ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Здесь нет ничего, — фыркнул Акабар.

— Сейчас нет, — ответила Оливия. — Может быть Элия бежала, прежде чем они успели добавить еще сигиллу, может быть, они ждут шестого партнера, чтобы выполнить свой план. Может быть, знак сам собой появится здесь.

Элия вздрогнула и снова села, обхватив колени руками.

Акабар пытался пнуть под столом певицу, чтобы она заткнулась, но ее ноги были слишком высоко от пола, их было никак не достать.

— Не хочу никого обижать, — продолжила Оливия. — Но я думаю, что тебе необходим совет получше, чем тот, что дал Димсворт.

Элия была склонна согласиться с ней.

— Так где живет мудрец, которого рекомендовал Димсворт? — спросила она Акабара.

— В Тенистом Доле. Это далеко, — ответил тот. Проще будет отправиться в Вестгейт.

Трактирщик подошел к столу и молча поставил поднос с лепешками и выпивкой.

— Тенистый Дол находится по дороге в Айлаш, — сказала Элия.

— Гораздо разумнее отправиться в Вестгейт, — заспорил Акабар. — Огненные… он осекся, заметив любопытный взгляд трактирщика. Две из пяти сторон орудуют там. Третья орудовала там раньше. — Он улыбнулся хозяину.

Спасибо. Очень любезно с вашей стороны, — сказал маг, отпуская его. На корабле мы доберемся до Вестгейта за два-три дня. Если ничего там не найдем, можно отправляться на север, — продолжил волшебник.

Элия сидела молча. Она чувствовала отвращение к еде. Взглянув на нее, трактирщик отошел от компании и вернулся к своим делам.

Оливия взяла медные пластинки и стала лениво тасовать их. Ее маленькие ручки действовали с удивительной проворностью.

С раздражением Акабар поднялся и отобрал у хафлинга таблички. Он завернул их и, перевязав сверток, отдал Элии.

— Я договариваюсь на завтрашнее утро?

— Я почти уверена, что прибыла в Сюзейл на лодке, — ответила Элия.

— На корабле, — поправил Акабар.

— А мы не можем поехать в Отрожье и дальше вокруг Озера Драконов? — предложила Оливия. — Это очень удобная дорога в Вестгейт.

Акабар вспомнил, что хафлинг не любит морские путешествия.

— Мы едем в Айлаш, — тихо сказала Элия.

— Что? — в один голос спросили удивленные хафлинг и волшебник.

— А вдруг я отправилась в Сюзейл из Вестгейта, чтобы спастись от кого-то, допустим от Огненных Клинков или от Кассаны? Я чувствую, что мне не стоит ехать в Вестгейт. Может быть, я была там и перешла дорогу Огненным Клинкам, может, я сама совершила что-нибудь противозаконное. Кроме того, я не хочу оказаться сразу против двух врагов. Мне уже пришлось поплясать в пещере драконихи. Не хочется проделывать подобное по крайней мере в течение ближайшего года. В Айлаше, насколько мне известно, у меня только один противник. Мудрец тоже живет по дороге в Айлаш. Может, он расскажет больше.

— Но храм в Айлаше разрушен, — уточнил Акабар. — А сам Айлаш сейчас в руках зентарцев, а это не очень-то… приличные люди. Это слишком опасно.

— Послушай, Акабар, — нахмурилась Элия. — Чья это все-таки проблема? Если хочешь ехать со мной, тогда отправишься в Айлаш. Если тебя это пугает, то можешь ехать в Вестгейт без меня, а еще лучше, возвращайся домой и забудь обо мне.

Акабар покраснел. Злился ли он из-за того, что Элия не спросила его совета, или смутился потому, что его честь и смелость были поставлены под сомнение, Оливия не могла понять точно. Она вступила в разговор:

— Если мудрец в Тенистом Доле поможет, нам не придется ехать в Айлаш.

Элия повернулась к хафлингу.

— Я еду в Айлаш, — упрямо прошипела она. Я уезжаю утром.

Она встала из-за стола, покачиваясь, пошла к выходу и растянулась на деревянном полу.

— Лучше подождать с решением до утра, — предложил Акабар. Он подошел к хозяину, чтобы расплатиться, в то время как Дракон и Раскеттл тащили упавшую воительницу в ее комнату.

Глава 9. Переход через Кормир

Был уже почти полдень, когда компания покинула Сюзейл. Акабар провел утро, покупая продукты. Для него это не составляло проблем.

