ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шпаргалка для некроманта
Проделки богини, или Невесту заказывали?
На краю пылающего Рая
Час расплаты
Я боюсь собеседований! Советы от коуча № 1 в России
Йога между делом
Научись вести сложные переговоры за 7 дней
Однажды в Америке
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
A
A

– О чем же мне рассказать?

Как ни вслушивался в его речь Воисвет, а, кроме вежливости и усталости, ничего не услышал. Даже намека на иронию.

– Что-нибудь, Берсень, чего я пока не знаю. Начнем с того, как ты познакомился с Адамиром.

– Разве это важно?

– Я не буду сейчас судить о важности. Я просто хочу это знать. Понятно?

– Понятно, что ж тут непонятного. Ты не доверяешь мне.

– Верно подмечено. Я, знаешь ли, привык понимать людей, которые находятся под моим началом. Ну о воинах говорить нечего. Воры наши, что Дежень со своей сестрой, что Велена, хоть и воображают о себе невесть что, а все-таки вполне предсказуемы и ясны.

– Даже Дежень?

– Дежень? А что Дежень? Да, скрывается в нем какая-то сила, чую, что в бою он может доставить противнику массу неприятностей, но это и к лучшему. Мы с ним вроде пока на одной стороне. А во всем остальном вор – он и есть вор. И лучшее ему место на виселице. Но это мы будем решать после похода. – Воисвет внезапно оборвал себя и восхищенно зацокал языком: – Ну ты и фрукт, мальчик. Вместо того чтобы слушать тебя, я сам пустился в откровенности. Ничего себе маг-недоучка!

– Но я тут ни при чем! Никакой магии! – В голосе мага послышалось удивление. – Так получилось.

– Только не надо уверять в том, что мне захотелось выговориться! Видишь ли, я кое-что знаю о магах и в общем-то понимаю, что иной раз они творят волшбу безо всякой магии. Ты ведь должен меня понять… Ну да не о том речь. Итак, я говорил о том, что ты единственный в отряде, кто появился в самый последний момент и о ком Адамир не успел мне ничего толком рассказать. Кажется, сейчас самое время восполнить этот пробел.

– Как скажешь. Я встретился с Адамиром в корчме. Я был сильно голоден и… Это было глупой затеей, но мне было известно одно интересное заклятие. Оно неоднократно выручало меня, когда я оказывался совершенно без денег. В общем, я пытался совершить кражу. Но меня поймали. Это очень странно, меня раньше никогда не ловили.

– Что ж тут странного? – удивился Воисвет. – Адамир же находился в той же корчме?

– Да, но не думаешь ли ты… – Маг замолчал.

– Вот именно. Видно же, Адамир если и купец, то в последнюю очередь. Он маг, и, по моему разумению, довольно сильный.

– Он очень сильный, – задумчиво сказал Берсень. – Так, значит, он сделал это умышленно? Но это подло!

– Не спеши, парень, с выводами. Сейчас ты при деле, и довольно выгодном. Или тебе понравилось бродяжничать?

– Нет, но… Так же нельзя! Воисвет хохотнул:

– И это говорит маг. «Нельзя»! Разве у магов есть такое слово – нельзя?

– Оно есть у меня, – отрезал Берсень.

– Ладно, не заводись. Это дело пойдет тебе на пользу, да и нам всем пойдет на пользу, скорее всего. Признайся, Берсень, что ты умеешь делать? Помимо лечения и вот этого твоего интересного заклятия.

– Так, ерунда всякая, да и то не всегда получается. Или не всегда получается как надо. Но я быстро учусь.

– А мне кажется, ты лжешь! Ты не так молод, как хочешь казаться.

– Мне двадцать пять. И я не скрываю возраста.

– Но ты выглядишь на двадцать. Умышленно или нет, но ты кажешься моложе. И это хорошо, да и враги будут всегда тебя недооценивать.

– Но у меня и мыслей таких не было.

– Брось! Было, не было – неважно. И вот еще что приходит мне в голову, глядя на тебя, – твоя учеба продвигается не так быстро, как тебе хотелось бы. Я прав?

Берсень долго не отвечал.

– Да. Я не хотел говорить, но тут нет тайны. Мой отец был магом. Очень могущественным магом, это чистая правда. Он учил меня с малолетства, но я не мог… Хотя нет, наверное, я никогда не хотел этого. Я все детство мечтал стать воином. А потом, когда отец вконец достал меня своей магией, я просто сбежал из дома. Пристал к одной шайке наемников, но, стоило им узнать о том, что я немного умею лечить – это уж отец сумел вдолбить мне в голову, – вместо того чтобы учить меня воинскому ремеслу, они стали использовать меня как лекаря.

