государственной экономики? Разумеется, нет. Более того, ни ностальгии по прошлому, ни «национализаторского зуда» у нас нет и быть не может.

За этим решением стоит хорошо просчитанная прагматичная позиция. Ведь, вдумайтесь, речь идет о наиболее капиталоемких отраслях экономики в масштабах огромной страны, в масштабах огромной по территории страны. И будем только рады, если частный бизнес самостоятельно справится с их развитием.

Единственное, чего мы не можем допустить, это развала и закрытия этих отраслей. Без них российской экономики просто не будет. И даже в случае сохранения контрольного пакета за государством мы ориентируемся на создание публичных компаний с существенной долей частных инвесторов в их капитале.

Чтобы не быть голословным, приведу пример из одной близкой мне сферы – газового сектора. Почти 50 % капитала Газпрома принадлежит частным акционерам. Речь идет о суммах порядка 130 млрд. долларов, или о более чем 10 % российского ВВП. Было бы наивно предполагать, что, даже имея контрольный пакет, государство может действовать в этой сфере без учета интересов негосударственных инвесторов. То же самое относится и к другим компаниям в энергетической сфере, включая Роснефть и РАО «ЕЭС России».

Такие корпорации будут способны реализовывать не только самостоятельные проекты, но и проекты совместные, международные, в том числе и с частными инвесторами. Цель здесь очевидна – повышение конкурентоспособности наших товаров и услуг.

Такой выбор не обязательно будет означать на практике новые государственные инвестиции, хотя где-то без них, наверное, и не обойтись. Для этого нами создана Российская венчурная компания. Намечено создание Банка развития. И уж тем более речь не идет о налоговых льготах, искажающих рациональное распределение ресурсов в экономике. Налоги должны быть настолько низкими, насколько это возможно в текущий момент, причем для всех.

Этот выбор свидетельствует о постановке более сложной и масштабной задачи: любые предпринимаемые государством в области экономики меры будут оцениваться с точки зрения их влияния на развитие приоритетных секторов экономики. Что касается необходимых инвестиций, то мы будем создавать все условия для прихода частного капитала, в том числе и иностранного.

Главное условие – это эффективные рыночные институты, в том числе институты, которые направлены на защиту некоррумпированными судами и некоррумпированными чиновниками, защищающие права собственности и конкурентные условия.

Уважаемые коллеги!

Сегодня мы вплотную столкнулись с инфраструктурными ограничениями нашего развития. Так, для расширения производства и строительства новых мощностей компаниям не хватает электроэнергии. Транспортные издержки в экономике также недопустимо велики. Этими вопросами мы занялись вплотную. В этом – второй ключ к развитию нашей страны, к нашему будущему росту.

К примеру, в энергетике планируем достичь к 2015 году роста производства электроэнергии в 1,5–1,6 раза. И предполагаем для этого вложения в размере до 300 млрд. долларов.

Чтобы реализовать такую программу, нам нужны прежде всего частные инвестиции, в том числе иностранные. При этом мы хорошо понимаем, что инвесторы придут в отрасль, если будут ясны и прозрачны условия их работы на долгосрочную перспективу. Именно поэтому в прошлом году нами были приняты достаточно непростые, говоря откровенно, сложные, но необходимые решения.

Во-первых, был четко обозначен график либерализации ценообразования в электроэнергетике – с 5 % рынка в наступившем году до 100 % в 2011-м с переходом в том числе на долгосрочные договоры. Мы ориентируемся на унификацию ценообразования на газ на внутреннем рынке и на экспорт – к 2011 году. Она позволит обеспечить равную пропорцию доходности на внутреннем и внешнем рынке. Приветствуем также долгосрочные отношения в этой сфере.

Нужно подчеркнуть, что это решение носит далеко не частный и тем более не политический характер. Это подход, призванный перевернуть всю логику принятия крупных экономических решений для многих отраслей.

Являясь частью европейской экономики и соответственно мировой экономики, мы должны принимать правила, сложившиеся в Европе и во всем мире.

Это означает, что бесплатного газа ни для кого больше не будет. Время на адаптацию есть, но его не так много. И не мифические враги извне заставили нас принять такое решение, а понимание истинных потребностей российской экономики.

Не менее сложны для нас и задачи развития транспортной инфраструктуры, особенно с учетом протяженности одной из важнейших территорий. В этих условиях освоение различных территорий становится нашей приоритетной задачей, причем речь идет как о глобальных, так и о частных проблемах. Таких как, с одной стороны, развитие Сибири и Дальнего Востока, с другой – благоустройство территории рядом с домом, безопасность на дорогах. Речь идет и об использовании громадного транзитного потенциала России, о развитии современных телекоммуникаций.

23
{"b":"106667","o":1}