ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Мне конечно не нужно будет объяснять Джиджи все детали того, как я нашла его семейную реликвию; тогда он может решить, что просто я очень умна, что не так уж далеко от истины».

— Время самой вступить в борьбу, — пробормотала Оливия. С этими словами она опустошила карманы во всей одежде, которая была на ней прошлым вечером. У нее были карманы в брюках, карманы в тунике, карманы в сорочке, карманы в плаще, и карманы в поясе. Вскоре на кровати образовалась куча всяких безделушек.

«Несколько запоздалая работа», — ужаснувшись этому беспорядку, подумала она.

Некоторые из эти вещей были нужными, но большинство не были выброшены, только потому, что она надеялась, что они могут когда-нибудь пригодиться.

В ее кошельке было изобилие монет: десять платиновых трикроновых, тридцать два золотых лиона, плюс мелочь — шестнадцать серебряных и двенадцать медных монет. Еще больше было спрятано под половицами в комнате, которую она сняла. В мешочке поменьше было двадцать стеклянных «рубинов» на всякий случай и четыре настоящих рубина, на крайний случай. Она положила оба мешочка рядом.

В кожаном ящичке с обтрепанными углами были аккуратно разложены ее отмычки и проволочки. Часть из них была завернута в тряпку — некоторые отмычки она нашла в путешествиях; остальные инструменты были сломаны и нуждались в замене.

Более пятидесяти разрозненных ключей болтались на железном кольце. Некоторые предназначались для того, чтобы открывать не только свои собственные замки; другие были бесполезны или сломаны в замках, которые были ими открыты. Катушка крепкой веревки, перочинный ножик, и кремень с огнивом завершали этот набор вещей первой необходимости.

В другую кучку попали четыре клубка крепкой веревки, два поплавка, крючок и грузило, заколки и шпильки для волос, гребень, мел, три пустых стеклянных пузырька — один без пробки — шесть свечей, кусочек древесного угля, оправа для очков без стекол, толстая струна для лютни, которую она искала в течение нескольких недель, скорлупа от орехов, горошины и крошки от печенья, которых было бы. достаточно, чтобы осчастливить голубя на месяц. Это она могла выбросить.

— И, наконец, последнее, но самое важное, — сказала Оливия, доставая из сорочки волшебный мешочек Джейд и развязывая веревки, — шпора дракона, — объявила она, вытряхивая содержимое миниатюрной сумочки на покрывало своей кровати.

— Она — хуже меня, — сказала хафлинг, удивленная количеством и ассортиментом вещей, высыпавшихся из кожаного мешочка. Две горсти монет — преимущественно медных и серебряных, пурпурный шелковый шарф, какое-то пахнущее мятой вещество в стеклянном пузырьке, очень красивая нитка жемчуга, шесть ключей, серебряная ложка, пара перчаток, клубок веревки, застежка, как обычно — игральные кости, шнурок, яблоко, несколько кусочков сушеного мяса и несколько леденцов, покрытых корпией.

— Ну и ну, — проворчала Оливия.

Она тряхнула мешочек еще несколько раз, но больше ничего на выпало.

— Черт! — сказала хафлинг. — Где она?

Оливия села на кровать и стала рыться в этой куче хлама.

— Она должна быть здесь, — уверенно сказала она. Я — единственный ослик в Приморье. Так говорил Стил.

«Будь мужественной, Оливия, девочка, — сказала она, пытаясь взять себя в руки. Должно быть, Стил как обычно ошибается».

Но Джейд вполне могла быть вором. Если стражница приняла ее за дочь Путеводца, Безымянного Барда, то Джейд могла войти в склеп. Шут сказал Кэт, что его волшебство уже дважды не помогло обнаружить шпору. Джейд, так же как и Элию, нельзя обнаружить, глядя в магический кристалл, это и помешало Шуту.

Затем Оливию посетила более ужасная мысль. «Возможно Джейд украла шпору, и шпора была у нее в тот момент, когда Шут ее распылил? Почему бы нет?» — подумала Оливия.

Но тогда как же понимать предсказание, что шпора была в кармане маленького осла? Мог ли бог Стила обмануть его? Или, может быть, есть другой маленький осел, которого Стил почему-то упустил из виду? Конечно, можно предположить, что Джиджи в какой-то степени осел, но он далеко не маленький; он даже выше Джейд.

Кэт была ослом, что связалась с Шутом, но если шпора была у нее, то она должна была вернуть ее злому колдуну. Возможно есть еще и другие глупые Драконошпоры или какой-нибудь дурак обвенчался с одним из них, чтобы украсть шпору, как это сделал Шут.

