ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ингельд швырнул на землю косичку убитого им инура. Разглядев орнамент на ленте, вплетенной в косичку, воины взорвались яростными воплями.

– Это Трор!

– Он убил Трора?!

Здоровяк уперся в Ингельда тяжелым взглядом.

– Это ты, человек, убил его?

Толпа надвинулась, но тот и бровью не повел.

– Я буду говорить только с вашим вождем, – холодно заметил он.

– Ты не смеешь здесь распоряжаться! – рявкнул инур.

– Как, впрочем, и ты, – невозмутимо парировал Ингельд. – И что же ты намерен делать, попробуешь меня убить? Ты, наверное, соскучился по встречам с моими сородичами?

Инур гневно потряс копьем, но с места не сдвинулся. Что-то коротко прорычал ближайшему воину и тот, подхватив косичку, исчез из виду.

– Разумно, – улыбнулся Ингельд. – Ты принял верное решение.

Инур глухо зарычал.

– Тебе лучше помолчать, человек! И не испытывать нашего терпения!

– Неужели? – Ингельд явно наслаждался разговором. – Но это так забавно, злить такого как ты.

– Не думаю, что у тебя есть причина для радости.

Ингельд кивнул ему за спину.

– Причина уже бежит сюда.

Подбежавший инур пролаял что-то здоровяку и тот недовольно сдвинул брови.

– Мой отец ошибается, – медленно сказал он. – Но я...

Он посмотрел на Ингельда.

– Ты можешь пройти. Дорогу мы тебе покажем. Неко останутся тут.

– Ингельд! – испуганно вскрикнула Ирия. – Ты не можешь идти один!

Карнелиец обернулся к девушкам и усмехнулся.

– Оставайтесь здесь, я скоро. За меня можете не волноваться.

– Только дай мне повод тебя убить! – рявкнул здоровяк.

Инуры расступились, пропуская Ингельда, затем взяли его в плотное кольцо и повели в деревню. Присматривать за неко здоровяк оставил двух воинов.

– Ингельд... – прошептала Ирия. – Инурам нельзя верить!

– Спокойно, сестра, – Инелия положила ей на плечо руку.

– Но он один...

– Да, Ирия, но... – Инелия перешла на шепот. – Мне кажется, Ингельд сильно изменился. Думаю, вся деревня инуров не в состоянии причинить ему вреда.

– Что это значит? Что ты хочешь этим сказать?

– Я и сама толком не понимаю, – печально улыбнулась Инелия. – Но после болезни Ингельд сильно изменился.

3

Инуры жили почти как люди. В отличии от неко, по-прежнему предпочитавших шатры или легкие хижины из жердей и веток, инуры быстро переняли у людей умение строить жилища из бревен. Немножко подогнали под себя и вот уже их дома выглядели под стать хозяевам – приземистые, непритязательные с виду, но надежные и теплые. А в случае войны они превращались в настоящие крепости.

Быстро научились инуры и ткацкому ремеслу, так что встретить инура в звериной шкуре можно было разве что в дальнем закоулке Сумеречья.

Инуры перенимали у людей все, что могло принести хоть какую-нибудь пользу. В отличии от заносчивых и недальновидных неко, инуры целенаправленно и упорно, год за годом, шли на сотрудничество с людьми, старательно преодолевая все распри и конфликты. И лишь с карнелийцами, своими древними и заклятыми врагами, они не могли, а может и не хотели договориться.

Ингельд двигался в сопровождении огромной толпы. Дети и старики, женщины и мужчины, забыв о своих делах, высыпали на улицу и провожали его неприязненными взглядами. Ненависть, которую испытывали инуры к карнелийцам могла сравниться только с их ненавистью к неко.

Ингельд усмехнулся. Если бы не плотное кольцо из воинов, возможно, в него бы уже бросали камни и гнилые овощи.

Возле дома вождя кольцо оцепления распалось, карнелиец с улыбкой оглядел свирепые лица воинов.

– Спасибо за заботу, ребята.

Ему ответили злобным рычанием, но он уже входил в дом. Вождь, огромный, массивный инур, с седыми волосами на голове и облезлой шерстью по всему телу, встретил гостя взглядом исподлобья. Ингельд спокойно прошел вперед и уселся напротив. За спиной слышалось сдавленное сопение здоровяка.

