ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Элия осмотрела тропинку до того места, где она заканчивалась около ветхого здания, неуклюже примостившегося на краю холма. Это было что-то типа башни, но с таким количеством пристроек к ней, что трудно было понять, что же такое это было сначала. Но каменный шпиль возвышался на три этажа над прочими строениями.

Башня и пристройки были покрыты цветущей лозой кудзу.

Элия помнила все другие строения, мимо которых она прошла, но тропинку, знак и дом она не помнила. Элия никогда не видела их раньше. Ни разу из тех тысяч раз, когда она проходила этой дорогой. Можно было не заметить мудреца — он мог оставаться дома всю зиму, спасаясь от холода, — но она не могла не заметить это здание.

Тропинку могли протоптать за год, табличке могло быть меньше семи лет, но дом был древним. Да и кудзе потребовались бы столетия, чтобы стать такой толстой и высокой.

«Может быть, здесь раньше было много деревьев, которые закрывали башню, — предположила Элия. — Но тогда я должна была увидеть ее с крыши» Старого Черепа «? Я ведь часто забиралась туда с Кит».

От волнения Элии показалось, что, может быть, Кассана и ее компания хотели, чтобы она забыла Эльминстера. Вероятно, он мог бы рассказать ей больше о рунах, чем Димсворт. Не обращая внимания на табличку, она пошла по тропинке.

Девушка надеялась встретить Акабара, если тот все еще ждет прибытия Эльминстера.

Подойдя к дому, она громко постучала. Девушка подождала несколько минут, но ответа не последовало, хотя в верхних окнах башни был виден свет.

Определенно, там кто-то был. Элия позвала: «Эгей!» — и постучала еще сильнее. В одном из окон промелькнула тень. Прошло еще несколько минут, но никто Не ответил ей и не пришел, чтобы впустить ее.

В растерянности Элия дернула дверную ручку, но она не поворачивалась.

Она попробовала другие двери и даже окно, но обнаружила, что все они плотно закрыты. В гневе она развернулась и пошла обратно по тропинке.

У дороги она повернула на восток и пошла по дорожке, ведущей к Ашабе.

— Я найду кого-нибудь, кто помнит обо мне, — объявила она. Сайлина вспомнит меня. Мы не были хорошо знакомы, но она никогда никого не забывает.

В спешке она не обратила внимания на крики, доносившиеся из башни позади нее.

Глава 14. Писарь и старик

— Что вы имеете в виду? Какие еще несколько анкет? — закричал Акабар, окончательно потеряв терпение.

Втайне он надеялся, что его крик привлечет внимание кого-нибудь поумнее, чем этот глупый бюрократ писарь, который стоял перед ним, кого-нибудь, кто сможет понять важность его проблемы, поможет ему выбраться из этого бумажного болота. Кого-нибудь вроде Эльминстера.

— Хорошо, ммм, здесь, — писарь Лео показал на анкету, которую Акабар заполнил час назад. Он щурился на волшебника сквозь странную конструкцию из двух линз, обтянутых проволокой, которая явно ненадежно помещалась на его носу.

Здесь, если вы ссылаетесь на то, что вы имеете более чем одну жену, вы должны в графе двадцать три указать имена матерей ваших жен, вместо графы двадцать два, где вы указали имя матери вашей первой жены. Эту ошибку следует указать в специальном списке, чтобы содержать наши документы в порядке.

— Документы? В порядке? — закричал Акабар. — Посмотрите вокруг! Разве похоже, чтобы кто-нибудь за последнее тысячелетие наводил здесь порядок?

Вопрос был чисто риторический. Контора писаря, которая также являлась и комнатой ожидания для тех, кто искал аудиенции у великого Эльминстера, казалось, ждала только искры, чтобы вспыхнуть. Свитки пергамента, тома в коже, пачки листов бумаги, пустые папки с надписями «Важно» и «Конфиденциально», и пыль — пыль, лежащая на всех горизонтальных и всех вертикальных поверхностях.

Цветные ленты, на которых были написаны всевозможные экзотические буквы, свисали с .потолка.

Кроме того, тут были серые грифельные доски, которые использовались для временных сообщений, таких, как: «Не забыть о коронации Азуна» и «Предупредить Миф Драннора о готовящемся нападении»; были также каменные и глиняные дощечки и листы мягкого металла для более важных сообщений, которые должны были пройти сквозь века: «Забрать из прачечной» и «Заплатить Лео».

