ЛитМир - Электронная Библиотека

Гарона некоторое время молчала.

– Это место называется Нижний Поток. Там все мимолетно и в то же время все неизменно. Я падала в нем целую вечность, а когда вновь вышла к свету, это был незнакомый свет. Я была в незнакомом безумном мире.

– После обещаний рая Черная Топь, должно быть, разочаровала тебя, – вставил Кхадгар.

Гарона покачала головой:

– Это был шок. Я помню, как меня скрутило при первом взгляде на это небо – голубое, враждебное. А эта земля, вся покрытая растительностью, насколько хватало глаз! Некоторые из нас не смогли этого выдержать и сошли с ума. Многие в тот день присоединились к клану Пылающего Клинка, хаотической толпе под огненно-оранжевым знаменем. – Гарона погладила свой массивный подбородок. – Я боялась, но выжила. И обнаружила, что жизнь полукровки, которую я вела, дала мне способность понимать вас, людей. Я участвовала в устроенной на Медивха засаде. Он убил всех, но меня оставил в живых и отправил обратно с посланием для мага Гул'дана. А через какое-то время Гул'дан подослал меня к нему шпионить, и тут я поняла, что мне будет… сложно предать старика.

– Твоя преданность оказалась поделена между несколькими хозяевами, – вставил Кхадгар.

– Но что касается ответа на твой вопрос, – продолжала Гарона, – нет, я не знаю, сколько кланов Дрейнора прошло сквозь Темные Врата. И я не знаю, сколько времени им потребуется, чтобы прийти в себя. И я не знаю, откуда взялись эти врата. Но ты, Кхадгар, можешь выяснить это.

Кхадгар захлопал ресницами:

– Я?

– Твои видения, – подсказала Гарона. – Ты, насколько я поняла, можешь вызывать призраки прошлого даже из самых отдаленных мест. Я подсмотрела, как ты вызвал видение матери Медивха, когда мы впервые встретились. Где это было, в Штормбурге?

– Да, – кивнул Кхадгар. – Вот почему я все же считаю, что демон в библиотеке был реальным. Если бы это было видение, там был бы задний план.

Гарона отмела прочь его замечание:

– Ты можешь вызывать эти видения. Ты можешь перенестись к тому моменту, когда врата были созданы. Ты можешь выяснить, кто провел орков сквозь пространство и привел их в Азерот.

– Верно, – удивился Кхадгар. – И могу поклясться, что это тот же самый маг или заклинатель, который выпускал на волю демонов. Мне кажется, это вполне разумно – допустить, что эти два факта как-то связаны. – Он посмотрел на Гарону. – А знаешь, сам бы я никогда до этого не додумался.

– Я могу и дальше подсказывать тебе, – ответила Гарона, очень довольная собой, – если ты будешь честен со мной.

Кхадгар и Гарона вошли в пустой обеденный зал. Трудяга Мороуз вымел его прежний магический круг, и Кхадгару пришлось восстановить его, заново рассыпав толченый розовый кварц и аметист. Гарона вставила зажженные факелы в скобы на стенах, а затем встала в центре узора рядом с ним.

– Предупреждаю, – обратился юноша к женщине-орку, – это может не сработать.

– Ты справишься, – подбодрила его Гарона. – Я видела, как ты делал это прежде.

– Нет, конечно, что-то я обязательно увижу, – вздохнул Кхадгар. – Вот только не знаю, что это будет.

Он проделал необходимые пассы и произнес нужные слова. Сейчас, когда на него смотрела Гарона, ему хотелось, чтобы у него все получилось как надо. Наконец он высвободил мистическую энергию и прокричал:

– Покажи мне происхождение врат между Дрейнором и Азеротом!

Они ощутили изменение давления; даже воздух вокруг них стал другим. Он был теплым и ночным, но ночное небо за окном (поскольку теперь в этом помещении было окно) было темно-красным, цвета старой спекшейся крови, и лишь немногие слабые звездочки могли проникнуть сквозь облака.

Они находились в чьих-то апартаментах, скорее всего какого-то орочьего вождя. На полу были расстелены меховые ковры и сделан настил, который, по-видимому, служил кроватью. В центре комнаты, в специальном углублении, пылал огонь. На каменных стенах развешано оружие, а вдоль них стояло множество разнообразных ларцов: Один был открыт и внутри лежали высушенные органы каких-то существ.

