ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Уходим, сестренка!

– А как же Берсень? – глаза ее полыхнули гневом. – Мы что, бросим его тут?

– Он маг. Он знает, что делает.

– А ты, ты сам-то знаешь?

Она вырвалась от него, сорвала с пояса моток веревки со стальной «кошкой» и метнулась к магу.

– Назад!

Вопли Воисвета и Деженя слились в один. В тот же миг Берсень рухнул навзничь. Гора задрожала с удвоенной силой, а затем раскололась аккурат возле мага. И с каждым очередным толчком скала, на которой лежал маг, медленно, но верно стала сползать с обрыва.

Раскрутив на бегу моток, Ирица швырнула «кошку» за ближайший валун и прыгнула к магу. Прежде чем скала рухнула, она успела вцепиться в Берсеня мертвой хваткой. Веревка натянулась, и они повисли над пропастью.

Внутри что-то затрещало и захрустело, по лицу ручьем хлынул пот. На миг ей показалось, что суставы просто вывернутся из своих сумок, и она полетит вниз вместе с этим недотепой. Но они выдержали. Суставы держались хотя тело корежило от невыносимой боли. Мышцы и сухожилия, казалось, вот-вот порвутся от напряжения. Ирица хотела кричать, но из горла вырвалось лишь сипение. Дикая боль, пронзившая ее насквозь, заставила пожалеть о своем поступке. Колдун был без сознания и потому никак и ничем не мог ей помочь. Ненужный и бестолковый груз!

Зачем она кинулась его спасать? Что на нее нашло? Кто он ей? Не брат, не любовник, даже не друг! Случайный попутчик, не больше! Ну и что с того, что он показался ей симпатичным? Да такие сотнями разгуливают по дорогам, и никого из них не нужно спасать, рискуя своей жизнью! На кой ляд ей сдался этот недоделанный маг? Колдун-недоучка? Который едва не спровадил в пропасть их всех!

Скалы вокруг дрогнули, ее тряхнуло, но Берсеня она не выпустила. Только застонала от боли. Показалось, что ее руку сейчас вот-вот оторвет. Перед глазами вспыхнул яркий образ – она с криком летит вниз, а на веревке по-прежнему болтается ее рука.

Она застонала. Казавшийся таким сухощавым и легким, Берсень оказался чудовищно тяжелым, будто его кости были сделаны из железа!

А затем вниз рухнул еще один кусок скалы, и они с размаху ударились об обнажившийся пласт. Ирица взвыла не своим голосом, но хватку не ослабила.

Прикинув размеры отвалившегося куска, девушка поежилась – валун, за который она закинула «кошку», должен был сейчас находиться прямо над головой. И если отвалится еще пласт или даже скала просто содрогнется чуток…

– Дежень! – завизжала она. – Когда же ты вытащишь нас отсюда, сукин сын!

Ей никто не ответил. А скала и впрямь задрожала, и Ирица услышала характерный каменный скрежет.

Очутившись на краю обрыва, Дежень бросил вниз только один взгляд. Быстро отступил в сторону, огляделся.

– Живы? – крикнул подбегающий князь. Дежень кивнул:

– Помоги их вытянуть, князь!

– Подожди!

Воисвет ткнул пальцем в валун, из-за которого тянулась веревка Ирицы.

– Камень долго не выдержит, – хмуро заметил он. – Надо перебросить «кошку» подальше!

– Хорошо. – Дежень кивнул, сорвал с пояса еще один моток. – Я сцеплю крючья, а ты закрепи конец как можно дальше!

Воисвет подхватил веревку и, наматывая ее на кулак, побежал прочь от обрыва. Его взгляд наткнулся на Булыгу, застывшего в отдалении.

– Булыга! – заорал он. – Давай сюда! Нужна твоя помощь!

В ту же секунду скала под ногами дрогнула, и веревка дернулась со страшной силой. Князя швырнуло на землю и поволокло обратно к обрыву. Воисвет отчаянно цеплялся руками и ногами, но все было бесполезно.

А затем движение прекратилось. От удара о камни сознание князя помутилось, перед глазами поплыл кровавый туман, и уже гаснущим сознанием Воисвет успел заметить, что это Дежень остановил падение. Побелев от напряжения, он сидел на самом краю обрыва, а его ноги упирались в небольшой каменный выступ.

Прежде чем сознание окончательно покинуло князя он успел услышать чьи-то приближающиеся шаги. «Хорошо бы это был Булыга», – успел подумать он. Булыга метнулся было вперед, но в руку вцепилась Велена.

