ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Грим Кабуки подчеркивает характер героев. Так, сила воли выражается вертикальными мазками: резко вздернутые вверх брови, направленный вверх разрез глаз, поднятые уголки губ. Лицо отрицательного персонажа разрисовано синими линиями, имеющими ответвления, направленные вниз. Белые цвета передают смятение, болезнь, униженность и т. д.

Искусство выражения эмоциональных переживаний людей с помощью масок и грима было использовано мастерами японской живописи у к и ё – э. В работах этих мастеров нашли отражение экспрессии японского лица, свидетельствующие о вполне определенных переживаниях.

Укиё-э – это гравюра на дереве, специфическое па-правление японского изобразительного искусства, возникшее в середине XVII в. Основателем направления считается Хисикава Моронобу. В конце XVIII в. мастерами укиё-э был создан жанр своеобразного портрета актеров и куртизанок. В этом жанре особенно преуспел Тосюсай Сяраку, который, по-видимому, находился под влиянием китайской системы лицегадания, физиогномики: его работы несут на себе печать классических шаблонов выражения чувств. Так, на лице злодея выделяются изогнутые брови, скошенные глаза, опущенные концы губ, приподнятый подбородок. Злодейский характер персонажа передается и в экспрессии рук, поднятых в угрожающем жесте. Совсем иными экспрессиямп характеризуются женские персонажи. Здесь превалируют мягкие линии и элегантные жесты. Лица женщин стилизованы под общий тип японок: вытянутое округлой формы лицо, узкий лоб, грустные глаза, маленький рот, прямой нос. В искусстве стилизованного женского портрета признанным мастером считается Кэйсай Эйсай (1790-1848). Большую известность в этом жанре получил также Китагава Утамаро. Изображаемых персонажей он наделял вполне определенными чертами характера. Так, женщин, отличающихся непостоянством, мастер изображал с густыми волосами, крупными зрачками, миниатюрным носом, разведенными бантиком губами.

Экспрессии японских масок и кукольных персонажей театра Бунраку, выразительные линии грима театра Кабуки и лицевые штампы гравюр у к и ё – э свидетельству ют о том, что японцы весьма восприимчивы к выражению человеческого лица. В общении они внимательно наблюдают за реакциями собеседника и тщательно контролируют свои. Впрочем, из универсальных реакций, отражающих удивление, страх, отвращение, ярость, печаль и радость, многие значительно отличаются от подобных реакций в других культурах.

Улыбка и смех. Мы привыкли, что улыбка появляется на лице, когда человек переживает что-то приятное, смех сопровождает внезапную радость или какие-либо другие положительные переживания. У японцев здесь есть исключения.

Известный исследователь японской действительности Лафкадио Хёрн (1850-1904) в своем трактате «Японская улыбка» рассказывает о том, как молодая служанка, нанятая в семью иностранца, побывав с разрешения хозяйки у себя дома на похоронах мужа, поведала своей госпоже об этом событии. Госпожа с недоумением спросила, почему она улыбается. Служанка ничего не могла ответить. Иностранка не поняла, подчеркивает Хёрн, что улыбка – это знак вежливости и деликатности у японцев, которых с детства учат не расстраивать своими личными переживаниями других людей.

Во время второй мировой войны, когда в семьи японцев приходили извещения о гибели близких, родственники встречали эти новости с улыбкой. Нет сомнения, что они переживали глубокое горе. В этом проявляется японская деликатность. Теперь молодые японцы иногда считают все это устаревшей традицией, но, когда им самим перевалит за 35, эта традиция и для них дает себя знать.

У Рюносукэ Акутагава есть короткий рассказ «Носовой платок». Суть его сводится к следующему.

К профессору, читавшему лекции в Токийском университете, пришла мать одного из учеников. Из ее рассказа профессор узнал, что его любимый ученик умер. Профессор был поражен не столько новостью, сколько поведением рассказчицы: на лице матери была улыбка. Профессор случайно уронил на пол веер. Когда он нагнулся за ним, то увидел, как руки матери нервно теребили на коленях носовой платок. Профессор понял все. Бедная женщина улыбалась, но сердце ее сжимало неутешное горе. Мать смеялась лицом, но плакала сердцем. В этом вся Япония.

