ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— подумала она.

— Мне нужно идти, — сказал Джиджи. Он потянул ослика за уздечку. Оливию не нужно было уговаривать. Она побежала рядом с дворянином, прячась за ним от тени. Хотя единственный источник света в комнате — камень Джиджи — двигался, тень оставалась на месте.

В стене, ниже силуэта крыла стражницы была маленькая арка, за которой виднелась лестница, ведущая вниз. Когда они приблизились к арке, Оливия снова почувствовала холод. Они прошли к лестнице.

Позади них заскрежетал голос стражницы:

— Тебе всегда будет сниться этот сон, Джиджи. Сниться, пока ты не присоединишься ко мне навсегда.

Джиджи заторопился вниз по лестнице, но на первой же площадке прислонился к стене, закрыв лицо руками.

Оливия ткнулась в него носом, понимая, что лучше будет пойти дальше, чтобы увеличить расстояние между ними и стражницей.

Джиджи опустил руки, вздохнул и взглянул на своего ослика. Оливия заметила слезы в уголках его глаз.

— Я был не прав, — сказал Драконошпор. — Она осталась столь же ужасной, как и раньше. Этот страшный сон принадлежит ей. Если бы только я мог не видеть больше этот проклятый сон.

Глава 7. Кэт

Джиджи выпрямился и глубоко вздохнул, пытаясь успокоиться. Для него самое худшее, несомненно, было уже позади. Хотя катакомбы были гораздо опаснее, они не пугали его так, как склеп.

— Пошли, Пташка, — сказал он, спускаясь дальше по лестнице.

Оливия вздохнула с облегчением и последовала за ним.

Проход, по которому они шли, был вырублен в скале. Ни мрамор, ни обработанные каменные пластины не закрывали грязных стен. Вода капала с потолка и текла по лестнице. Ступени были местами стерты, их покрывали грязь и плесень.

Кто-то, проходивший недавно по лестнице, оставил на них отпечатки больших сапог.

— Следы Стила, — невесело пробормотал Джиджи. Ему не хотелось встречаться с кузеном. Если, как сказал дядя Дрон, вора здесь нет, то Стил будет рад сорвать свою злость на Джиджи. Но, тем не менее, Джиджи нужно было найти кузена, ведь на этом настаивал дядя Дрон. И молодой дворянин начал подозревать, почему — вспомнив вчерашние слова волшебника и откровения Джулии.

«Похоже, что дядя Дрон хотел, чтобы я первым встретился с вором, и тогда никто не сможет обвинить меня в воровстве».

Джиджи вздохнул: звук эхом отразился от стен.

— Ты заметила, Пташка, — спросил он философски, — как только жизнь начинает налаживаться и впереди тебя ждут открытые просторы, твои родственники сразу начинают ставить тебе препоны и направлять на мель?

Внимание Оливии было занято тем, чтобы не упасть на скользких ступенях под огромной тяжестью, и она ничего ответить не смогла.

— Возьмем, для примера, Фреффи, — продолжил Джиджи. — Два года назад он решил, что мне следует начать делать карьеру, и уговорил меня вступить в армию.

Я — пурпурный дракон. Представляешь? К счастью, я был освобожден от службы после того, как забыл в повозке с продовольствием любимого ежа тети Доры. — Джиджи решил прервать дальнейшее описание вмешательства семьи в его жизнь, потому что в этот момент они проходили по очень сильно разрушенной части лестницы. Он внимательно смотрел, чтобы ослик случайно не провалился.

После того, как они преодолели это препятствие, молодой дворянин продолжил свой монолог.

— В прошлом году тетя Дора решила, что Минда Ллут — девушка как раз для меня. Минда вечно советовала мне делать всякие глупости и предоставляла мне одному выпутываться из неприятностей, в которые я попадал из-за нее. Она убедила меня изобразить Азуна на свадьбе Фреффи, а когда меня там чуть не убили, спокойно уехала и после вышла за другого, — мрачно закончил Джиджи. Он злобно пнул камень, попавшийся ему под ногу.

Внезапно Оливия поняла, что Джиджи говорит о свадьбе, на которой она пела в прошлом году. Кузен Фреффи — это лорд Фреффорд Драконошпор. Оливия сидела прямо посередине свадебного стола, но она никак не могла вспомнить лицо жениха.

