ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Она слышала голос Томаса достаточно ясно, хотя и очень тихо.

— Он нашел ее.

Оливия не услышала ответа.

— Может уже пора? — спросил Томас.

«Говори громче», — подумала Оливия.

— Но он может воспользоваться шпорой, — с беспокойством в голосе сказал Томас.

Оливия поднялась еще на две ступени.

— Вы думаете, это действительно мудро, сэр? — спросил Томас.

«Он разговаривает явно не со своим родственником», — поняла Оливия.

Что-то мягкое прикоснулось к ногам Оливии, и она чуть не свалилась вниз со ступенек. На нее смотрел черно-белый пятнистый кот и громко мурлыкал. Она прогнала кота прочь, и тот побежал вверх по лестнице.

Томас молчал в течение, по крайней мере, тридцати ударов сердца, и Оливия начала нервничать. Какое-то шестое чувство подсказывало ей, что пора сматываться. Она соскользнула со ступеней. Как только Оливия коснулась дверной ручки, то услышала, как кто-то наверху, но не Томас, произнес слово:

— Закройся.

Оливия повернула ручку, но дверь не открылась. На чердаке послышался шум шагов. Он приближался к лестнице. Наверху стояла хорошо знакомая фигура в одежде колдуна.

— Госпожа Раскеттд, вы не должны так скоро нас покидать. Я так давно хотел встретиться с вами.

Оливия повернулась к двери и забарабанила по ней.

— Джиджи! — пронзительно закричала она. Здесь Шут! На помощь! Джиджи!

— Замри, — прошептал маг, направив на хафлинга железный гвоздь.

Оливия почувствовала, как ее мышцы мгновенно затвердели. Она стояла с неподвижным лицом и сжатыми кулаками, прислонившись к двери.

— Томас, отнеси ее наверх, — приказал колдун, — и я присмотрю за ней.

Маг кашлянул один раз.

— Такая умная, но такая беспокойная. Как и остальные женщины в моей жизни.

Глава 19. Дракон и колдун

Томас закончил выгребать золу из камина в сиреневой комнате и зажег огонь для гостьи своего хозяина. Взяв совок и ведро с золой, он вышел из комнаты.

Спускаясь по лестнице в зал, слуга услышал шум в гостиной. Похоже, что вор забрался в комнату. Поставив ведро на пол и взяв совок, как дубинку, он подкрался к двери и приоткрыл ее.

У открытых книжных полок стоял Джиджиони с книгой в руке. Вокруг него лежало содержимое полок, разбросанное по стульям, дивану и по полу, — манускрипты и книги всяческих форм и размеров. Журналы, составленные предками Джиджи, семейные летописи, волшебные книги, каталоги монстров — все это летало по комнате. Джиджи раскрывал книгу, хмурился, злобно швырял ее и хватал следующую.

Волшебница Кэт сидела за письменным столом, внимательно просматривая книги, Которые так неуважительно швырял Джиджи.

Томас постучал и вошел в комнату.

— О, Томас, ты не видел госпожу Раскеттл? Она была бы сейчас нам очень полезна.

— Думаю, у нее какое-то личное дело, сэр, — сказал Томас. — Несомненно, она вернется к обеду. Могу ли я чем-нибудь помочь в ваших поисках, сэр?

— Да, Томас, — ответил Джиджи, — я хочу узнать, как мне превратиться в дракона. Не могу представить, что в этой куче бумаг, написанных о моей семье, нет упоминания о том, как это делается. Если я только выясню это, то, несомненно, подробно опишу это превращение.

— Полагаю, сэр, что вы уже пытались превратиться.

— Да. Это была совершенная чушь.

— Извините, сэр. Но мне казалось, что ваш интерес чисто теоретический.

— Нет, теперь я думаю об этом по-другому. Томас, а не посмотреть ли нам в сундуках с книгами на чердаке?

— Но там только стихи и романы. Вряд ли там есть то, что вы ищете.

— Откуда Ты можешь знать. Возможно, какой-нибудь путешественник. положил что-нибудь между страниц или написал об этом на полях. Не утруждай себя. Я сам принесу их с чердака. Джиджи пошел к двери.

Томас ловко перехватил своего господина прежде, чем тот успел выйти из комнаты.

— Сэр, но если вы действительно хотите узнать об этом, есть очень хороший источник информации.

— Что?

— Не что, сэр. Кто. Она, сэр.

— Тетя Дора. Да, она может знать, но она никогда не скажет мне, — ответил Джиджи, — Нет, сэр. Я не имел в виду вашу тетю. Я говорил о стражнице, — объяснил Томас.