– Я знал, что ты придешь, человек. И я знал, что ты принесешь нам горе, – сказал вождь. – И все-таки, я, Тяжелая Длань, вождь племени Рыжих Псов, приветствую тебя как гостя.

Сквозь пряди спутанных волос инура, лежавших на его широкой груди, Ингельд увидел ожерелье из волчьих клыков. Он насчитал десяток пар обычных и одну, принадлежавшую пещерному волку. Это, конечно, был не пещерный медведь и уж тем более не пещерный лев, но все же далеко не каждый человек или инур смог бы выйти победителем из схватки с этим зверем.

Во всяком случае ни у сына вождя, ни у кого-либо еще Ингельд не заметил ничего подобного. Одни лишь волчьи, да кабаньи клыки.

Ингельд чуть склонил голову.

– Мое имя Ингельд из Карнелии, я приветствую тебя, Тяжелая Длань. Позволь спросить, как ты узнал обо мне? У тебя было видение?

– Да. У меня было ужасное видение. Ты – человек из моего самого кошмарного сна, – с горечью признался инур.

– Отец, разреши, и мы избавим тебя от этого кошмара! – прорычал здоровяк.

– Остынь, Карн, и уведи отсюда воинов! – приказал вождь.

Здоровяк нехотя повиновался. Когда за ним закрылась дверь, вождь бросил взгляд на гостя.

– Что ты хочешь от нас, человек? Что может дать тебе наше бедное племя?

– Разве тебя совсем не интересует как умер Трор? – оскалился Ингельд.

– Но ведь ты пришел сюда не за этим, не так ли? Я знаю, ведь это ты убил Трора.

– И ты так спокоен?

– Трор пришел к нам несколько лет назад, еще подростком. С ним пришло много детей – и людей, и инуров. Людей мы подкинули в ближайшие села, а инуры стали Рыжими Псами.

– Зачем ты мне это рассказываешь?

– Трор говорил, что его деревню уничтожил один человек, карнелиец. Все эти годы он искал его. И мне почему-то кажется, что он его все-таки нашел.

Ингельд спокойно выдержал пронзительный взгляд вождя.

– Он умер достойно. Хотя вряд ли он связался с крестоносцами с твоего одобрения.

– В одиночку у него не было против тебя ни единого шанса.

– Возможно. Но вступать в сговор с самым злейшим врагом...

– Зачем ты пришел, карнелиец?

– Мне нужно кое-что узнать, вождь. Кое-что, что ты наверняка знаешь.

– Ты так уверен в этом?

– Вы, инуры, умеете вынюхивать не только запахи, – усмехнулся Ингельд. – Мне нужно, чтобы ты рассказал мне кое-что о местонахождении Святых Печатей, надеюсь, ты знаешь что это такое?

Вождь долго молчал.

– Да, я знаю о них. Ваша Церковь считает нас неразумными тварями и исчадиями Сатаны. Правда, недавно я слышал, что Церковь изменила свое мнение относительно инуров, но я не уверен, что этому можно верить. Коварство людей сравнимо с коварством презренных неко! Да, возможно, мы не так умны, как вы, люди, возможно, что в отличие от этих гнусных неко мы не так похожи на Создателя, которого вы называете Спасителем. Но в отличие от вас, людей, мы всегда остаемся ему верны, и мы помним о том, что он оставил на земле.

– Ближе к делу. Ты можешь указать места или назвать знающего инура?

– Я скажу тебе сам. Только прежде я хочу попросить тебя не трогать нашу деревню.

– Ты думаешь я могу в одиночку перебить всех твоих воинов? – насмешливо прищурился Ингельд.

– Я не знаю, во что мне верить, – вздохнул вождь. – Но мое видение было ужасно.

– Ладно, что зря болтать, мне не нужна твоя деревня, – отмахнулся Ингельд. – Мне нужны Святые Печати или, если точнее, Осколки.

– Ты их получишь, если обещаешь оставить нас в покое.

– Хорошо-хорошо, обещаю. А теперь рассказывай, старик.

– Мне кажется, про один Осколок тебе можно не рассказывать?

Ингельд рассмеялся.

– Ты верно мыслишь, вождь. Да, карнелийский Осколок меня больше не интересует. Мне нужны все остальные.

– Я не знаю про все Осколки. Но знаю, что один из них находился в заброшенном храме где-то возле Лангбурга, другой был почти рядом, только севернее – в развалинах древнего замка вблизи Тормуна...

20
{"b":"10684","o":1}