ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Вложив информацию в монаха, Джикс слегка задумался, а затем – на всякий случай – выжег ту часть мозга, в которой поселилось чувство зависти к сестре по вере. Мужчина застонал.

«Машины, – назидательно сказал сам себе Джикс, – не испытывают чувства зависти друг к другу. Стало быть, тех, кто им поклоняется, нужно от этого отучать».

Демон извлек когти из черепов своих слуг, и в миг, когда ментальная связь с богом прервалась, женщина испустила крик боли. Мужчина без сил упал на пол, и Джиксу пришлось вызвать су-чи, восстановлением которых занимались оставленные при демоне братья; он приказал им унести мужчину. «Учитывая, что после аудиенции от его мозга почти ничего не осталось, – подумал Джикс, – аргивянам не составит труда поймать его».

Отпустив слуг, Джикс удовлетворенно откинулся на спинку трона и сложил металлические когти в замок. Дела идут отлично. Кажется, он только что завернул последний болт в машину победы.

Гвенна наблюдала за побережьем, когда прибыл первый кощун. Когда из-за моря пришла целая армия, Гвенна тоже наблюдала за побережьем. Мудрость Титании была безгранична: королева понимала: если кощуну удалось сбежать с острова, он обязательно вернется. Поэтому и Гвенне, и прочим эльфам ее клана был отдан приказ неусыпно следить за всем северным побережьем в течение года, а если потребуется – в течение ближайших десяти лет. Им было приказано достойно встретить людей с неба.

И люди пришли, как с неба, так и с моря.

Утром Гвенна сидела на том же дереве, что и в день появления первого кощуна. Горизонт закрывала свинцовая стена глухо рокочущих ураганов.

Внезапно на фоне стены появились черные точки: они постепенно увеличивались, и Гвенне наконец стало ясно, что это корабли, чудом преодолевшие бурю. Целая флотилия, которой, казалось, ураганы вообще не нанесли вреда.

Черные точки появились и в небе – издали они напоминали комариный рой. Гвенна догадалась, что это те самые вроде-как-птицы. Судя по тому, какими маленькими казались они на фоне кораблей, силуэты которых лесная девушка уже отчетливо различала, корабли были просто гигантские, каждый размером с эльфийскую деревню.

Гвенна наблюдала, а корабли все появлялись и появлялись: от одних в небо поднимался черный дым, от других – белый пар, третьи шли под огромными, потрепанными ветром парусами.

Безмолвная армада шла к острову. Даже в древних сказаниях не было ни слова о прибытии столь могучего флота. Не было никаких сомнений, что целью кощунов является Аргот.

Флот направлялся к полуострову, расположенному западнее того места, где сидела Гвенна, и девушка решила перебраться туда. Сначала она хотела идти по берегу, но над ее головой уже били крыльями вроде-как-птицы, всадники которых, несомненно, пристально наблюдали за землей. Поэтому она передвигалась по ветвям, ближе к кронам деревьев; там, где ветви деревьев не соприкасались она разбегалась и перепрыгивала с одного ствола на другой.

Вскоре она добралась до поста юной Дорил. Та испуганно наблюдала за приближением армады.

Гвенна привела Дорил в чувство и приказала отправляться во дворец Титании – известить королеву о вторжении. Но она тут же поняла, что Гее уже известно о происходящем – так огромна была приближающаяся армия. А все, что знает Гея, напомнила себе Гвенна, знает и королева Титания. Несмотря на приказ, Дорил не двигалась с места, она оцепенела от страха.

Когда Гвенна добралась до места высадки кощунов, они уже разбили лагерь. Они не стали ставить корабли на якорь, а уткнули их носами прямо в песчаный берег. Затем носы кораблей треснули пополам и раскрылись. Из образовавшихся дыр на берег высыпали массы существ – словно полчища муравьев из разворошенного муравейника. Среди существ были и люди, но остальных – подавляющее большинство – Гвенна никогда раньше не видела. Одни походили на людей, но с головами насекомых – эти оцепили значительную часть берега. Другие – механические гиганты с вывернутыми назад коленями – принялись выгружать какие-то ящики, видимо с припасами. Затем из недр кораблей выкатились гигантские существа, похожие на крепости, – со стенами и башнями, из которых торчали руки с мечами. Затем появилась совсем огромная машина – на паучьих ногах, в пасти сверкали гигантские металлические зубы.

