ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Камни в сознании Джикса стали чем-то вроде маяков, он чувствовал их силу даже без помощи сознания монаха. Эти маяки, магниты, за последние несколько лет практически не меняли своего местоположения. Один находился на западе, путь к нему лежал через горную страну. Другой находился на юге, путь к нему лежал через горную цепь. Камни звали его. Они умоляли его забрать их обратно в Фирексию, домой, где их могли использовать как подобает, где они могли по-настоящему реализовать свою сущность.

Когда Джикс; впервые вошел в этот плотский мир, он думал, что просто убьет вора и вернется домой, отобрав у мерзавца похищенных механических драконов. Он слышал и их зов, хотя за последние несколько лет голос одного из них ослаб, а теперь и вообще пропал.

Джикс оплакал его и уже собирался отправиться вершить месть.

Но теперь цель его миссии изменилась. Пока демон пребывал в Фирексии, он мог внедряться в сны вора, но в этом мире Джикс лишился этой возможности – сны Мишры и сны Урзы стали ему недоступны. Казалось, что в этом мире они наглухо закрыты, защищены от его нечистых лап, не подвержены насылаемым им искушениям. Какая сила отвечала за это, сила камней или природа этого мира? Казалось, что от камней в этом мире зависит многое. Должен ли Джикс – наряду с драконами – вернуть в Фирексию и эти камни? И еще – не представляют ли эти два органических создания опасности для Фирексии? Если они смогли пройти сквозь все преграды, то почему этого не смогут повторить другие?

Когда дело доходило до подобных вопросов, Джикс был четок – для службы ему требовались лишь железная логика и стальные факты, ничего больше. Поэтому он и послал своих монахов собирать информацию. А когда монахи возвращались к нему с собранной информацией, демон сладострастно высасывал ее из их сознания и составлял план действий.

Обработав поступившие данные, Джикс передал новый приказ, уложив его в голову монаха. Тот снова издал приглушенный стон – еще бы, в этот миг старая информация вытеснялась из его мозга новой, а органические сети перенастраивались для понимания сути нового приказа. Теперь Джикс все делал аккуратно – благодаря знаниям, полученным в рамках серии экспериментов, окончившихся для подопытных трагически, демон научился понимать, какие части органических схем мозга монахов отвечают за исполнение базовых функций их корпуса (нет, у них это называется тело), и впредь эти области не трогал.

Джикс извлек когти из плоти и нервов монаха и отнял руку. Монах рухнул было на пол, но докладчика поймали стоявшие наготове братья (братья в меньшей степени, нежели Мишра и Урза). Ничего страшного – монаха вылечат и приведут в порядок, а когда его сознание придет в себя, он передаст послание бога своим товарищам.

В послании же говорилось, что братья должны отправиться к этим Урзе и Мишре. Им надо стать частью, деталью их грубой, жестокой организации, превратиться в – как это? – придворных при правителях того и другого племени. Они должны наблюдать и обо всем доносить демону. А когда наступит нужный момент, они должны воззвать к Джиксу, и тогда он восстанет со своего трона в Койлосе и накажет братьев за их преступления против машин. За преступления против Фирексии.

Тогда-то он и отберет у них камни, подумал Джикс, сгибая и разгибая металлические пальцы руки. Капельки монашьей крови были разбрызганы по животу демона: падая, они шипели и испарялись, оставляя пятна.

Да, решил демон. Камни принадлежат ему по праву завоевателя. Он вернет их домой, в Фирексию.

Глава 20: Мутанты

В течение последних месяцев от Ашнод регулярно поступали краткие отчеты, пара слов о том, как движется работа, очередная коррекция сроков, список необходимых ресурсов: песок для производства стекла, сталь, ткань того или иного вида и, разумеется, рабы. Чем больше рабов, тем лучше.

