ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свидетель защиты. Шокирующие доказательства уязвимости наших воспоминаний
Вечная жизнь Смерти
Борис Сичкин: Я – Буба Касторский
Мой лучший друг – желудок. Еда для умных людей
Москва 2042
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Битва полчищ
Четырнадцатый апостол (сборник)
Лидерство и самообман. Жизнь, свободная от шор
Содержание  
A
A

Она заставила себя подойти ближе к одному из тел, которое было одето как жрица Тайморы — в белое платье, отделанное голубым. На цепи вокруг шеи был священный символ — серебряный диск. Поборов тошноту, Элия взяла тело за руку и повернула ее, открывая внутреннюю сторону.

Рисунок в виде змеи был неподвижен. На руке был только один знак — бычий глаз хозяина Фальша. На запястье не было пустого места, обозначающего Безымянного. Тело было холодным и влажным, как глина.

Сзади подошел Акабар и положил ей руку на плечо.

— Мертва?

— Мертва, — повторила она, — или по крайней мере не жива. Или менее жива, чем я. — Ее затрясло от злости. Они все такие, какой была я. Копии, которые можно делать снова и снова.

— Успокойся, — сказал Акабар, мягко сжав ее плечо. Это не более чем пародия на тебя. Если хочешь, мы можем их уничтожить.

— Нет! Кто бы они ни были, я не хочу, чтобы их уничтожили. Они не хуже, чем я. Я хочу убить последнего из хозяев и освободить их.

Акабар постоял молча, затем кивнул.

— Как хочешь.

Элия подумала, что он пытался проверить, было ли это ее собственное желание или требование знака, подобно настойчивому стремлению ехать в Айлаш.

Оливия неодобрительно закачала головой. Волшебник думает головой, а не сердцем. Что бы он ответил, если бы ему предложили сжечь его братьев?

Дракон не понимал, что его чувства говорят о женщинах, лежащих перед ним.

В каждом теле чувствовалась живая душа, но ни в одном из них не было и следа духа.

— Двор там, Дракон? — спросила Элия, указывая на вторые двери из камня в дальнем конце зала.

Сауриал кивнул.

Элия подошла к дверям и осмотрела их. Они точно так же светились, но что-то в них было не то. Они волновали ее. И она поняла почему.

Они ее притягивали. Как стена эльфов в Айлаше. И она не могла сопротивляться этому. Ей хотелось открыть двери. То, что она искала, было за ними.

Элия оглянулась на остальных. Акабар вытащил из-за пояса маленький свиток и приготовился произнести заклинание. Дракон взял себе из одного из гробов двуручный меч. Оливия приложила к двери ухо и отскочила назад.

— Ничего не слышно, но очень горячо.

Элия вздохнула и подошла к двери. Она готовилась сразу же захлопнуть их или отскочить в сторону, если оттуда выскочит какая-нибудь ужасная тварь.

Двери распахнулись от прикосновения, открывая большой двор. Уходящие влево и вправо коридоры дальше превращались в лабиринт башни. Прямо через открытый балкон был виден блеск уровня Жизни. В центре двора был бассейн, такой же, как на Клыкастом Холме. Он был облицован голубыми камнями.

Маленький человек, одетый в красное и коричневое, сидел на камнях. Он улыбался шире, чем, любой из людей или хафлингов, и его голубые глаза нехорошо сверкали. В руках он держал голубой жезл колдуньи Кассаны.

— Добро пожаловать домой, Первая, — сказал Фальш. — Я понимаю, ты уже встретилась с ними, со Второй по Тринадцатую.

Глава 31. Фальш

Элия вошла во двор, посматривая направо, налево и вверх. За прозрачными дверями не прятались убийцы, сверху не висело клетки. Оливия шла слева, Дракон — справа, Акабар держал тыл, следуя чуть позади Элии.

Фальш все еще сидел на камнях, болтая взад и вперед своими короткими ножками и играя с жезлом, как ребенок с палочкой.

— Где твой хозяин? — потребовала Элия.

— А где ваши? — спросил Фальш, хихикая.

Акабар позади Элии начал читать заклинание. Фальш показал пальцем на один из голубых камней около бассейна. Камень поднялся, повисел в воздухе мгновение, затем полетел, как будто влекомый невидимым ремнем, через двор. Элия инстинктивно наклонила голову и подняла меч Дракона, чтобы отразить камень, но не она была его целью. Камень облетел клинок паладина и пронесся дальше. Элия услышала удар камня, ломающего кость. Она обернулась. Акабар стоял на коленях на полу, держась за лоб. Кровь лилась между пальцами.

Фальш укоризненно пригрозил магу пальцем:

— Нечестно нападать на бедного, беззащитного хафлинга.

