ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Брен! – заорал инур, ворвавшись в рубку. – Подымай корабль!

– Какого дьявола тебя сюда занесло, акулий ты потрох! Я же говорил, сюда – ни ногой! – сердито бросил Брен.

– Ты что, оглох?! – прорычал инур. – Быстро поднимай судно! Или тебе жизнь надоела?!

– Да что случилось-то? – нахмурился Брен.

– Ты что сам не видишь?!

Капитан глянул в боковой иллюминатор и окаменел. Стены пропасти вибрировали, быстро покрываясь сетью ветвистых трещин. То тут, то там с грохотом начинали сходить камнепады. Тяжелые валуны, падавшие с огромной высоты, разлетались вдребезги, бешено барабаня осколками по обшивке кабины.

– Проклятие!

Брен схватился за рычаги управления.

– А ты что стоишь?! – рявкнул он на Ральфа. – Девчонку-то опусти, что ты с ней носишься, как дикарь с бусами!

Смутившись, инур поспешно опустил улыбающуюся Мару на пол.

– А теперь проваливайте отсюда, дети каракатицы! Распустились тут!

Вернувшись в кают-компанию, инур наткнулся на испуганный взгляд Селены.

– Что происходит, Ральф?

– Если бы я знал! Но я чую опасность! Что-то приближается к нам, и приближается очень быстро!

Загудел двигатель, заскрежетали лебедки якорей, тросы натянулись и поднимающийся было дирижабль точно споткнулся.

– О, дьявольщина! – заорал из рубки Брен. – Ральф, отродье кашалота, ты что, молотом якоря забивал?

Ральф молча выхватил секиру и выпрыгнул из кабины. Земля ходила ходуном. Повсюду грохотали разбивающиеся валуны, осыпая инура каменным градом.

Первый трос спружинил секиру Ральфа, и тот едва увернулся от удара обухом. Инур яростно зарычал и принялся рубить землю. Один из якорей вырвался, и Ральф бросился ко второму.

Лицо, руки и ноги его заливала кровь. Осколки били и били по нему, от особенно сильных ударов темнело в глазах, и иногда инур падал, не в силах устоять под натиском этого каменного шквала.

Второй якорь вырвался быстрее, и Ральф метнулся к кабине, прикрывая кровоточащее лицо рукой. Сквозь грохот камнепада из рубки донесся какой-то полузвериный рык капитана.

– Отдать швартовы! – забывшись, ревел Брен. – Поднять паруса! Полный ход вперед! Самый полный!

«Касатка» медленно оторвалась от земли и стала набирать высоту. Инур, мало что видя сквозь заливающую глаза кровь, немного промахнулся и трап промелькнул над его головой.

– Ральф! – пронзительно вскрикнула Мара.

Рыча от боли и ярости, Ральф подпрыгнул и вонзил секиру в трап.

– Ральфи! – визжала девушка.

– Не высовывайся! – прорычал инур.

Стиснув зубы, и уже ничего не видя, он полз вверх наощупь. Крики Мары приблизились, но тут по голове инура хрястнул особенно крупный камень и Ральф обвис. Его руки мертвой хваткой вцепились в трап, но он и на пядь не мог сдвинуться с места.

– Брен! – как сквозь туман донесся до инура истошный вопль Мары.

Чьи-то сильные руки схватили его за шкирку и рывком втянули в кабину. Громыхнули сходни, хлопнула дверь.

– Секира! – прохрипел Ральф.

– Тут твоя железяка, – буркнул Брен. – Расколол мне трап, чума!

Он поспешил в рубку.

– Давай, касаточка моя, быстрее, выручай нас, милая! – вскоре донеслось оттуда.

Град осколков, лупивших по кабине, заметно ослабел. Но все же дирижабль подымался слишком медленно. Ральф, над которым хлопотала Мара, смывая кровь и обследуя раны, ощутил как зашевелились волосы на голове.

Мягко отодвинув девушку, инур заглянул в иллюминатор и в сердцах хлопнул кулаком в борт.

– Быстрее, Брен, быстрее! – крикнул он. – Слышишь?

Селена бросила на Ральфа изумленный взгляд. Если даже неустрашимого инура трясло от ужаса...

Мара, тоже заглянувшая в иллюминатор, внезапно засмеялась и захлопала в ладоши.

– Смотрите-смотрите! Сколько воды!

Ральф глухо зарычал. С севера, во всю высоту Разлома, двигалась сплошная стена воды. Вода приближалась совершенно бесшумно и это пугало больше, чем если бы она рычала и ревела.

