ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Джиджи, мой мальчик. С тобой все в порядке? — спросил Дрон.

Дракон шатался на ногах, тихо шипя.

— Тебе нужно превратиться обратно в человека, — сказал Дрон. — Я не понимаю, что ты говоришь. Подумай о превращении. Вспомни о полуденном чаепитии, так всегда делал твой отец.

Дракон задрожал, уменьшился и превратился в Джиджи.

— Дядя Дрон! Ты жив! — закричал парень.

— Тссс! Не так громко, — зашептал волшебник.

Это тайна.

Томас дотронулся до плеча Дрона.

— Извините, сэр, но не хотите ли вы вернуться в дом, а то…

Дрон взглянул в небо.

— Ты прав, Томас. Пошли.

Все четверо пошли к дому. Дрон показал на дверь гостиной, и они зашли туда.

Дрон сбросил с кушетки несколько книг и уселся.

— Как здесь хорошо и тепло. Томас, надо сделать камин у тебя на чердаке, а то там холодновато.

— А что вы делали на моем чердаке? — спросил Джиджи. — Мы все думали, что вы умерли. Дядя Дрон, зачем вы это устроили?

— Садись, Джиджи, — сказал старый маг, похлопав по подушке рядом с собой.

Джиджи сел на диван. Оливия уселась на табурет около камина. Томас остался у дверей.

— Простите за то горе, которое я вам доставил, — сказал Дрон.

— Я думал, что вас убил Шут, — сказал Джиджи.

— Он пытался это сделать, — объяснил волшебник. Он послал зомби, но я превратил его в пыль.

— А затем вы положили на кучку золы вашу одежду? — спросила Оливия.

Дрон кивнул.

— Но зачем? — сказал Джиджи.

— Мне нужно было сбить с пути моего потенциального убийцу. Было очень важно, чтобы вы поверили, что я мертв, и Шут тоже. Тогда бы я смог искать шпору и узнать побольше о Шуте без того, чтобы его лацедоны заглядывали мне через плечо.

— Но вы сказали Томасу, — вмешалась хафлинг.

— Ну Томас мне очень помог. Нужно же было мне где-то жить и спать.

Джиджи застонал и ударил себя по голове.

— Сиреневая комната! Вот почему ты не хотел, чтобы Кэт остановилась там, — сказал он Томасу.

— Ваш дядя предпочитает спать в сиреневой комнате. Я приготовил для госпожи Кэт красную комнату.

— Дядя Дрон, а зачем вы пытались задушить Кэт? — сердито спросил Джиджи.

— Я не пытался ее душить. В темноте я не видел, что она там. Я взбивал подушку и кинул ее на кровать, а эта истеричка заорала мне в ухо.

— Но почему Кэт подумала, что это был Шут?

— Без бороды он похож на Шута в темной комнате или на чердаке, — сказала Оливия.

— Без бороды, дядя Дрон, вы сбрили бороду, — воскликнул Джиджи.

— Мне нужно было замаскироваться. Теперь я выгляжу моложе, как ты думаешь?

Джиджи прикусил язык.

— А вы действительно послали подругу госпожи Раскеттл Джейд украсть для вас шпору? — спросил Джиджи.

— Ну, нет. Я дал ей свой ключ и попросил ее принести мне шпору.

Драконошпоры имеют это право.

— А почему вы сами это не сделали? — спросила Оливия.

— Ну, Дора сразу бы поняла, если бы я так сделал. Но если бы для меня это сделал кто-то другой, я бы сказал, что я тут не при чем. Кроме того, Джейд нельзя увидеть в магический кристалл. Если у нее находится шпора, то Стил и Дора не смогут ее найти. И Шут тоже. Ну и я тоже не смог. Когда она не пришла на встречу с Томасом в «Рыбы» после того, как стащила шпору, я подумал, что она предала меня.

— Ее убили, — холодно сказала Оливия.

— Да, — мягко сказал Дрон, опустив глаза. Томас говорил мне. Я очень сожалею, Раскеттл. Я знал, как вы были близки.

Оливия смотрела на пол, еле сдерживая слезы.

— Мы в долгу перед вами за возвращение шпоры, — сказал Дрон.

Оливия посмотрела на волшебника, в ее глазах сверкала месть.

— Дайте мне Шута, — потребовала она.

— О, я это сделаю, — сказал Дрон.

— И я тоже, — добавил Джиджи.

Оливия удовлетворенно улыбнулась.

— Ты же не думаешь, что убийца моей дочери останется безнаказанным? — спросил Дрон.