Все это, конечно, служило Лео для запугивания путешественников не давая им мешать Эльминстеру. Акабар понял это. Он не мог поверить, что кому-нибудь, даже Лео, нужно то, что он написал. Скорее всего, эти бумаги — проверка его терпеливости и интеллигентности или отчаянности. Он был уверен, что если выдержит достаточно долго, Лео наконец поймет важность дела и напомнит своему хозяину о том, что в конторе ожидает южный маг.

Однако Акабар ждал уже пять часов — три в гостинице и два в этой мрачной тесной комнате. Его терпение кончилось, его интеллигентность была истощена заполнением нелепых анкет. Ему оставалось только безрассудство. Он уже решил было сам отправиться из этой комнаты в башню, но не был уверен, что без помощи Лео найдет ее в этом лабиринте залов, дверей и комнат.

«Даже если я найду лестницу, — подумал Акабар, — у меня нет гарантии, что Эльминстер в башне».

Лео пожал плечами.

— Вы должны понять. Эльминстер очень занятой человек. А эта процедура дает возможность выяснить значимость проблемы, достаточна ли она, чтобы вносить ее в и так уже переполненный список.

— А какого размера дракон должен прилететь в эту комнату, чтобы привлечь внимание мудреца?

— О, Эльминстер не беседует с драконами, — уверил Лео Акабара. — Возможно, он беседует о драконах, но не с ними. Мудрец очень, очень занятой человек, и он не Теряет время на разговоры с драконами. Для этого существуют искатели приключений. И я посоветовал бы вам, когда вы увидите мудреца, по возможности меньше упоминать о драконах.

— Я понимаю, что мудрец очень занят, — сказал Акабар. — Когда я получил его извещение о том, что нужно торопиться, то подумал, что он примет меня в обеденный перерыв или еще когда-нибудь.

— Обеденный перерыв? — Писарь своим изящным пальцем поправил проволочную оправу на носу. Я думаю, что у Эльминстера не было обеденного перерыва с, позвольте подумать, ммм… это год Принца, значит… Лео поискал в календаре.

— Но хоть кому-нибудь удалось добраться до Эльминстера после этой бумажной лавины? — зарычал Акабар.

— Да, — Лео сел и задумался. Здесь была делегация из леса Анаврок.

— Анаврок пустыня, а не лес, — поправил Акабар.

— Да, сейчас уже пустыня.

— Я полагаю, это шутка? — поинтересовался волшебник.

— Разве я смеюсь? — спросил писарь, глядя поверх очков.

— Нет.

— Значит, я не шутил.

— Послушайте, — сказал Акабар. — Я понимаю, что маг не может уделить время каждому. Не собираюсь мешать ему из-за мелких проблем. Я известный волшебник.

Другой мудрец, мастер Димсворт из Сюзейла, не смог решить мою проблему. Он рекомендовал мне отправиться к Эльминстеру. Я приехал сюда, чтобы увидеть его.

— О! — воскликнул Лео, и его глаза засверкали за толстыми линзами. Так вы по рекомендации! Тогда нужно заполнять другую анкету. Секунду, я сейчас достану, — он сунул руку в ящик и вытащил кипу разорванной бумаги. Нет, здесь нет. Наверно, в другом шкафу.

Акабар считал про себя до десяти.

Где-то внизу постучали в дверь, но занятый поисками Лео не обратил на это внимания.

— Итак, — объявил писарь. Последняя копия, надо написать памятку о составлении договора с торговцами на следующую поставку пергамента. Анкета приблизилась слишком близко к пламени свечи. О-о, слегка обгорела, но, о, мы должны составить дополнительную форму, чтобы объяснить, что это моя ошибка.

Снизу опять донесся стук, на этот раз громче.

— Кто-нибудь пойдет открыть дверь? — спросил Акабар.

— Нет.

— Почему?

— Уже поздно. Мы закрылись.

— Но я здесь, — удивился Акабар и тут же прикусил язык.

— Да. Значит, нужна другая анкета. Для ночных посетителей.

Стук прекратился.

— Теперь, пожалуйста, укажите, что вы помните из вашего разговора с мастером Димсвортом. На этой строке — что вы его спросили, что он ответил — на этой, что он не сказал — на этой. Причины, по которым он мог ошибаться, изложите на этой строке.

35
{"b":"10680","o":1}