– Неужели северная гряда рухнула? – ахнула Селена.

Ей никто не ответил. Да она и не ждала ответа. Удар Меча, породивший Разлом, создал две горные гряды, ставших естественными плотинами на пути Северного и Южного морей.

– Это из-за Меча, – прошептала Селена. – Вытащив его, Роланд разрушил заклятия, державшие плотины!

– Мы не успеем, – мрачно сказал Ральф. – Мы поднимаемся слишком медленно!

Инур крикнул в рубку.

– Брен! Ты что не видишь, быстрее!

– Да вижу я! – заорал в ответ капитан. – Но это дирижабль! Он не может быстрее!

Ральф начал затравленно оглядываться. Если и было что-то в этом мире, чего инур боялся, так это была вода. Ральф съежился, ловя себя на желании заскулить, как беспомощный щенок.

– Ральфи, почему ты расстроен? – к нему подвинулась Мара. – У тебя еще болят раны?

– Мара! – глаза инура вдруг загорелись. – Мара, ты можешь использовать магию, чтобы подбросить наш корабль повыше? Иначе этот поток воды убьет нас!

Мара выглянула в иллюминатор. Бурля и вспениваясь, водяная стена стремительно надвигалась.

– Я попробую, – неуверенно сказала она и, приложив к вискам ладони, закрыла глаза.

Корабль бросало и трясло словно игрушку в руках великана. Приникнув к бесчувственному Роланду, Селена бормотала молитвы. Ральф, обняв нашептывающую какое-то заклинание Мару, изнемогал в борьбе с сильным желанием закрыть глаза и уши. Ему приходилось заставлять себя смотреть в иллюминатор. Но иначе было нельзя. Стоит только хоть однажды поддаться этому страху...

Дирижабль взмыл над Разломом, а через несколько секунд пенистые валы с юга и севера сшиблись с ужасающим грохотом. Ральф успел увидеть как в небо взметнулась белая от пены водяная гора, точно длань морского божества в попытке настигнуть ускользающую жертву, а затем мир объяла тьма.

Глава двадцать четвертая

1

В Далии пылали костры. Жгли неко, магов и ведьм. Жгли с огромным энтузиазмом. Крестоносцы как будто хотели наверстать упущенное за все те годы, что Далия была вне протектората Церкви.

Жгли рьяно еще и потому, что знали – скоро все это закончится. Герцог Торнтад, а ныне король Далии, спешно коронованный Райнхардом, уже вел переговоры о выводе крестоносцев.

Торнтад, проклятый многими, едва ступив на трон, показал себя умелым политиком. Первое, что он сделал – это взял под контроль Северную армию. После гибели ее командующего – графа Эйдора, армия отступила в северные провинции, Торнтад был объявлен изменником и узурпатором и приговорен к смерти. Никто не сомневался в неизбежности долгой и кровопролитной войны. Но случилось иначе.

Рискуя жизнью, Торнтад прибыл в расположение штаба Северной армии и провел там несколько часов. После чего армия признала его законным королем. Были, конечно, и недовольные, были и брожения в войсках, но все мятежи были подавлены на корню.

И теперь, имея в своем распоряжении все далийские войска, Торнтад мог позволить себе многое. В том числе мягко, но настойчиво требовать вывода крестоносцев.

2

Одевшись в рванье и обмотавшись тряпками, неко изображали прокаженных, Кира – поводыря. Выглядело довольно правдоподобно, однако крупные города они старались избегать. Но крестоносцы были уже повсюду...

На площади перед ратушей города Танен, куда неко и Кира зашли чтобы пополнить запасы провизии, тоже готовился костер. Городок был крохотный, все его улочки вели на главную площадь, так что не заметить экзекуцию было невозможно.

Едва ступив на площадь, неко остановились как вкопанные, глаза сверкнули ненавистью – у столба стояла их молодая соплеменница.

– Твари! – Ири стиснула кулаки.

– Спокойно, – Инелия успокаивающе погладила ее по плечу. – Только не дергайся, тут две дюжины рыцарей и еще штук сорок жителей, и я не знаю кто из них опасней...

69
{"b":"10684","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пятая дисциплина. Искусство и практика обучающейся организации
Хроники одной любви
Адмирал Джоул и Красная королева
Не благодари за любовь
Жизнь и смерть в ее руках
Серые пчелы
Звезда Напасть
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Дочь того самого Джойса