Оливии и Дракону была предоставлена сомнительная честь поднять Элию с постели, чтобы отправляться в Айлаш. Она проклинала их обоих. Когда они наконец усадили ее на кровати, Элия замысловато выругалась. Ей помогли умыться и одеться. Элия все время стонала и всхлипывала.

— Слушая ее причитания, — шептала Оливия, — можно подумать, что она пятнадцатилетняя невинность, страдающая после первой пьянки. Она всегда так? — спросила она Дракона.

Ящер не издал ни звука.

Хафлинг осмотрелась в поисках пустой бутылки рома. По словам трактирщика, Элия выпила только две кружки пива, но…

«Конечно, пиво напиток крепкий, и кружки в трактире грандиозные, но это не могло привести Элию в такое непотребное состояние», — подумала Оливия. Однако в комнате Элии не было признаков алкоголя.

Оливия вспомнила свою тетку, которая пьянела от стакана обычного вина.

«Это не пьянка, — объясняла ей потом мать, — просто эмоции выплескиваются наружу, когда она пьет».

Хафлинг до вчерашнего дня представить не могла, что кто-либо мог быть так подавлен. У Элии отменное здоровье, золото в кошельке, она ни в кого не влюблена, нет проблем с законом. Что еще надо? О люди! Оливия вздохнула и положила мокрую тряпку на голову Элии.

Через некоторое время Элия вышла, спотыкаясь, из таверны, прикрыв капюшоном глаза от яркого солнечного света. Акабар ждал во дворе с оседланными лошадьми. Тут же стоял пони для Оливии.

Даже если Элия оценила старания Акабара, то она не беспокоила себя похвалами в его адрес.

— Надо кое-куда заехать, — прошептала она, садясь в седло и направилась в сторону Башен Благословенной Судьбы.

— Подождите здесь, — приказала она.

Маг и хафлинг остановились, а она зашла в храм Тайморы.

Дракон задумчиво погладил своего мерина.

Элия не сняла капюшон даже в сумерках церкви. В молитвенном зале находились три священника и около двадцати посетителей. Некоторые шептали, остальные молились молча. Элия понимала, что Винодел вряд ли вернулся от Димсворта, но ей не очень-то и хотелось с ним встречаться.

Стоя около двери, она рассматривала изображение богини Тайморы у алтаря.

Короткие взъерошенные волосы, фигура скорее мальчишеская, и не более мускулистая, чем у Элии. На лице богини было изображено подобие улыбки.

Несколько раз Элия замечала у Раскеттл точно такую же полуусмешку, полуоскал.

«Хафлинги, — вспомнила она — поклоняются образу Тайморы, которая похожа на женщину-хафлинга». Элия попыталась вспомнить, когда Оливия ухмылялась так последний раз.

«В последнее время, — стучало в мозгу — у меня сплошные проблемы. Я уже не верю в удачу. Что я делаю здесь?»

У ее локтя была кружка для сбора пожертвований, где она собиралась оставить зеленый драгоценный камень той ночью, когда Винодел попробовал удалить ее татуировку, а она попыталась убить его.

Элия представила мысли богини: «Если кто-то пытался убить одного из моих священников, а потом вернулся, забыв о совершенном преступлении, то даже если он озолотит мой храм своими подношениями, я не прощу его!»

Элия достала из кошелька опал, прихваченный Оливией в логове Дымки.

Огромный драгоценный камень был теплым и гладким. Она бросила его в кружку, развернулась и вышла из храма.

У девушка не было сил, чтобы путать следы. Она сразу повела свою группу через восточные ворота, выходившие на северную дорогу. Ехали молча.

Акабар ломал голову: «Что бы такое сказать, чтобы хоть чуть-чуть развеселить ее?»

Наконец он придумал:

— Я заметил, что напитки, подаваемые к северу от Внутреннего моря, крепкие, но невкусные. Так что не удивительно, что человек неопытный так быстро пьянеет…

Маг сразу пожалел о том, что он вообще что-то сказал. Элия ничего не ответила. Но хуже всего было то, что бард бросился на защиту напитков севера.

Ее сравнение «Затяжного Взрыва» с «Горящей Глоткой» не сделало ничего, чтобы опровергнуть оригинальную точку зрения Акабара, но добавило зелени в лице Элии.

22
{"b":"10680","o":1}