ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но почему певица распространяла слухи о том, что Элия помогла ей?

— Эта Оливия Раскеттл — хафлинг. Она не может быть певицей.

Джиджиони вскочил со стула.

— Подождите. Она замечательный бард. Кто дал вам право плевать на людей только потому, что они малы ростом?

Вангердагаст холодно посмотрел на него.

— Но я думаю, что она хорошая женщина, — пробормотал Джиджиони, садясь на место.

Король Азун оказался меж двух огней. С одной стороны, если эта женщина наемный убийца, то пусть дракониха позаботится о ней, но если она действительно жертва заклятия, совесть будет мучить его. Но дорога до Айлаша далека, дракониха может и не найти ее. Кроме того, Элия уже однажды победила ее.

Избавление же Кормира от дракона — большое достижение кормирского короля. Он кивнул в знак согласия с планом Вангердагаста.

— Лорд Джиджиони, — сказал маг. В обмен на обещание драконихи покинуть Кормир и никогда не возвращаться, вы сообщите чудовищу, что Элия из Вестгейта покинула Сюзейл восемь дней назад. Как нам известно, она направилась в Айлаш.

Джиджиони встал со стула, поклонился и ушел.

— Возможно, после того, как он передаст послание Вашего Величества, он может оказать вам еще одну услугу, — предложил Вангердагаст.

— Какую?

— Отправиться в Вестгейт.

Азун злобно сдвинул брови.

— Значит, хозяин гостиницы обманул нас. Почему ты не сказал об этом?

Маг покачал головой.

— Нет, он сказал правду, хотя, возможно, не всю. Женщина и ее спутники покинули город через восточные ворота, они двигались на север.

— Но почему Джиджи должен ехать в Вестгейт?

— Трактирщик мог ошибиться. Элия могла сначала отправиться в сторону Айлаша, а потом в Вестгейт, чтобы дракониха не смогла найти ее. На этот случай тот, кто знает ее и предан вашему Величеству, должен отправиться туда.

Азун кивнул. Повернувшись к окну, он стал смотреть на западную стену.

— Ты помнишь, Ванджи, когда я был твоим учеником, ты устраивал мне контрольные по этике?

— Да, Ваше Величество.

— Я всегда ненавидел их. Ненавижу до сих пор.

— Только сейчас, Ваше Величество, — мягко ответил Вангердагаст, — это уже не контрольная.

Глава 11. Мглистый Провал

Всякий раз, когда Элия видела Мглистый Провал, она представляла огромного титана, который своим топором разрубил гору надвое.

Не более чем на час в полдень солнечный свет достигал дна ущелья. Во всякое другое время он оставался в тени гор, оправдывая свое название — Мглистый Провал.

Пустынное ущелье покрывали низкорослые чахлые кустики. Дорога через него поднималась вверх, затейливо огибая вершины. Элия проходила через пролом много раз, охраняя караваны. Она помнила, как весной вода бежит с гор по тем же путям, что и караваны купцов.

Тяжелогруженые фургоны, покрытые непромокаемыми накидками, могли передвигаться через ущелье черепашьими шагами. Владельцы каравана поторапливали возниц. Охранники глядели по сторонам, высматривая, нет ли засады. Иногда процессия пилигримов прерывала движение, не обращая внимание на суету вокруг них. Реже через долину проезжала повозка какого-нибудь мага, нагруженная лесом, пускающим свежие весенние листья. Повозки волшебников, как правило, были запряжены буйволами, горгонами или более фантастическими зверями.

Сейчас ничего этого не было. Долина была более пуста, чем карман нищего.

Единственными звуками, которые слышали путешественники, был стук копыт лошадей, на которых они ехали. «Что остановило оживленную прежде торговлю, — думала Элия. — Возможно, война». Но она ничего подобного не слышала в Кормире.

Акабар, который никогда до этого не пересекал провал, ехал во главе колонны. Он не замечал ничего необычного.

Дракон зашипел, и Элия уловила слабый запах ветчины. Она удивленно подняла бровь и принюхалась.

«Ничего. Должно быть мне это показалось», — подумала она, но проверила, свободно ли меч ходит в ножнах и под рукой ли ножи.

Ей показалось, что какой-то грубый низкий голос произнес ее имя. Она поднялась в стременах, держа кинжал наготове. Похоже, остальные не слышали этого голоса.

