ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В это время певица проигрывала свою битву на голове драконихи. Пасти уже нанесли ей несколько укусов, она не могла противостоять Красным Перьям. Моандер продолжал тянуть дракониху с постоянной неуменьшающейся силой. Расстояние между Дымкой и богом сократилось вдвое, белые клочья пены появились на усах драконихи.

Оливия вспомнила, как дети-хафлинги охотятся на летучих мышей с фонарем, прочной бечевкой и живыми мотыльками в качестве приманки. «По какой-то непонятной причине этот хафлинг на стороне летучей мыши, — подумала она, — хотя мышь и проигрывает».

Дымка повернула голову так, что ее горло оказалось рядом с толстым щупальцем. Немедленно множество других вцепились в ее усы и пытались залезть в пасть драконихи, чтобы задушить ее.

Дракон повернулся к Акабару. Море отростков все еще колебалось вокруг ящера, ожидая команды Моандера, но тот был слишком занят Акабаром и битвой с драконихой.

Пот градом катился с волшебника, его одежда была мокрой от соприкосновения с внутренностями Моандера. Голова Акабара наклонилась вправо, когда Моандер рылся в его мозгу, ища способ борьбы с ящером. Но в репертуаре волшебника оставалось только одно средство.

Рука волшебника вытащила кинжал из ножен.

— Убей меня или умри сам, — потребовал Моандер голосом Акабара. — Ты проигрываешь в любом случае, не правда ли?

Дракон прыгнул, использовав свой длинный меч в качестве шеста. Когда ящер был над головой Акабара, волшебник воткнул кинжал ему в ногу.

С кинжалом в ноге ящер упал в лужу. Его лицо было искажено гримасой боли, но он поднял свой меч над головой и ударил Акабара сзади.

Удар пришелся как раз в то место, где отростки, собираясь в одно толстое щупальце уходили в самое сердце Моандера. Большинство из этих отростков было разрублено, причем удар совершенно не задел Акабара. Дракон, уперев ногу в спину волшебника, оторвал остатки щупалец от его головы.

Дымка выдохнула могучую вспышку серы и пламени. Огонь, побежав вниз по щупальцу, которое обмоталось вокруг шеи драконихи, превратил поверхность божества в сущий ад. Свежая растительная плоть вновь загорелась, отростки превратились в золу.

Акабар и Моандер закричали, но их голоса не были больше дьявольски синхронны. Теперь они были отдельными существами. Упав на колени, Акабар схватился руками за голову в том месте, где только что были отростки.

Ящер схватил волшебника за руку и рывком поднял на ноги. Оторвав еще несколько отростков, Дракон прыгнул, таща за собой мага. Оба катились вниз по склону, пока их не задержали свисающие отростки и обломки деревьев.. Они упали на груду мусора у основания монстра.

Моандер горел, потрескивая. Клубы едкого дыма поднимались от его тела. Он очень устал от сражения — оно потребовало огромного расхода его энергии. Ему хотелось отступить, но если дракониха освободится, она может нанести божеству еще один удар и сжечь его окончательно. Щупальца, удерживающие Дымку, уже почти сгорели. Моандеру было необходимо первому сделать выпад и ударить с максимально возможной силой.

Божество немного отпустило удерживающие дракониху щупальца. Почувствовав это, Дымка решила, что может освободиться и отчаянно захлопала крыльями.

Могучее усилие могло бы порвать и более прочную привязь. Петля лопнула.

Дымка, с вцепившимся в ее ухо хафлингом, перевернулась через голову и упала среди деревьев.

Огромный холм божества, горящий и почти ослепший, дернулся в одну сторону, в другую, затем начал углубляться в лес. Небольшие деревья ломались под его тяжестью, но высокие ему приходилось теперь обходить стороной.

Потянув за собой Акабара, Дракон убрался с пути Моандера. Из дюжины мелких ран на голове у волшебника шла кровь. Он застонал и тихо заплакал.

Дракон выдернул из своей ноги кинжал и осмотрел рану. Его руки мягко засветились в темном лесу, и рана слегка уменьшилась под их воздействием, хотя не зажила совсем. Разорвав свою рубашку, Дракон перевязал рану.

Пока ящер бинтовал голову волшебника, тот сидел молча. Дракон толкнул его, подергал за плащ, но тот не отвечал. Видимо, волшебник не мог двигаться.