— О, — сказал Джиджи. У него засосало под ложечкой.

— Согласно легенде, — напомнил ему слуга, — стражница — это дух драконихи, которой помог Патон Драконошпор. Она дала ему шпору. Очевидно, что только она могла рассказать, как ей пользоваться.

— Он прав, — согласилась Кэт, оторвавшись от своей книги.

Джиджи поставил книгу, которую держал в руках, обратно на полку. Выхода не было. Ему придется пойти к стражнице и заговорить с ней об ужасных вещах.

— Джиджи, может быть, мне следует пойти с тобой? — спросила Кэт.

Дворянин посмотрел на красивое лицо волшебницы. «Все не так, как кажется тете Доре, — сказал себе Джиджи. Дело не в каком-то демоне. Я выбран, чтобы сделать это, и сделаю это ради Кэт и ради семьи. Кто-то должен отомстить Шуту.

Если только я один могу использовать шпору, я должен сделать это».

— Джиджи, мне пойти с тобой? — снова спросила Кэт.

— Нет. Лучше я пойду один. Это не надолго. Я вернусь к обеду. — Его тон был легким и беззаботным, как будто он собирался отправиться в таверну, а не в склеп с призраками. Но внутри у него прочно сидел страх.

— Ты уверен? — спросила Кэт.

— Да. Думаю, она будет более разговорчивой, если я приду один.

Кэт встала, поцеловала Джиджи на прощанье и тихо пожелала ему удачи.

Джиджи благодарно улыбнулся ей.

— Я возьму Ромашку, Томас, — сказал он. Я сам оседлаю ее. Пожалуйста, проследи, чтобы лошадь, на которой приехала Кэт, отвели обратно в замок.

— Хорошо, сэр.

Через несколько минут Джиджи вывел со двора Ромашку, вскочил в седло и рысью поскакал на запад.

При ярком солнечном свете кладбище выглядело не так мрачно, как накануне, но у Джиджи было тяжело на душе. «Вчера я хотел только найти шпору и вернуть ее в склеп. Я сделал это. Но теперь мне нужно узнать, как пользоваться шпорой. Я должен выяснить, как превратиться в зверя».

Джиджи привязал Ромашку и вытащил ключ от мавзолея. Здесь вопросов быть не может. Необходимо победить Шута.

Он повернул ключ в замке и толкнул дверь. «Конечно, я могу нанять настоящих путешественников, чтобы найти Шута», — подумал он, глядя в темноту.

Джиджи вошел внутрь, запер за собой дверь и вытащил путеводный камень, чтобы освещать себе дорогу. «Отец не стал бы полагаться на наемников, чтобы разобраться с Шутом, — решил Джиджи, прыгая по черным и белым плиткам, чтобы открыть потайную дверь. На карту поставлена фамильная честь, и семья должна сама решить этот вопрос. Фреффорд и Стил не подходят для этого, а единственную силу, которая могла помешать ему — дядю Дрона, — Шут уже устранил».

Когда Джиджи начал спускаться по лестнице в склеп, то вспомнил рассказ матери Лледью о том, как дядя Дрон отрезал часть ноги трупа Коула, чтобы он снова превратился в человека. Это взволновало Джиджи больше, чем тот факт, что Коул погиб, сражаясь с колдуном. «А если я на всю жизнь останусь драконом. Или если я забуду о своей семье, Кэт и Ромашке и улечу, чтобы жить одному».

Джиджи стоял у двери склепа. «Может, тетя Дора тоже боялась, что не сможет превратиться из дракона в человека. А думал ли об этом Коул?» Джиджи не помнил, чтобы его отцу доводилось отлучаться надолго из дома или что после возвращения были какие-нибудь признаки, что он был драконом.

По сути дела, Коул был для Джиджи очень хорошим отцом. Он брал Джиджи ездить верхом и кататься на лодке, рассказывал ему сказки, учил читать и писать. Должно быть, он был и хорошим мужем. Джиджи не помнил, чтобы его родители ссорились. Они вместе ухаживали за садом, танцевали, играли в трик-трак, читали по вечерам у камина друг другу книги. Даже по прошествии четырнадцати лет и находясь на холодной лестнице, ведущей в склеп, Джиджи чувствовал тепло, окружавшее его тогда.

«Нет, — подумал Джиджи, — такой человек, как мой отец, не мог забыть, как быть человеком. Но можно ли сказать это про меня?» — Ничего не изменится, если я буду стоять здесь, — сказал Драконошпор. Он повернул ключ в замке и открыл дверь склепа.

61
{"b":"10682","o":1}