«Действительно ли Шут женился на Кэт только для того, чтобы сделать ее Драконошпором, — лениво думала Оливия, — или просто хотел, чтобы она привязалась к нему? Даже если колдун не знал, что Кэт и без того Драконошпор, ему все равно не было необходимости жениться на ней. Он мог сам зайти в склеп.

Почему бы и нет? Чего он боялся?»

Оливии очень захотелось, чтобы Путеводец был рядом. Раз Шут так его ненавидит, то есть шанс, что Путеводец узнал бы Шута и рассказал бы ей что-нибудь полезное о злом маге. Хотя, Путеводец был далеко в Тенистом Доле. В это время года потребовалось бы больше месяца, чтобы съездить в Тенистый Дол и вернуться обратно. Оливия и Джиджи сейчас нуждались в помощи друг друга. Даже если у них нет шпоры, у них есть Кэт, которую можно использовать против ее хозяина.

Проблема только в том, как убедить Кэт, что Шут ничего не сможет ей сделать, и что ему нечего ей предложить.

«Первая часть проста, — подумала хафлинг. — Нужно только воспользоваться защитным амулетом».

Оливия посмотрела на хлам, лежащий на кровати. «Что у нас здесь есть более безобразное, чем обезьянья лапа?» — размышляла она.

Она взяла кусочки сушеного мяса из кошелька Джейд и завернула их плотно в ее шелковый шарф.

«Ну вот и все», — подумала она, засовывая собственноручно изготовленный «защитный амулет» обратно в мешочек Джейд.

Оливия вздохнула. Солнце уже взошло. Время объединить усилия с Джиджиони Драконошпором — сразу же после легкого завтрака.

Где-то через час после того, как Оливия спустилась вниз, чтобы поесть у Мелы, Джиджи Драконошпор тихонько постучался в дверь своей собственной комнаты.

— Войдите, — сонно сказала Кэт.

Джиджи вошел.

— Мне надо взять кое-какую одежду, — сказал он.

— Хорошо, — сказала Кэт, кутаясь в шерстяной шарф.

Джиджи пересек комнату и стал копаться в своем сундуке с зимней одеждой в поисках подходящих носков. В это время раздался тихий стук в дверь. На мгновение оторвавшись от своих поисков, Джиджи бросил быстрый взгляд назад и увидел Томаса, который принес поднос с утренним чаем. Слуга подошел к кровати и поставил поднос на тумбочку возле нее, как делал вот уже много лет. Джиджи повернулся обратно и продолжил копаться в сундуке.

— Слушай, Томас, — сказал Джиджи, рассматривая драный носок, — мне нужно что-то более теплое. А это надо заштопать.

Джиджи протянул руку с носком в сторону Томаса, а сам продолжал копаться в вещах. Ответа не последовало, и Джиджи обернулся.

— Послушай, Томас — начал было он, но Томаса не было.

Кэт хихикала на кровати.

— Он только взглянул на меня и убежал, — объяснила она, сидя на кровати и убирая волосы с глаз.

— Почему он… О! Понял! Не мог же он подумать… О, боги. Я лучше пойду и поговорю с ним.

— Зачем? — спросила Кэт, улыбаясь от уха до уха.

— Ну, чтобы спасти твою честь, — ответил Джиджи, удивляясь, что она сама не понимает этого.

Кэт засмеялась.

— А как же твоя честь? — спросила она.

— Ну, м… — вспыхнул Джиджи. — Я вернусь, — сказал он, поспешив за своим слугой.

Джиджи нашел Томаса только на кухне. Слуга чистил посуду с неистовством человека, который ожидает к обеду очень привередливого гостя.

— Послушай, Томас, — начал Джиджи, — я думаю, нам надо поговорить.

— Это не так необходимо, сэр, — быстро и твердо ответил Томас. — Если вы не будете против, то я думаю, что двух недель мне будет вполне достаточно, чтобы найти другую работу. Господин Кормарил уже давал мне понять, что ему нужен слуга такой, как я.

— Шейвер Кормарил пытается переманивать моих слуг? Во имя Селины! Друг называется. Да я с него с живого кожу сдеру. А теперь, послушай меня, Томас, госпожа Кэт провела ночь в моей постели, — начал Джиджи, и поспешно добавил, — а я провел ночь в ее постели. Я спал в сиреневой комнате, на случай, если напавший на нее вернется.

39
{"b":"10682","o":1}