ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Завоевание Тирлинга
Эволюция: Битва за Утопию. Книга псионика
Список ненависти
Алхимики. Бессмертные
Дурдом с мезонином
Темная страсть
Как купить или продать бизнес
Опасное увлечение
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Содержание  
A
A

Огромные колонны, поставленные в необъяснимом порядке, действовали ей на нервы.

Она и Дракон вытащили свой скарб из укромного места у одной из скал.

Акабар уже разводил костер из сосновых веток, когда девушка и ящер вернулись в лагерь. Пока волшебник готовил еду, Элия, закутавшись в плащ, обходила место ночлега, поглядывая на барда.

Раскеттл была невысокого роста, даже для хафлинга. Ниже трех футов. Но в ее фигуре не было ничего детского, наоборот, она была очень женственной, с округлыми формами, тонкой талией, без лишнего жирка, как у большинства представителей ее расы. Ее стройность, мускулистые ноги, сильный загар, говорили Элии, что перед ней столь же опытная и неутомимая путешественница, как и она сама. Но Элии Раскеттл не нравилась. Певица не сделала ни малейшей попытки помочь Дракону и Акабару разбить лагерь или приготовить еду. Кроме того, хафлинги всегда приносят с собой проблемы. Элия никогда не встречала исключения из этого правила.

Элия присоединилась к обедающим спутникам, сев напротив Раскеттл и внимательно наблюдая за ней.

— Я даже не знаю, как отблагодарить вас, — сказала Раскеттл, с жадностью глотая огромные куски баранины. У хафлингов на юге есть поговорка: «Я обязан тебе жизнью, то, что принадлежит тебе, свято для меня».

Баранья нога, которой Элии и Акабару хватило бы на два дня, быстро исчезала. Раскеттл закинула длинные курчавые волосы назад и потянулась еще за порцией похлебки, чавкая так, словно ее жизнь зависела от этого.

Акабар нахмурился, заметив ее обжорство, но зачерпнул еще порцию горячего варева, сытной похлебки, удобренной кусочками соленой крольчатины и специями, которые словно по волшебству возникли из карманов торговца-мага.

— Я вижу, ты не дашь нашей еде испортиться, — пошутила Элия. — Ты уверена, что Олав Раскеттл славится своими музыкальными способностями, а не аппетитом?

Та проглотила кусок и сказала, вытерев рот:

— Мое имя Оливия, дорогая. Оливия Раскеттл. Не беспокойся. Все делают эту ошибку.

— Димсворт назвал имя Олав, — заволновавшись, ответила Элия. Может быть, она спасла не того человека?

— Но мне-то лучше известно собственное имя, как ты думаешь? Дело в том, что глупый клерк сделал ошибку в одном из документов, и с тех пор мне приходится постоянно поправлять людей.

— Понятно, — ответила Элия с подозрением, размышляя о том, вызвано ли нежелание «госпожи» Раскеттл носить имя Олав чем-либо более существенным, нежели недостаточно красивым звучанием.

— Очень вкусно, — блаженно закатив глаза, сказала Оливия Раскеттл, запивая кусок хлеба большим глотком из бурдюка с водой. По достоинству оценив мои музыкальные таланты, чертова дракониха должна была сначала узнать о том, как заботиться о хафлингах и чем кормить их. Ее собственные привычки в отношении еды вряд ли можно назвать приличными, и я потратила уйму времени, доказывая ей, что не могу есть сырую оленину. И вообще, ее способ приготовления пищи оставляет желать лучшего. Если бы там не появилась ты, дорогуша, — неожиданно закончила она, грустно качая головой и похлопывая по сапогу Элии, — то боюсь, мои маленькие косточки присоединились бы к останкам героев, лежащих на полу пещеры драконихи.

Раскеттл продолжила прерванную трапезу с удвоенной энергией, а Элия подумала о костях «героев» в пещере Дымки. Наверняка, там лежали останки людей, полных бравады и напрочь лишенных здравого смысла, присущего хафлингам. Элия покачала головой, вспоминая наглое поведение барда у входа в пещеру Дымки.

Первые компаньоны Элии, Лебеди, были тоже изрядно самонадеянны. Но случайная встреча с троллями научила их благоразумию.

Она ясно вспомнила битву с троллями, как будто это было вчера. Но почему она не может вспомнить события прошлой недели? Она так задумалась, что Акабару пришлось толкнуть ее, чтобы вернуть в реальный мир.

— Извини, что? — переспросила девушка.