– Наверное, ты очень расстроился. – Воисвет усмехнулся.

– Я был вне себя. – Берсень вздохнул, – Я сбежал от них и тут узнал о том, что мой отец погиб. Я был там, на развалинах нашего дома, говорил с выжившими слугами. И понял, что отца убил другой маг. Более могущественный, чем мой отец. И это было все, что я узнал. Если бы умел, я нашел бы убийцу при помощи магии! Но я почти ничего не умел…

– Тебе следовало найти учителя.

– Я искал. Я искал долго, но мне не удалось ни с кем столковаться. Одни требовали много денег, другие хотели превратить меня чуть ли не в раба… В общем, у каждого была какая-то своя придурь. Да и не было их слишком много, хороших-то магов. Пришлось самому.

– Кого я назову учителем, учась у самого себя? – пробурчал князь.

– О, ты знаком с учением этого мудреца? Берсень зазвенел кольчугой, привстал в удивлении.

– Эти слова принадлежат какому-то мудрецу?.. – удивился князь. – Не знал, не знал, ну ладно, речь не о нем, продолжай.

– Да это все. Я бродил, иногда лечил за деньги, искал древние книги и все такое – и вот повстречал Адамира. А он предложил участие в этом походе в качестве лекаря.

– А тебя, наверное, уже тошнило от этого занятия? – усмехнулся князь.

– А что сделаешь? Это наиболее знакомое и хорошо получающееся у меня направление магии.

– И ты, скрипя зубами, согласился?

– Адамир пообещал хорошее вознаграждение.

– Сдается, ты опять лжешь. Что-то мне подсказывает, что больше чем деньги тебя интересует тот самый меч? Тебе нужна сила, которую он может дать! Не так ли? Ведь ты не оставил мысли о мести?

– Я думал об этом, – уныло признался Берсень. – Меч явно мне не по зубам. Но за время похода я могу научиться многому. Ничто так не укрепляет магические навыки, как боевой опыт.

– Другими словами, ты утверждаешь, – повысил голос Воисвет, – что не являешься соглядатаем Адамира?

– Я? Соглядатаем? – Юноша заволновался. – С чего ты взял? Я никогда…

– Или он приставил тебя для других дел?

– Для других? Каких?

– Не будь ты магом, я бы сказал, что ты не лжешь, – проворчал Воисвет. – Я, знаешь, чую, когда мне врут.

– Я правда не лгу!.. Чтобы доказать искренность, я могу сообщить кое-что интересное про Адамира.

– Ну давай, сообщи.

– Он не просто сильный маг. Он очень могущественный, настолько могущественный, что я почти не ощущаю его волшбы, только по вторичным признакам, это когда воздействие…

– Не надо подробностей, – перебил его князь. – Но ведь если… Постой-постой…

Воисвет сел, ощущая, как забилось от возбуждения сердце.

– Ох не зря я подозревал, ох не зря! Ну конечно же это объясняет его неожиданное и весьма своевременное появление!.. А ты, парень, ты хоть понимаешь, что это значит?

– Что? О чем ты говоришь?

– Если он маг, да еще, как ты говоришь, могущественный, на кой ляд ему понадобились простые смертные? Пусть и разбавленные магом-недоучкой?

– Но я ведь рассказывал, не всегда маг может использовать магию…

– Я помню! – рявкнул Воисвет. – Но это не имеет значения, парень. Эти сказки о цене для дураков!.. Нагляделся я на твоих магов за свою жизнь. И знаешь, что я понял? Нет? Правильно, молод еще! Так вот, это подлое племя никогда не доверит важное дело простому смертному! Никогда! А если Адамир доверил, значит, ему нужен от нас не только и не столько этот меч, ему нужно кое-что другое!

– Но что?

Они сидели какое-то время молча, пялясь друг на друга сквозь темень. Воисвет на кровати, Берсень, скрестив ноги, на полу. Наконец князь покачал головой и тихо сказал:

– Хотел бы я ответить на этот вопрос.

Ясность мышления вернулась к Горяю только на сеновале. Рухнув в копну сена и блаженно вытянувшись, он окончательно сообразил, куда его поместили на ночь. Нахмурился было, раздумывая, не высказать ли князю пару теплых слов, но накануне ожидаемой и наверняка незабываемой встречи с Ивой разозлиться никак не поручалось. Губы складывались в улыбку сами по себе, против воли.

22
{"b":"10685","o":1}