– Не надо, – попросила она.

В ее глазах богатырь увидел страх. Страх за него! В груди немедленно потеплело, а лицо неудержимо расплылось в улыбке. Мягко отстранив девушку, он бросился к обрыву.

– Я с тобой! – Его догнал Горяй.

Скалу снова тряхнуло, и в пропасть ухнул еще один ее кусок. Вместе с ним, не издав ни звука, вниз полетел Дежень.

Воисвета вновь поволокло вперед, но тут подоспел Булыга. Развернувшись боком, богатырь уперся как следует и стал медленно вытягивать веревку. По всему телу стремительно разбухали, расправлялись огромные бугры мышц.

Горяй даже рот открыл от удивления, с трудом удержался от восхищенного свиста. Ему показалось, что его друг стал чуть ли не вдвое толще. Одежда на нем натянулась до предела и стала трещать по швам.

Горяй тронул плечо Булыги:

– Что мне делать?

– На край!!! – крикнул богатырь, багровея от напряжения. – Их тащи!

Горяй кивнул, но с места не двинулся. Скала под ногами еще подрагивала, хотя и не так сильно, как раньше.

– Иди!!! – яростно зашипел Булыга. – Держись за веревку! Я вытащу!

Судорожно сглотнув, сотник заставил себя шагнуть к обрыву. Он шел на полусогнутых, в любой момент ожидая нового толчка, грозившего скинуть вниз и его. Но земля больше не тряслась. И вскоре витязь без труда вытащил всех – Ирицу, Берсеня, да и Деженя, так и не выпустившего веревку из рук.

Воисвет с трудом привстал, отыскал глазами богатыря. Тот сидел в мокрой от пота одежде, с блаженной улыбкой внимал Велене, шепчущей ему что-то на ухо.

– Булыга, – позвал его князь.

Глаза его приоткрылись. Витязь с трудом и явным неудовольствием отвлекся от разговора с Веленой.

– Ты знаешь, парень, что ты сейчас сделал? – спросил его князь.

Булыга вскинул брови:

– О чем ты? Воисвет усмехнулся:

– Ты, Булыга, молодец. Если я и был несколько груб с тобой… Не держи зла…

Последние слова дались князю с серьезным усилием. Булыга кивнул и вновь прикрыл глаза, улыбка опять расползлась от уха до уха.

К Воисвету подошел Горяй, потряхивая спасительной веревкой:

– Смотри-ка!

В нескольких местах она была стерта практически до последней ниточки. Воисвет долго вглядывался в эту последнюю ниточку. Затем кивнул на Берсеня, еще не пришедшего в сознание, и тихо сказал:

– Чую, не доведет он нас до добра. Может, сами его придушим?

На лице его играла слабая улыбка, но глаза были как никогда серьезны. Да никто и не улыбнулся. Никто, кроме Ирицы. Она лежала рядом с магом, не в силах и пальцем пошевелить, однако на улыбку силы нашлись.

– Только попробуй, – сказала она, перехватив взгляд Воисвета.

И князь отвернулся, пряча смущение.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

На следующий день, едва Берсень пришел в себя Воисвет быстрым шагом направился к нему. Берсень бросил на князя встревоженный взгляд, по лицу поползли красные пятна.

– Ты сказал, кажется, не больше версты?

Князь спросил почти шепотом, но юношу передернуло. С большим трудом он преодолел желание куда-нибудь сбежать. Мало сознавая, что говорит, Берсень принялся сбивчиво объяснять насчет непредсказуемости стихийных духов, но Воисвет прервал его:

– Мне не нужны оправдания, парень. Запомни: вчера ты собственноручно угрохал все, что заработал там, на дворе Бородая! Понимаешь, о чем я?

Маг хмуро кивнул.

– Вот и ладно. А за то, что жив, поблагодари ее. – Князь ткнул пальцем в Ирицу. – Из-за тебя она едва не угробила и себя, и всех нас.

Ирица сидела невдалеке, привалившись к валуну и внимательно прислушиваясь к словам Воисвета. Поймав взгляд мага, она улыбнулась, но глаза остались серьезными.

– Скажу честно, – продолжил князь, – мы спасали ее, а не тебя. Если бы она не вцепилась в тебя мертвой хваткой… А теперь поторопись, до вечера ты должен привести в порядок и ее, и себя. Надеюсь, сюрпризов больше не будет?

29
{"b":"10685","o":1}