ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Надежды Ашнод оправдались – мутанты выполнили свою работу на отлично: после битвы с ними наступление корлисийской армии полностью остановилось. Возможно, врагу был нанесен больший урон, чем полагала Ашнод, возможно, враг просто ждал подхода подкреплений. А может быть, командиры корлисианцев боялись, что попадут в засаду.

Как бы то ни было, корлисианцы не стали их преследовать, лишь орнитоптер следил за ними с воздуха, пока беглецы не воссоединились с механическими драконами. Неожиданный удар нанести не удалось, армия была разбита, мутанты погибли все до одного; уцелевшие войска вместе с драконами отошли в центр удерживаемой фалладжи территории.

Спустя полмесяца Ашнод стояла перед Мишрой в его мастерской. Она была вне себя от ярости.

– Предательство! – кричала она. – Я отдала прямой приказ, а Джарин не выполнил его! Из-за него мы отступили!

– О величайший из великих, – спокойно сказал Джарин, – мы не увидели сигнала к атаке. Наш командир приказал нам ждать, пока он не даст сигнал. Когда мы увидели, что дело плохо, мы отошли, чтобы защитить отступающие войска. Если бы мы этого не сделали, наши потери были бы гораздо более серьезными.

– Мы потерпели поражение потому, что он проигнорировал сигнал! – орала Ашнод.

– Я не видел сигнала, – как ни в чем не бывало сказал Джарин. – Другие командиры подтвердят мои слова – они тоже не видели сигнала.

Мишра сложил руки на груди.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что мой подмастерье лжет?

– Ни в коем случае, о мудрейший из мудрых, – не медля ответил Джарин, – я говорю лишь, что я не видел сигнала. Что ж, это война. Смелый план часто рушится из-за мелочи. – Тут он бросил взгляд на Ашнод и добавил: – Или из-за ошибочных действий.

Ашнод зло посмотрела на вождя гестосов, но смолчала. Джарин продолжал:

– Мы отступили по всем законам. Большая часть кавалерии сохранилась, механические драконы не повреждены. Тем не менее среди пехотинцев тяжелые потери, кроме того, мы полностью потеряли… э-э… специальные части, находившиеся под командованием предводителя армии.

– Какая неожиданность, – пробормотала Ашнод. Мишра не обратил на ее слова внимания и отпустил Джарина.

– Неужели ты ему веришь? – закричала рыжеволосая женщина, едва за Джарином закрылась дверь.

Взгляд Мишры тут же стал напряженным и озабоченным.

– Я надеялся, что возглавляемая тобой кампания будет успешной. Успех открывает новому дорогу в будущее. Если бы ты сумела дойти до Корлиса, если бы твои создания отвоевали кусок земли на побережье, то даже Джарин постарался бы прославить твои подвиги и уверял бы меня, что он ни на миг не сомневался в твоей победе. Что и говорить, сейчас у него нет ни малейшего повода поддерживать тебя.

– Все это ложь, – ответила Ашнод. – Они меня боятся. Они и тебя боятся, они боятся того, что мы можем. Они боятся наших созданий. Поле битвы не принадлежит людям. Это давно доказали механические драконы. Это доказали мои мутанты.

– Нет. Поле битвы по-прежнему принадлежит людям, – сказал Мишра. Он говорил спокойно, без эмоций. – Их мечи преуспели там, где твои болваны отступили. Ты поставила меня в трудное положение. Дело в том, что кое-кто из племенных вождей считает, что я чрезмерно доверяю тебе, что я переоценил твои способности, безосновательно доверился тебе, продемонстрировав тем самым собственную слабость.

– Ничего себе слабость! – крикнула Ашнод. – Хотела бы я посмотреть, как они без меня поведут армию в бой.

– Я тоже хотел бы на это посмотреть, – сказал Мишра. – Поэтому я отправляю тебя в Саринт.

Последовала длительная пауза.

– Саринт на другом конце империи, – произнесла наконец Ашнод.

– Верно, на самом берегу озера Роном, – согласился Мишра. – Там живет богатый народ, у них много полезных ископаемых и дерева. Все это нужно нам. Я хочу, чтобы ты заставила тамошних вождей заключить с нами союз.

– Ты хочешь избавиться от меня, – обвинительным тоном сказала Ашнод.