Парень был слишком занят невестой и тремя сотнями гостей и очень возбужден тем, что Элия пыталась убить его кузена Джиджи. «Мне нужно еще раз посмотреть на Фреффорда, — подумала Оливия, — чтобы удостовериться, что это не он убил Джейд».

Только через несколько минут Джиджи успокоился и вернулся к насущным проблемам:

— Джулия сказала мне, что дядя Дрон пытался убедить тетю Дору отдать шпору мне.

«Знаю. Я слышала это, — подумала Оливия. — Я была там, припоминаешь?»

— Разве я просил его об этом? — Спросил у своего ослика Джиджи с досадой в голосе. Возмущенным тоном он сам ответил на свой вопрос:

— Конечно, нет. А разве он поинтересовался, что я думаю по этому поводу?

Тоже нет.

— Я люблю свою семью, — заявил Джиджи и крикнул:

— Но почему бы им не оставить меня в покое?

— В покое, в покое… послышалось эхо.

Звуки собственного голоса смутили Джиджи, и он продолжил свой путь молча.

Получив наконец возможность спокойно поразмыслить, Оливия пыталась решить, насколько возможно то, что Стил является убийцей Джейд. Особенно с учетом того, что говорили о нем Джиджи и Джулия. Стил Драконошпор явно является злым и жестоким человеком. Убийца тоже. Стил хорошо владеет мечом. Убийца может колдовать, но вполне вероятно, что он тоже хорошо фехтует. Стил не стар, но и не слишком молод. Если его сестра, Джулия, похожа на него, то у него тоже лицо типичного Драконошпора. «Но я не могу быть уверена, пока не увижу его», — подумала Оливия.

В это время Оливия заметила на ступенях другие следы. Они были меньше и не так глубоки, возможно их оставила женщина или мужчина небольшого роста. Следы вели к склепу и обратно в катакомбы. «Вор?» — возбужденно представила Оливия.

Ей захотелось поскорее увидеть Стила, а, может быть, и вора, и хафлинг прибавила шагу. Ослик бежал впереди Джиджи, натянув поводок, чем очень напоминал ищейку на охоте.

Наконец, человек и животное достигли основания лестницы. Они стояли на каменном полу маленькой комнаты. Свет путеводного камня освещал три туннеля, уходящие в разных направлениях. Два из них были сплошь затянуты паутиной, но у входа в третий коридор паутина была разорвана, и валялись куски огромного паука. В липкой крови убитого паука отпечатался каблук тяжелого сапога.

— Здесь явно побывал Стил, — пробормотал Джиджи, вытягивая шпагу. По крайней мере, он сорвал за нас всю паутину.

«Нет, — подумала Оливия. — Вор здесь побывал раньше. Стил последовал за ним».

Джиджи направился по третьему туннелю. Там не было ничего примечательного.

Подземные воды проложили себе этот путь, а предки Джиджи расширили его. Не было видно ни драгоценных камней, ни колонн, вырезанных из камня. Вокруг них были только грязь, песок, булыжники и обломки скалы. Коридор сделали из соображений полезности, а не красоты.

Шум падающей воды и звуки шагов Оливии и Джиджи эхом отражались от стен.

Воздух стал сырым и холодным. Огромные пауки убегали от света путеводного камня, треща, как злые белки.

Коридор шел прямо еще футов сто, потом поворачивал и разветвлялся.

Порванной паутины больше не было видно, поэтому нельзя было сказать, куда направился Стил.

У развилин Джиджи остановился, убрал свою шпагу и начал рыться в поклаже Оливии. Он вытащил складной табурет, корзину с едой, одеяло, поставил табуретку, сел на нее и налил себе чаю.

«Парень сильно попростел, — саркастически подумала Оливия — ни скатерти, ни фарфора, ни лакеев».

«Стил пошел к наружной двери, чтобы убедиться, что вор здесь», — решил Джиджи. Задумчиво пережевывая кекс, он исследовал карту в поисках кратчайшего пути к двери. Когда, наконец, он поднял глаза от карты, ослик стоял, засунув морду в корзину с едой.

— Плохая Пташка, — сказал Драконошпор, отпихнув Оливию. — Вот твоя еда, — Он указал на зерно на одеяле.

Оливия жалостливо посмотрела на него.

— О, хорошо, — вздохнул Джиджи. Он вытащил сэндвич с сыром и скормил его ослику, затем достал кусок яблока.

18
{"b":"10682","o":1}