Повесив меч на плечо и подняв Акабара на руки, как ребенка, ящер пошел в ту сторону, где упала дракониха. Пришло время перегруппировать имеющиеся силы.

Глава 23. Выздоровление Акабара, предложение Моандера и вторая попытка спасения

Когда Акабар проснулся, было темно, рядом плясал огонь костра. Свет от него блестел на чешуйках огромной драконихи. Зверь лежал в тени. Но на его морде Акабар мог видеть Дракона, который дремал, свернувшись калачиком. Нога ящера была перевязана зеленой тряпкой. Между магом и костром появилась огромная тень. Возвышающаяся фигура стояла на коленях перед ним, держа огромную серебряную флягу.

— Выпей это, — сказала Оливия, поднося флягу к его губам.

Напиток был ужасного вкуса, но Акабар пропустил его в свою глотку. Во рту такое ощущение, будто он наелся земли. Тело холодное, как у утопленника.

Волшебник понял, что лежит голый, если не считать пары плащей хафлинга, повязанных вокруг него.

— Моя… одежда? — спросил маг. Голос у него был сорван, как будто он пел или орал несколько часов.

Оливия указала на костер.

— Боюсь, от нее ничего не осталось. Дракон подумал, что ты мертв, поэтому мы не захватили твоей запасной одежды. Ее глаза блеснули. Хотя я вынула все из твоих карманов и принесла волшебные книги, — она указала на мешок возле его ног.

— Что случилось…О, боги, — простонал маг, когда память возвратилась к нему. Сначала сражение в Айлаше, затем что-то огромное нагло заняло его мозг.

Он подумал, что так себя чувствовала Элия после того, как пыталась убить священника и затем Драконошпора.

— Относись к этому просто, — резко сказала Оливия. Певица была добрым беспокойным ангелом. Она положила обе руки на его плечи, хотя маг и не делал попыток подняться. Вкратце дело обстояло так. После вашего маленького приключения в Айлаше, Дракон вернулся в лагерь за моей помощью. Когда вы все трое ушли, я осталась одна договариваться с Дымкой, которая выбрала этот момент, чтобы зайти. Ты помнишь Дымку из Кормира? Хорошо. Во всяком случае, я подчинила ее себе, и мы втроем отправились за тобой и Элией.

Оливия задержала дыхание, чтобы позволить всему сказанному улечься в возбужденном мозгу термитца. Затем она продолжила.

— Его Гнусность сначала чуть не одолел нас. Дымке пришлось несладко, но под моим чутким руководством старушка смогла повредить Мерзость, и та убежала от нас. А мы упали на землю. Однако удача хафлингов была со мной, и я ухитрилась приземлиться прямо на труп наемника из Красных Перьев. Ты порезал немного Дракона, прежде чем он смог тебя спасти.

Она остановилась, а затем неохотно заключила:

— Но мы не спасли Элию.

— Элия, — пробормотал Акабар, пытаясь подняться. Она все еще в плену!

— Умерь свой пыл, — приказала Оливия. — Ты был в отключке около восьми часов. Если мы подождем еще несколько, то это ничего не изменит в погоне за этой навозной кучей, но позволит нам набраться сил. Дракону необходим сон, тогда он сможет закончить лечить Дымку. Она повредила несколько костей, в крыльях, когда упала, и ей надо пополнить запасы в своей топке, прежде чем снова идти в бой. Тебе необходимо изучить свои заклинания. Выпей еще.

Акабар глотнул еще порцию пойла, которое протягивала ему Оливия и скорчил рожу.

— Это целебный напиток?

Оливия взболтнула флягу и хихикнула.

— Да, некоторые так его называют. Это острый медовый напиток. Последний из моих запасов к тому же.

Акабар почувствовал, как его пустой желудок взбрыкнул, но затем успокоился. Хороший из, хафлинга доктор.

— Ты говоришь, Дракон лечил нас. Он уже делал это, когда мы убегали от Мерзости в Айлаше. Оливия кивнула.

— Да. Оказывается, что он среди своего собственного народа считается паладином. Он хранит этот секрет, но лечит нас, когда мы не видим. Кажется, я не могу доверять никому в эти дни.

58
{"b":"10680","o":1}