Мишра развел руками:

– Из всех моих слуг я доверяю только тебе. Я опасаюсь за твою жизнь, пока ты здесь.

– Тебе следует опасаться за их жизнь, – сплюнула Ашнод.

– За их жизнь я тоже опасаюсь, – сказал Мишра. – И это лишний повод послать тебя в Саринт. Так что возьми с собой небольшой отряд, отбери тех, кто тебе верен. И добейся, чтобы Саринт был с нами заодно.

– А если Саринт этого не захочет? – горько спросила Ашнод.

– Тогда я пошлю туда армию, – сказал Мишра, – и поставлю во главе ее настоящего воина.

Ашнод побагровела от злости, но промолчала. Мишра удивленно поднял брови, и его лицо приняло выражение, которого Ашнод давненько не видела, – выражение снисходительной доброты, понимания и поддержки.

– Ученик мой, – сказал он, – ты многое умеешь делать лучше мужчин, во многом с тобой не сравнится ни один подданный в моей империи. Но ты – часть этой империи и должна поступать так, как велит тебе кадир.

Ашнод покорно поклонилась кадиру, как того требовал обычай.

– Я с радостью подчиняюсь твоей воле, о мудрейший из мудрых, – без выражения сказала подмастерье. – Позволь мне немедленно приступить к подготовке.

Мишра улыбнулся и сказал:

– Я не закончил.

Ашнод остановилась в шаге от двери и обернулась к нему.

– С головы Джарина не должен упасть ни один волос, – сказал кадир. – После того что произошло в этом зале, мне, если вдруг в ближайшее время с ним случится какая-нибудь неприятность, будет очень… сложно… убедить моих слуг, что ты тут ни при чем.

Ашнод сжала зубы, но взяла себя в руки и столь же покорно кивнула.

Когда за ней закрылась дверь, Мишра облегченно вздохнул. Затем он сошел с трона, подошел к доске и начал чертить проект новой конструкции лап механического дракона.

Глава 21: Башни из слоновой кости

Аргивянка Лоран прибыла в город Терисию в самом начале лета пятого года со дня падения Иотии. Путешествие было долгим. Сначала она добралась из Пенрегона до Корлиса, затем долго плыла на запад через знаменитое своими ураганами Защищенное море, затем опять на север до Томакула, а оттуда опять на запад – через пустыню. И вот она стояла у ворот города-государства.

Лоран думала, что, знай она, сколь длинным окажется путешествие от Аргива до Терисии, то осталась бы дома. Друзья и так ее отговаривали. Но оставаться в Пенрегоне она больше не могла. Военная лихорадка охватила дворянство: судя по всему, эта болезнь влияла на ум, иначе чем объяснить всенародную веру в то, что Урза может спасти Аргив от бешеных орд своего брата?

Лоран сильно в этом сомневалась. Но в салонах и тронных залах Пенрегона ее сомнения встречали презрительным молчанием – в лучшем случае, а в худшем – насмешками. Уже много лет она состояла в переписке с архимандритом, и когда аргивский ученый пригласил ее приехать, она ответила согласием. И вот спустя много месяцев над ее головой высились стены города из слоновой кости.

Терисия стояла посреди бескрайних плодородных полей, ее было видно за многие мили. Город походил на самоцвет, вправленный в гигантское кольцо из белого камня. Крыши домов из стекла и хрусталя рассеивали и разлагали солнечный свет как призмы, улицы были окрашены во все цвета радуги. А когда шел дождь, весь город звенел, как тысячи колокольчиков, – по крайней мере в этом ее уверял проводник.

Городские стены были сработаны из белого камня, привезенного гномами и их рабами-великанами из каменоломен, расположенных на севере, в далеких Колегканских горах. Из того же камня были возведены и многочисленные величавые башни. Они казались Лоран шахматными фигурками. Все башни были украшены барельефами с изображениями мифических зверей, крылатых львов и слонов.

В одной из таких башен Лоран должна была встретиться с главой «Ордена башен из слоновой кости», архимандритом Терисии, ученой, первой среди равных. Лоран понятия не имела, в какой из башен живет архимандрит, поэтому спросила об этом стража городских ворот. Она намеревалась послать властительнице известие о своем приезде, а самой пока устроиться в таверне.

78
{"b":"10679","o":1}