Лежавшая на кровати фигура зашевелилась, перевалилась на бок и внезапно села, словно пробуждаясь от кошмарного сна. Орк уставился в темноту, и они смогли разглядеть его свирепое, покрытое шрамами лицо. Даже по орочьим стандартам это был весьма безобразный представитель своей расы.

Гарона тихо охнула и произнесла:

– Гул'дан.

Кхадгар кивнул.

– Он не может видеть тебя, – успокоил он девушку.

Так вот он какой – маг, пославший Гарону шпионить за Медивхом. На вид он внушал не больше доверия, чем погнутая золотая монета. В этот момент орк плотнее закутался в меха и заговорил;

– Я все еще вижу тебя, хотя мне и кажется, что я проснулся. Может быть, мне просто снится, что я проснулся? Подойди сюда, существо из сновидения!

Гарона сжала плечо Кхадгара, и юноша почувствовал, как ее острые ногти впились в его кожу. Однако Гул'дан обращался не к ним, в комнате находился еще один призрак.

Он был высок и широкоплеч, но почему-то просвечивал насквозь, словно бы тоже не принадлежал этому месту. На лицо незнакомца был накинут капюшон, а голос звучал тихо и отдаленно. Несмотря на то, что единственным источником света был огонь в центре комнаты, фигура отбрасывала две тени – одна была направлена в сторону, противоположную огню, а другая вбок, словно бы фигуру освещал еще один светильник.

– Гул'дан, – произнесла фигура, – мне нужны твои люди. Мне нужны твои армии. Мне нужно, чтобы твоя сила помогла мне.

– Я призывал своего духа-защитника, о существо, – ответил Гул'дан, и Кхадгар услышал, что голос орка дрожит. – Я призывал своих чародеев, и они спасовали перед тобой. Я призывал своего мистического властелина, и он не смог остановить тебя. Ты преследовал меня всновидениях, а теперь ты явился в мой мир. Скажи мне правду, кто ты?

– Ты боишься меня, – проговорил призрак, и при звуке его голоса Кхадгар вздрогнул, – потому что ты не понимаешь меня. Взгляни на мой мир и пойми свой страх. Тогда ты не будешь больше бояться.

С этими словами высокая фигура в капюшоне провела в воздухе руками, и между ними образовался шар, яркий и сверкающий, словно мыльный пузырь, около фута в диаметре. Он поплыл по воздуху, и внутри него показалась живописная картина – страна с голубыми небесами и зелеными полями.

Фигура в плаще показывала орку Азерот.

В воздухе появился второй пузырь, за ним третий, и еще один. Пестреющие солнечными пятнами поля зреющих хлебов. Болотистые равнины Черной Топи, Снежные равнины севера. Сверкающие башни Штормбургской крепости.

В последнем пузыре виднелась одинокая башня в колыбели круглых холмов, озаренная ясным лунным светом. Незнакомец показывал Гул'дану Карахан.

А затем возник еще один пузырь, в котором Кхадгару удалось разглядеть темное ядро, окруженное водой. Видимо, эта картинка возникла случайно и через мгновение исчезла, однако молодого мага словно окатило волной магии. Там, под водой, скрывалась могила, склеп, источавший силу, которая билась в нем, словно сердце.

– Собирай свои силы, – произнесла фигура в плаще. – Собирай свои армии, воинов, рабочих, союзников, и готовь их к путешествию по Нижнему Потоку. Хорошенько все продумай, поскольку все это будет твоим, когда ты достигнешь цели.

Кхадгар качнул головой. Этот голос жалил его, навязчивый, словно москит. Внезапно юноша узнал незнакомца, и его сердце дрогнуло.

Гул'дан стоял на коленях, сомкнув ладони перед грудью.

– Я сделаю все, ибо могущество твое необоримо! Но скажи истинно, кто ты и как мы достигнем этого мира.

Фигура подняла руки к капюшону, и Кхадгар тряхнул головой. Он не хотел видеть это. Он уже знал, кто это, и не хотел его видеть.

Лицо, изборожденное глубокими морщинами. Седеющие брови. Зеленые глаза, поблескивающие скрытым знанием и затаенной опасностью. Гарона рядом с ним резко выдохнула.

– Я Страж, – проговорил Медивх, обращаясь к орку-заклинателю. – Я открою вам путь. Я разобью круг и стану свободен.

41
{"b":"10678","o":1}