— Вашей дочери? — не понял Джиджи. — О чем вы, дядя Дрон?

— Ваш дядя удочерил Джейд, — объяснила Оливия. — Он не знал, что она и так ваша родственница.

— И так? — удивился Дрон.

— Да, — сказала Оливия. — Она и Кэт родственницы Безымянному Барду, и, вероятно, Шуту, тоже. Он сказал Коулу: «Мой отец останется безымянным». Думаю, это он пошутил. Безымянный Бард — Драконошпор по имени Путеводец.

— В нашей семье не было никого по имени Путеводец, — сказал Дрон.

— Бьюсь об заклад, что если вы проверите ваше фамильное древо, — сказала Оливия, — то найдете стертое имя. Это Путеводец. Арферы заставили вашу семью стереть все упоминания о нем. Путеводец был довольно жестоким парнем.

Проделывая свои эксперименты, он убил нескольких людей, и ну, в общем арферы стерли его имя из Королевств.

— Нам надо подумать насчет Шута, — сказал Дрон. — Думаю, мы обсудим наши действия за ужином.

— У нас уже нет времени, сэр, — сказал Томас. Его глаза расширились от ужаса.

— Что? — спросил Дрон.

Слуга показал на окно, выходившее на юг, на имения Драконошпоров и на замок.

Джиджи, Оливия и Дрон выстроились у окна, посмотреть, что так напугало Томаса.

В последних лучах солнца камни западной стены замка горели кроваво-красным цветом на фоне синего неба. Но вся прелесть картины была нарушена огромным темным пятном. Поверхность пятна тоже отсвечивала красным, но она вся состояла из торчащих углов и кривых трещин, как будто чудовищной силы взрыв вывернул из земли камни. Хотя это могло сделать только волшебство. Сооружение было так огромно, что накрыло бы половину Приморья, если бы упало на землю. Стены были так высоки, что уходили за облака.

— Что это? — выдохнул Джиджи.

— Крепость Шута, — ответил Дрон. — Похоже, она стала еще больше. И он взял ее с собой.

Глава 20. Вероломство Шута

Очень тихо Кэт выскользнула из лаборатории Дрона. Лорд Фреффорд разрешил ей зайти туда, но лучше было не волновать тетю Дору. Кэт спускалась по наружной лестнице, неся с собой мешок со свитками.

Увидев прыжок Стила с башни и вновь обретя шпору, она забыла о заклинаниях, которые так усердно собирала. Кэт вспомнила про мешок, когда Джиджи отправился в склеп и решила, что успеет взять мешок и вернуться в дом прежде, чем приедет Джиджи.

Ей пора было спешить, иначе Джиджи начнет волноваться. На то, чтобы взять мешок, не требовалось много времени, но поездка в замок была долгой. Кэт могла проскакать по полям, но она решила ехать по дороге, пустив лошадь шагом.

Волшебница подумала, что нет смысла возвращаться обратно верхом, ей казалось, что прогуляться будет безопаснее.

По наружной лестнице она спустилась на второй этаж и теперь стояла на. балконе, глядя на две главные лестницы, ведущие ко главному входу. Два коридора уходили в жилые помещения, один на северо-запад, другой на северо-восток.

Девушка вспомнила, как радушно приняла их Гейлин, и решила зайти к ней.

Подумав, что жена Фреффорда сидит в гостиной, Кэт направилась к западному коридору.

Кэт подошла к двери гостиной, когда услышала крики, доносившиеся из зала.

Удивленная, она подошла к лестнице и посмотрела вниз. Там стоял Джиджи и громко звал Фреффорда. На его зов из какой-то комнаты внизу вышел высокий, плотный мужчина.

— Садкар! — выдохнул Джиджи, возбужденно хватая мужчину за плечи. Слава Вейкин! Ребенок. Он охотится за Эмбер Леоной. Где она?

— Должна быть в детской, — ответил Садкар.

Джиджи и Садкар побежали по противоположной от Кэт лестнице. Они не заметили стоящую в тени волшебницу. Садкар повел Джиджи по коридору. Со странным чувством Кэт последовала за ними.

С бьющимся сердцем Садкар открыл дверь в детскую и облегченно вздохнул.

Дора смотрела за своей внучкой, как дракон за своими сокровищами. Эмбер спала в колыбели. Дора сидела рядом и штопала носок. Она надменно посмотрела на лорда Приморья и быстро сунула носок в карман.

— Могу ли я что-нибудь для вас сделать, лорд Самтаван? — высокомерно спросила она.

64
{"b":"10682","o":1}