Японцы любят радоваться, смеяться, улыбаться. Они считают, что боги, которым поклоняются люди, тоже улыбаются и даже смеются. Легенды говорят, что именно на звуки смеха богиня солнца Аматэрасу вышла из своей пещеры, где она пребывала в дурном настроении. Если бы богиня не услышала смеха, она осталась бы в пещере и тогда не было бы ни солнца, ни Японии.

Для японца существует не только радостный, счастливый смех, который всегда был убедительной силой. Благодаря развитому чувству собственного достоинства японцы особенно остерегаются стать посмешищем. Об этом знает каждый японский ребенок: «Если ты поступишь дурно, люди осмеют тебя».

Улыбка или смех в Японии могут означать разное – это и признак дружеского расположения, и выражение сдержанности, скрытности, и открытое выражение эмоций, и признак неловкости, вызванной затруднительным положением. Улыбка японца может означать «я понимаю» или «я не понимаю». Неудивительно поэтому, что одной из самых обычных улыбок японцев является «загадочная» улыбка. Такие улыбки запечатлены и на лицах будд, покоящихся в храмах, и на лицах каменных фигур д з и д з о, служащих украшением на больших дорогах.

У японцев можно различить несколько типов улыбок: улыбка, за которой скрывается печаль (женщина встречает мужа, который вернулся с похорон); надменная, неопределенная улыбка (усвоенная даже шестилетней девочкой); «социальная улыбка», которая служит подобно кимоно, надеваемому для подходящего момента, и которая изображается с целью соблюдения благопристойности; профессиональная улыбка (например, доктор улыбается пациенту); довольная улыбка человека в возрасте; улыбка бизнесмена на банкете.

Конечно, за каждой улыбкой или смехом что-то кроется. Есть просто улыбка эгао (букв, улыбающееся лицо; лицо, озаренное улыбкой), счастливая улыбка. Есть также шумный, буйный смех оварай (покатываться со смеху, хохотать) и такаварай (букв, «высокий смех», громкий смех, взрыв смеха) – возбужденный смех, смех в приподнятом настроении. Японцы различают виды смеха по звукам, соответствующим пяти гласным японской слоговой азбуки:

(а) – ва-ха-ха: оварай, только для мужчин;

(и) – и-хи-хи: хихиканье или смешок злобного ликования;

(у) – у-ху-ху: синобиварай (подавленный смех, смех исподтишка), скрытый смех как мужчин, так и женщин;

(э) – э-хе-хе: тэрэварай, или осэдзиварай, деланный (искусственный) смех, вызванный замешательством, или льстивый смех;

(о) – о-хо-хо: такаварай – смех женщины, который может быть искренним или просто благопристойным.

Бывают моменты, когда японцы не прочь забыть о правилах, моменты, когда они находятся в состоянии бурэй-ко (непринужденно, боа формальностей). Тогда они «снимают» маски и бурно радуются. Со своими друзьями японцы дают волю чувствам.

Жесты. Известный исследователь общения японцев Мититаро Тада в своей книге «Японская культура жестов» отмечает, что жесты и телодвижения японцев почти незаметны. «Когда я еду в электричке и наблюдаю за жестикуляцией беседующих, – отмечает он,- я убеждаюсь, что бросающихся в глаза жестов у японцев нет. Однако на днях, когда я совершал свой обычный путь, мое внимание привлекли две сидящие напротив женщины. Они, разговаривая, делали различные телодвижения, размахивали руками. Я наблюдал за ними и удивлялся: "Неужели японцы стали другими?". Однако, прислушавшись, я понял, что собеседницы говорили не на японском языке. Я убедился: японцы ничуть не изменились! Жесты японцев все еще едва уловимы» [381]. В Японии считается похвальным умеренность и сдержанность в движениях. Поспешность воспринимается неодобрительно. Осанка, поза, манера жестикуляции у японцев имеют свой национальный колорит.

Как известно, в процессе общения собеседники часто кивают головами. У одних народов это является знаком согласия, у других – знаком несогласия. У японцев вертикальное быстрое движение головой означает не «я согласен с вами!», а скорее «я внимательно слушаю вас». По этому поводу в адрес японцев сыплются жалобы со стороны незадачливых иностранцев: «Как же так, все время мой партнер кивал утвердительно головой, а как дошло до завершения беседы, сказал что-то вроде „нет"» [21].

вернуться

[21]О различных вариантах «нет» см. раздел 3 настоящей главы.

53
{"b":"106691","o":1}