В рабах у Мишры не было недостатка, но с другими ресурсами дела обстояли куда хуже. Большая часть Иотии была уже несколько раз обобрана до нитки, а в те немногие шахты, в которых еще оставалась руда, золото или другие полезные ископаемые, сгоняли на работу целые деревни. Караваны из Томакула и Зегона приходили все реже, а качество дани становилось все ниже. Работать с корлисианцами становилось все сложнее. Мишра был совершенно убежден, что в их караванах прятались аргивские шпионы, доносившие все, что видели, его ненавистному брату.

Мишра обнаружил, что эксперименты Ашнод послужили на пользу укреплению дисциплины и верности его войск – ежедневно проходили слухи, что очередного вора или дезертира отправили к Ашнод и что его больше никто никогда не видел.

Наконец, спустя почти год, Ашнод представила Мишре рабочий прототип будущего изделия. Создание не могло стоять прямо – перекосившись на левый бок, оно лишь чудом удерживалось в вертикальном положении. При ходьбе оно едва волочило ноги. Запястья, щиколотки, колени и локти были проколоты гигантскими металлическими прутами, а в шею были вправлены металлические пластины для поддержки головы, на которой не было ни единого волоса. Во рту не было ни одного зуба, изо рта текли слюни, а вместо глаз были грязные черные дыры. Кожа монстра напоминала потрескавшуюся на жаре синюю глину, покрытую воском. Говорить существо не могло, только тихо хныкало. К тому же от него безбожно воняло.

Когда Ашнод дала ему команду, оно обезоружило и едва не убило трех солдат из личного элитного гарнизона Мишры и полностью игнорировало боль, когда четвертый сумел как-то извернуться и пригвоздить его к полу копьем. Монстр изо всех сил пытался проползти вверх по копью и оторвать солдату голову, но в конце концов его органы отказали, и существо испустило дух.

Мишра был очень доволен и позволил Ашнод завершить работу над этими «мутантами», которые когда-то были живыми существами, но теперь представляли собой не более чем машины из плоти и крови, подчиняющиеся слову хозяйки. Он выделил подмастерью все необходимые ресурсы.

Существо выволокли из зала, Ашнод вышла вслед за ним. Если она и обратила внимание на лица фалладжи, выражавшие животный ужас и нечеловеческое отвращение, она не показала виду. А северян-монахов, одетых в черные одежды и оживленно, если не восхищенно переговаривавшихся в углу тронного зала, она просто не заметила.

Несмотря на относительную удачу с первым прототипом, Ашнод потребовался еще год на отработку технологического процесса и достижения более чем пятидесятипроцентного успеха при изготовлении мутантов, а следующий ушел на то, чтобы превратить армию мутантов из бездумной толпы в нечто отдаленно напоминающее организованные вооруженные отряды.

Методы рыжеволосой женщины были просты и безжалостны. Она ломала и уничтожала сознание и волю своих пленников, заживо дубила на них кожу, в результате чего они делались крепкими, жилистыми и безмозглыми. Впрочем, остатки интеллекта сохранялись – ровно в том объеме, чтобы мутанты могли повиноваться командам. Но от личности не оставалось и следа. С точки зрения Ашнод, особой удачей было то, что в процессе производства уродовалась не только психика, но и тело – никто не мог бы предсказать, как повели бы себя фалладжи, если бы они узнавали в рядах ее солдат своих пропавших родственников-дезертиров…

Наконец отряд мутантов был готов поступить под командование Мишры. Все складывалось как нельзя лучше: кадир принял окончательное решение объявить корлисианцев предателями и примерно наказать их. Аргивяне удерживали северные перевалы, но если армии кадира прорвут фронт на юге, близ самой Корлинды, то у фалладжи появится важная база на другой стороне гор.

Мишра послал Ашнод приказ подготовить новое войско к выступлению. Изобретательница ответила, что хотела бы сама возглавить наступление. Когда послание было зачитано в тронном зале, возмущенные командиры бросились кадиру в ноги. Как можно доверять женщине командовать войском, спрашивали они. Настоящий мужчина никогда не согласится идти за женщиной! Тем более у нее рыжие волосы – это дурной знак.

75
{"b":"10679","o":1}