— Я спросил, как ты думаешь, мы успеем? Я имею в виду на свадьбу.

— Было бы хорошо, иначе все наши усилия напрасны, — ответила Элия, забыв о хафлинге.

Оливия Раскеттл не обиделась. Она думала о своем.

— Я не могу идти наравне с тобой. Мне надо ехать верхом, — сказала хафлинг.

— Мне не больше вашего хочется, чтобы у меня были стерты ноги и болели кости, госпожа Раскеттл, — ответила Элия. — Мы шли сюда пешком из соображений безопасности, но поскольку мы, кажется, оторвались от драконихи, то мысль о лошадях как нельзя кстати. Нас выручит ваше горячее желание заполучить сокровища драконихи, пока я сражалась за вашу жизнь. Мы можем купить лошадей на первой же ферме.

Оливия оставила в покое баранью кость и ухмыльнулась без тени смущения:

— Уверяю тебя, мои ноги сделали немало для нашей безопасности, в то время как ты столь доблестно рисковала своей жизнью, спасая меня. Мои руки тоже постарались, — она указала на сумки с сокровищами и продолжила свою оправдательную речь:

— Прошу вас, не стесняйтесь, расходы все за мой счет, а то, что останется поровну разделим между уцелевшими. Даже, — она посмотрела в сторону Акабара, — если кто-то принес меньше пользы, чем другие.

Акабар поднял брови, удивленный подобной наглостью.

— Это очень любезно с твоей стороны, малышка, — сказал он. Особенно после того, как волшебная книга, которую ты стащила якобы в пещере драконихи, оказалась моей. Книга была украдена из моей повозки в первый же день, когда ты присоединилась к нашему каравану, за несколько дней до того, как дракон атаковал нас!

— Действительно, очень странно, — согласилась Оливия. — Но, — она сделала глоток из миски с похлебкой, прежде чем продолжить, — но, времена нынче странные, как поговаривают мудрецы, человеческие королевства воюют и строят заговоры, пока древние боги, надолго забытые, ворочаются в своем беспокойном сне. Она подняла свою миску так, как обычно поднимают кубок, произнося тост:

— Так давайте же выпьем за удачное возвращение вашей ценной книги. И не будем попусту ломать голову над всякими загадками. Она выпила содержимое миски и протянула ее опять. — А не осталось ли случайно еще похлебки?

Акабар вылил остатки из горшка в миску. Оливия склонилась к сокровищам и, выловив волшебную книгу из монет и украшений, предложила ее магу, протягивавшему ей миску. Обе стороны улыбались друг другу, но улыбки вряд ли можно было назвать искренними. Акабар проверил, не повреждена ли книга. В это время Элия взяла маленький мешок, лежавший рядом с сокровищами, и развязала на нем веревку.

— Нет, — запротестовала Оливия. — Там мои личные вещи.

Но Элия уже вытряхнула содержимое на землю. Коллекция ключей, зубочисток и отмычек заблестела в грязи. Маленькое золотое кольцо откатилось прямо к костру.

— О-о-о, извините, — небрежно проронила Элия, когда Оливия быстренько подхватила с земли кольцо. Ты знаешь, эта вещь кажется мне знакомой, — прибавила она, прежде чем певица успела убрать перстень в карман.

— Эта? Я подобрала его в пещере драконихи.

— У меня было такое же. Голубой камень в золоте.

— Может быть, ты уронила его, когда сражалась с драконихой? Ты уверена, что это твое кольцо? Чем докажешь?

Элия отнеслась к вопросу хафлинга иронически. Оливия надела кольцо на палец. Кольцо ей было явно велико. Вдруг оно уменьшилось прямо на глазах, став как раз по размеру маленькой певице.

— Ух-ты. Это волшебство? Что это?

Элия не знала, что ответить. Она и сама толком ничего не знала про кольцо, добытое в битве с наемными убийцами. Но теперь она точно поняла, что ко всему прочему хафлинг еще и воровка. Акабар оторвался от своей книги.

— Тебе следует быть поосторожней с этой штукой, малышка.

— Ерунда, — фыркнула Оливия. — Нет ничего опасного, когда знаешь, как управляться с такими штуками. Нужно просто поднять руки над головой, — когда она стала показывать это движение, Акабар отступил назад, а Элия поднялась с земли, — и скомандовать кольцу: «Покажи мне свою силу». Если это не сработает, надо…

Окончания лекции они уже не услышали. Внезапно кольцо показало свою силу.

14
{"b":"10680","o":1}