ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С едва бьющимся сердцем, Элия лежала среди цветов горного луга. Она задыхалась, пытаясь прогнать боль, сжавшую грудь от быстрого бега и судороги в спине. Ей все казалось, что расплавленный металл ее кольчуги проникает через куртку и жжет внутри.

Дракон, подбежал к ней, помогая подняться. От него сильно пахло дымом.

Забота ящера позволила Элии почувствовать себя немного лучше.

Раскеттл суетливо бегала по склону, пытаясь собрать потерянные во время падения вещи. Она хотела поднять оброненную книгу, как вдруг нога в сандалии прижала фолиант к земле.

— Эта вещь принадлежит мне, — сказал Акабар Бель Акаш.

Раскеттл сглотнула слюну.

— Так вы тот маг из каравана, — затараторила Раскеттл, придумывая оправдание на ходу. Конечно. Я принесла это из логова драконихи, чтобы, — она тяжело вздохнула, — чтобы вернуть вам.

Не убирая ноги с книги, Акабар нагнулся и поднял древний свиток.

— Это тоже вам, — сказала хафлинг, продолжая засовывать опал и нефритовые статуэтки в свои карманы.

Тем временем Элия сняла пострадавший от встречи с драконихой плащ и скинула кольчугу. Плащ был превращен огнем в лохмотья и его пришлось выкинуть.

Жара оказалось достаточно, чтобы сплавить цепочки кольчуги на спине в сплошные куски, а кожаная куртка потрескалась. Куртка, должно быть, и спасла Элию — повертев головой, воительница убедилась, что кожа на плечах покраснела, но не обуглилась.

«Слава Тайморе», — подумала Элия. Все-таки ее спина болела не больше, чем если бы она обгорела на солнце. Она крикнула остальным:

— Давайте поторапливайтесь!

Спасенная певица семенила по склону рядом с магом. Акабар нес свою книгу под мышкой, разворачивая потрепанный свиток и на ходу знакомясь с его содержимым.

Хафлинг поставила ноги на ширину плеч и протянула руки в сторону Элии:

— Мы еще как следует не познакомились. Я — Раскеттл. Там, где я, всегда песня и веселье…

— Не сейчас, — прервала Элия. — Слушайте. Через пять-десять минут эта кровожадная тварь придет сюда убедиться в том, что мы мертвы. Монстр вылезет из главного входа в пещеру. До леса по крайней мере миля.

Дракон нюхал воздух и рычал. Хафлинг повернулась к ящеру и протянула ему руку, в надежде, что хоть он пожмет ее. Ящер отступил назад на шаг и оскалил зубы. Раскеттл поспешно отдернула руку.

— Если мы побежим, — сказала Элия, — то нас легко будет поймать на открытой местности и поджарить. — Она взглянула на мага, приподняв бровь. — Есть предложения?

— Замуровать дракониху? — предложил Акабар.

— Точно, — хмыкнула Элия. — А что, у тебя под рукой пара-другая лавинок?

— Может быть, — ответил термишанин с усмешкой. Он раскрыл свиток, исписанный волшебными символами. С помощью этого заклинания можно воздвигнуть каменную стену.

У Элии загорелись глаза.

— Ты это сможешь?

Акабар кивнул.

— Все что от меня потребуется — прочитать текст. Это вызовет силы, заключенные в свитке. Конечно, может и не сработать, — неуверенно сказал он.

— Слабая надежда лучше, чем совсем никакой, — заключила Элия. — Давай попробуем. Дракон!

Ящер перестал рассматривать хафлинга и последовал за Элией и магом, осторожно обходя разбросанные повсюду валуны. Хафлинг замыкала процессию.

Раскеттл огорчало то, что с ней явно не церемонились. Она шла, рассовывая по карманам последние приобретения, добытые в пещере: кольцо и маленький пузырек, пахнущий корицей.

Они дошли до главного входа в логово, из него вырывался пар. Отверстие было не очень большим, но достаточным для того, чтобы дракониха могла вылететь.

Изнутри слышалось хриплое бормотание.

— Дракониха может колдовать? — спросил Акабар хафлинга, подозревая, что Дымка может иметь какие-нибудь скрытые таланты в деле волшебства.

— Нет. Она может только ругаться, — засмеялась Раскеттл. — Она говорит сама с собой, решая, что ей делать, куда идти, что жрать и так далее.