— Ноль против трех, — сказала Оливия — ты проиграл.

— Что-то случилось, Первая? — спросил Фальш, обращаясь к Элии, совершенно игнорируя Оливию. — Думаю, тебе не нравится, когда другие говорят за тебя.

— Мое имя — Элия, — возразила женщина, шагнув к маленькому существу.

— Ты — Первая, — сказал Фальш. — Вторая, Третья и Четвертая за дверью. Так же как с Пятой до Тринадцатой. В то время, когда я работал с другими членами ныне умершего альянса, я был очень осторожен, всегда называя тебя Первой, вместо — Всего Лишь Первая. Я не хотел позволить им подозревать, что считаю тебя только началом чего-нибудь более грандиозного. Зачем ограничиваться только одним оружием, если можно сделать несколько? Особенно если имеешь столько врагов, сколько их у меня.

Элия сделала шаг вперед, и Фальш взмахнул жезлом Кассаны.

Элия остановилась, как будто натолкнувшись на невидимую паутину. Она была липкая, а не тугая, как у Кассаны. Фальш управлялся жезлом иначе, чем колдунья.

— Проблемы, Первая? — дразнил ее Фальш. — Игрушка Кассаны очень эффективна, ты еще не поняла. Когда ты находилась в зоне ее досягаемости, жезл делал из тебя куклу, впрочем, как и из бедного бессмертного дурака Пракиса.

Оливия и Дракон стали приближаться к маленькой фигурке, но Элия прорычала им сквозь зубы:

— Вернитесь назад. Он — мой!

Фальш засмеялся.

— Нет, Первая, наоборот. Ты — моя. Если я этого захочу. Думаю, что предпочту Вторую. Она будет более послушной.

Элия сопротивлялась силе жезла, и волосы на голове встали дыбом. Дракон остался на месте, понимая желание Элии сопротивляться жезлу без чьей-либо помощи.

Оливия вытащила свои кинжалы, но тоже осталась рядом с сауриалом.

Элия чувствовала себя так, как будто ее сильно прижали к пленке, похожей на кожу желатинового монстра. Она напрягла все мышцы, но не сдвинулась с места.

— Пракис, он хотел тебя, — сказал Фальш. — Он серьезно любил Кассану — черт знает почему. Она провела его через ад. Хотя когда появилась ты, то, я думаю, он понял, что может съесть свой пирожок. У тебя были все прелести Кассаны, не говоря уже о ее внешности, когда она была молода, и, после жертвоприношения, ты должна была стать более уступчивой. Качество, которое не было характерно для Кассаны.

С прядями волос, поднявшимися на голове, Элия выглядела как медуза.

Напряжение борьбы с паутиной отражалось на ее лице. Ее лоб покрылся потом, а глаза не мигая смотрели на фигурку псевдохафлинга.

Дракон заскрежетал зубами, когда почувствовал знакомый толчок в груди, сигнал знаков Элии его собственным знакам. Он остался на месте.

Ящер обернулся, чтобы посмотреть на мага. Тот все еще держался за голову, но кровотечение остановилось. Акабар поднялся на ноги. Сауриал заметил беспокойство хафлинга и подумал, что случится, если она забудет свою осторожность и нападет. Или, наоборот, попытается убежать.

Глаз Дракона уловил движение вдоль стены над хафлингом. Два стяга, висящих по бокам двора слегка заколыхались. На сцену прибыл еще один игрок.

Просканировав своим шен-зрением, ящер уловил знакомое ощущение непрошеного гостя. Он опять перенес свое внимание на Элию.

— Хотя это потрясающе, что все они проиграли. Моандер заставил тебя освободить его, но был так слаб, что такая до смешного маленькая группа победила его. Огненные Клинки дали тебе такие неточные указания, что ты едва не задушила одного из Драконошпоров. Зрай никогда не пытался заставить тебя полюбить его. А Кассана использовала тебя только для того, чтобы подзадоривать и избивать ее любимцев. Она понятия не имела о силах, которые спустила с цепи, пытаясь заставить тебя убить брата-ящера.

Фальш повертел жезл в руках, моргая своими голубыми глазами.

— Они все не задумывались над тем, что сделали. Раз уж они оставили мне эту цитадель, я быстро сниму копии с их работы в более крупном масштабе. Они мне были нужны только, чтобы сделать тебя, Первую. Создание — очень трудная работа. Но копирование — это совершенно другое дело. Это было детской забавой — выносить тайком оборудование, чтобы создать тебя, украсть у Кассаны часть ее тела, высасывать жизненную энергию у Моандера. Вот почему я выбрал эту внешность. Хафлинги умеют так хорошо воровать.

80
{"b":"10680","o":1}