В ответ на молчаливый вопрос Гвенны – виновна ли она в этом вторжении – на берег вышел командир прибывшей армии. Механических чудовищ и людей привел ее личный кощун, тот самый, которого она спасла от смерти чуть больше года назад. Он отдавал приказы людям и машинам, они беспрекословно ему повиновались. На миг он повернулся к другому человеку, постарше, выше ростом и шире его в плечах. Выслушав его, кощун резко произнес несколько слов, и в движение пришли другие машины.

Создание на паучьих ногах засеменило к опушке леса, а механические гиганты начали рыть яму под основание будущей крепости выше линии прилива. Железные зубы чудовища сомкнулись на стволе первого дерева, и во все стороны полетели опилки и куски коры. Колосс на паучьих ногах принялся прогрызать себе путь сквозь джунгли.

До берега добрались и другие корабли. Они тоже утыкались носами в берег, носы раскрывались, и из их недр на песок выползали чудовища. Часть кораблей разбилась о рифы, но большинство преодолели преграду и направлялись дальше, вдоль берега. Везде, через каждую сотню ярдов, вдоль всей береговой линии повторялась одна и та же сцена. В небе жужжали сотни вроде-как-птиц, больших и маленьких.

Дожидаться ответа из дворца Титании было некогда. На берег ступили не одинокие кощуны, выброшенные на песок после кораблекрушения. Пришла армия, вооруженная и опасная, которая к тому же сразу после высадки начала осквернять землю.

Гвенна знала, что ей следует дождаться официального ответа, но она так же знала, каким именно он будет. Если она немедленно не начнет действовать, лес погибнет. В тот же миг дерево, на котором она сидела, задрожало, как при землетрясении, – неподалеку на землю обрушился гигантский ствол, увлекший за собой – так тесно переплелись их ветви – два других.

Гвенна бросилась прочь от опушки, в глубину чащи. Ей нужно было созвать свой клан и организовать боевой отряд.

Когда имеешь дело с кощунами, нельзя дожидаться выполнения всех формальностей.

Ашнод смотрела на силекс и улыбалась. Она не один год потратила на изыскания, и вот наконец они увенчались успехом – секрет чаши раскрыт.

Она погладила пальцем край медного сосуда – вокруг потемнело, но наступившая тьма ей нравилась. Тьма говорила с ней о совершенно новом типе энергии, о новой силе, которую Ашнод сможет использовать в своих интересах.

Она проявила себя блестящим учеником. Правда, рыжеволосой изобретательнице пришлось прибегнуть к самым сильнодействующим аргументам, чтобы убедить аргивскую учительницу поделиться с ней секретами башен из слоновой кости. Взяв знание, Ашнод решила оставить его носительницу в живых, и та покинула ее. Если бы пленная умерла, Ашнод, конечно, слегка бы ее подправила, и та навсегда осталась бы при ней, продолжая против своей воли учить бывшую подмастерье Мишры. Однако аргивянка не только выжила, но и сбежала, просто исчезла однажды ночью. Может, ей кто-то помог, может, она справилась сама. В любом случае это уже не важно. Большая часть ее знаний осталась с рыжеволосой изобретательницей.

Для работы требовалось освоить новый стиль мышления, и на первых порах Ашнод испытывала большие трудности. В ее прежнем мире, как и в мире других изобретателей, существовали только физические силы. Но едва она свыклась с мыслью, что энергия, сила заключена в самой земле и от человека требуется лишь выпустить эту силу на свободу, она поняла теорию до конца.

Чтобы магия заработала, в нее нужна просто верить.

Ашнод отдернула руку, и мир приобрел обычные очертания. Использовать это устройство слишком опасно, но вполне достаточно его таинственной мощи, чтобы показать Мишре, на что она способна. Ашнод не сомневалась, что чаша вернет ей положение и место подле трона кадира.

101
{"b":"10679","o":1}