«Мне послышалось? Или это какое-то колдовство и голос не слышит никто, кроме меня?» — подумала она, вспоминая нападение на каменном круге, когда ветер отнес ее крики о помощи.

Элия ехала на своей лошади позади всех и прислушивалась. Снова раздался противный, каркающий голос. Он звал ее по имени, на этот раз откуда-то из кустов, слева от Элии.

Оливия заметила, что Элия отстала. Акабар окликнул ее:

— Элия? Ты…

Вдруг куст около Элии зашелестел, и расцвел шквалом перьев. Первыми сработали рефлексы. «Словно я какая-то механическая игрушка», — подумалось Элии. Она прицелилась и метнула кинжал.

Клинок попал в левое крыло огромного ворона. Чудом птица осталась в живых после такого страшного удара — ее проткнуло почти насквозь. Ворон взмыл в воздух с кинжалом в теле — отделанная золотом рукоятка сверкнула на солнце.

Зашипев, Дракон выхватил меч.

— Лия-а, Лия-а, Лия-а, — пронзительно кричала птица. Она улетела в сторону скал, унося кинжал в своем теле.

Элия в раздражении тряхнула головой. Эта вспышка гнева стоила ей хорошего метательного кинжала.

— Я подумала, что в этой птице какая-то опасность, — объяснила Элия, присоединяясь к группе, — Мне показалось, она произносила мое имя.

Она засмеялась — первый искренний смех за, боги знают, сколько месяцев.

Это всего-навсего ворокрыл, — сказал маг, удивленный ее реакцией. Они очень часто встречаются на южных берегах Внутреннего моря. Я думал, они хорошо известны и на севере. Эти грабители так и норовят украсть что-нибудь блестящее, но в остальном они безвредны.

— В Синих Водах, — сказала хафлинг, — хитрый лорд натренировал целую стаю, чтобы они воровали и приносили добычу ему.

— Жители Синих Вод, — ответил маг, — в свободное время любят заняться темными делишками… Конечно, когда они не заняты подсчетом денег.

— Ворокрылы считаются плохим предзнаменованием в Тэе, — добавила Оливия.

Дракон зашипел опять. Его мертвенно-желтые глаза смотрели на утес, за которым исчез ворон.

— Все хорошо, Дракон. — Элия похлопала его по спине. Это просто ворон. Она повернулась к остальным. Я думала, там дракон. Или гарпия. Или, наконец, целый выводок вампиров-стирджей. Какая же я идиотка — потеряла такое оружие из-за птицы.

— Потеря оружия — потеря еды, — развернувшись на своем пони сказала хафлинг. — Это поправимо, но в следующий раз будь осмотрительнее. Мы что, так и будем все время болтать и останемся здесь до заката или все-таки поспешим в гостиницу?

— Мы поспешим, — сказала Элия.

— Хвала небесам! — певица пришпорила своего пони. Можно ожидать увлекательных приключений! Э, я слышала, как кто-то назвал и мое имя! — Она поднесла руку к уху. Слышу, кто-то нашептывает мне про теплую постель и горячую пищу, которая не превратит меня в пирожок с перцем и пряностями.

Раскеттл из-под широких полей шляпы бросила взгляд на Акабара, желая увидеть его реакцию, но лицо мага оставалось непроницаемым. Пять дней назад Оливия пожаловалась на стряпню Акабара, предупредив, что если он не будет умереннее в употреблении перца, то она будет готовить сама. С тех пор она продолжала ныть, но ни разу не пошевелила пальцем, чтобы помочь в приготовлении пищи.

Хафлинг пустила своего пони рысью. Акабар последовал за ней. Он выглядел по-королевски на своем белом коне. Дракон подождал Элию, пропустил ее вперед и поехал последним, продолжая настороженно поглядывать на утес.

— Не волнуйся, — успокоила его Элия. — Я достану себе другой кинжал, когда мы доберемся до Тенистого Дола.

Но Дракон еще долго не отрывал взгляда от скал. Мечты Оливии о теплой постели и хорошей пище разбились вдребезги, когда они миновали последний перевал. Вместо уютного дома и желанной кружки вина они обнаружили пепелище громадного здания, почерневшие от пожара массивные балки и каменный пол, засыпанный черепицей с рухнувшей крыши.

26
{"b":"10680","o":1}