— Так, может, мы запечатаем ее логово и уберемся поскорее, прежде чем она наконец придет к какому-нибудь решению, — мрачно предложила Элия.

Акабар, держа свиток на вытянутых руках, начал произносить заклинание низким, мелодичным голосом, часто переводя взгляд с пергамента на вход в пещеру.

Элия смотрела на свою правую руку, но символы оставались неподвижными. На сердце стало легче.

Облегчение мгновенно сменилось ужасом, когда она увидела Раскеттл, бегущую между валунов по направлению к пасти пещеры.

Хафлинг встала в каких-нибудь двадцати ярдах от пещеры и, сложив ладони рупором, закричала так громко, как только может такое маленькое существо:

— Э-эй, Дымка!

Вмиг бормотания в пещере стихли.

У Элии перехватило дыхание. Акабар начал читать заклинание громче и быстрее, чем раньше. Элия взглянула на Дракона, ящер уже бежал во всю прыть к хафлингу.

Раскеттл продолжала свои выкрики:

— Мы удрали от тебя, ты, башмачная кожа! Мы уходим, и я расскажу всем, что ты клятвопреступница! Осломордая саламандра!

Дракон был только на полпути к безумному хафлингу, когда изнутри послышалось страшное рычание, похожее на звук извергающегося вулкана. Маг ускорил темп.

У Элии вдруг появилось опасение, что скорость чтения заклинания уменьшит его силу, и сооруженная стена не будет достаточно большой, чтобы закрыть вход в логово или достаточно прочной, чтобы остановить дракониху.

— Клятвопреступница, обманщица! — продолжала Раскеттл.

Два янтарных глаза загорелись внутри пещеры, приближаясь с каждой секундой. Они светились злостью, а открытая пасть была полна зубов, длинных и острых, как сабли.

— Огненная башка, тупая башка, о-о-о-о…

Ее насмешки мигом захлебнулись, когда Дракон подбежал к ней, схватил и повалил на склон.

Издаваемый драконихой растущий шум резал уши. Акабар торопился как мог, истерически выкрикивая последние фразы заклинания. Пергамент вызвал магические силы и запылал ярко-желтым огнем в руках мага.

Все вокруг рушилось под напором горячего воздуха. Дымка показалась из темноты пещеры. Дракониха летела низко и быстро, как стрела из лука. Она надвигалась на компанию как ястреб на воробьев.

Послышался страшный воющий звук, и упавшая каменная стена скрыла монстра.

Они услышали громкий стук и хруст ломающихся костей. Стена прогнулась в центре.

Она еле-еле сдерживала натиск огромной зверюги.

Когда стена прогнулась, Элия подумала, что камни не выдержат под чудовищным напором. Однако прогиб стены уменьшился. Тишина воцарилась над склоном. Акабар бросил обгоревший свиток и уронил голову на руки.

Раскеттл встала с земли и, косясь на ящера, крикнула Элии:

— Это была тяжелая работа. Не пора ли съесть чего-нибудь?

Глава 6. Оливия и каменная элементаль

Несколько миль, пока они спускались с холма и углублялись в лес, Элия внимательно следила за небом, ожидая появления драконихи, которая в любую минуту могла броситься на них сверху, поливая лес пламенем.

Элия понимала, что Дымка хоть, может быть, и немного, но обязательно пострадала от упавшей стены и ей потребуется по крайней мере день, чтобы выбраться наружу. Но Элия чувствовала себя совершенно незащищенной.

Она свернула с дороги на первую же тропу в лесу. Сгущались сумерки, когда они достигли каменного круга, где ей, Акабару и ящеру пришлось провести прошлую ночь.

В лучах заходящего солнца красный камень круга друидов казался охваченным пламенем. Согласно карте Димсворта, местность была покинута клириками природы, однако густо растущие сосны, казалось, не осмеливались ступить в круг, созданный друидами. Элия размышляла, почему деревья не растут на камне. Из-за отсутствия плодородной почвы или это место заколдовано?

Расчищенная полянка не понравилась ей. Прошлой ночью они решили, что там слишком холодно. На двадцать футов ниже по склону, под ветвями деревьев, на мягком ковре из сосновых иголок, они были бы укрыты от ветра, холода, а заодно и от глаз Дымки. Элия была рада предлогу не останавливаться на каменном круге.

13
{"b":"10680","o":1}