ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Знаешь, тварь, кого я не люблю больше всего? – прорычал он.

Богатырь пару раз встряхнул вора, и тот перестал трепыхаться, понуро свесив голову. Булыга поднес его ближе, потянулся второй рукой, намереваясь то ли капюшон сдернуть, то ли шею свернуть, однако не успел этого сделать.

Поникший вор встрепенулся и хлестнул богатыря растопыренной пятерней по лицу. Собственные ли когти вора или стальные крючья – никто не успел толком разглядеть. Но Булыга мгновенно его выпустил, взревел и закрыл ладонями лицо. Из-под пальцев ручьем хлынула кровь. A вор уже молнией летел к выходу.

Вслед доносился разъяренный рев Булыги, но и он, и его товарищи выглядели настолько ошеломленными, что мысль о преследовании, похоже, еще не достигла их сознания. Судя по их растерянному виду, никому и никогда еще не удавалось причинить вред богатырю.

Растолкав его бессмысленно суетящихся друзей, странник приблизился к раненому. Как он и предполагал, рана была неопасна. Хотя и обильно кровоточила, заливая глаза, но, видимо, этого вор и добивался.

– Я помогу тебе. – Пилигрим властным движением оторвал руки богатыря от лица, вгляделся. – Ничего страшного, легкие порезы и царапины. Кровь остановлю, и все заживет как на собаке.

– Ты кто?

Голос богатыря все еще звенел от гнева. А еще – от затаенной обиды. Как у ребенка, любимый щенок которого вдруг больно цапнул за пальцы.

– Вот так. Видишь, крови больше нет, а теперь дайте кто-нибудь тряпицу почище.

Странник тщательно вытер кровь с лица, быстро нанес лечебную мазь.

– Вряд ли тебе что-нибудь скажет мое имя, но, ежели хочешь, можешь называть меня ну, скажем, Адамиром, – тихо сказал он. – Так вот у меня к тебе есть предложение.

Богатырь внимательно рассмотрел незнакомца с ног до головы. С некоторым удивлением отметил изрядный размах плеч, выпуклую грудь, длинные руки. Странник хотя и уступал богатырю по всем статьям, однако не выглядел хлюпиком, каковым, по мнению Булыги, должен был быть любой лекарь.

– Что-то ты не больно похож на лекаря, Адамир, – проворчал богатырь. – Небось еще совсем недавно мечом махал? Ну да ладно, можешь не отвечать. Что же тебе от меня нужно?

– Ты говорил, кажется, что не находишь дело по силе? Я не ослышался? Или это была пустая похвальба?

– Ну говорил, – хмуро кивнул Булыга. – Я это уже давно твержу. Да только где таковое дело сыскать-то? Последнего дракона-то я уже полгода как удавил, василисков еще до меня повывели, а за всякой мелочью не пристало мне гоняться.

– Все верно, – закивал Адамир. – Вот и я думаю, что не стоит растрачивать такую силушку по пустякам, и уж тем более по кабакам всяким.

– Ты о чем это? – нахмурился богатырь.

– Я хочу сказать, не нужно тебе искать кольца ни в небе, ни в земле. Есть, есть еще в мире дела тебе под стать. Вот у меня как раз и есть одно такое.

– Что за дело?

– Не сейчас и не здесь. – Странник покачал головой. – Ежели не передумаешь, то жду тебя через два дня в городке Каменец. Спросишь дом купца Адамира, всяк покажет. Скажу еще только вот что. Дело это столь тяжелое и опасное, что одному тебе никак не управиться.

– Это еще что значит? – подозрительно сощурился Булыга. – Или ты на что намекаешь?

– А то как же, богатырь. Намекаю, что будет у тебя еще несколько напарников. Все люди достойные, воины искусные, хотя, конечно, равных тебе по силе среди них нет и быть не может.

Складки на лице Булыги разгладились. Он улыбнулся:

– То ладно. Ежели так, жди меня.

Торопливо рассчитавшись, Адамир выскочил из корчмы и застыл на крыльце, вслушиваясь в ночь. Вообще-то следовало возвращаться домой, но чутье подсказывало, что улов на это раз обещал быть двойной. Не упустить бы момента!

Он поспешил в конюшню и, распахнув дверь, замер на пороге. Прямо на него, ведя под уздцы громадного жеребца, могущего принадлежать только Булыге, шел знакомый уже вор. Из-под капюшона опасно блеснули глаза.

– Отомстить решил? – холодно спросил Адамир. – Вряд ли кто купит у тебя такого зверюгу.

– А хоть бы и месть, – прошептал вор. – Тебе-то что?

Странник прикрыл за собой дверь, погрузив конюшню в полную темень. Впрочем, ни ему, ни вору это ничуть не мешало.

– Да есть у меня к тебе работка одна.

– А ты кто еще? – потревоженной змеей зашипел вор.

В руке его появился нож.

– Зови меня Адамиром, хотя вряд ли это тебе что-то скажет. Не тревожься, я пришел с мирными намерениями. А если бы мне нужна была твоя кровь, разве пошел бы я сюда? В корчме ведь сидит злой Булыга. Кстати, не понимаю, зачем ты решил его обокрасть? Ты не производишь впечатление новичка.

Вор ответил не сразу, но все-таки ответил. И как заметил Адамир, напряжение в его голосе постепенно гасло.

– Ты прав. Это была глупость, блажь. Просто не люблю воинов.

– За что? Они бывают полезны.

– Еще бы! Например, один такой полезный отправил на кол моего отца.

– Вора?

– Разумеется. В общем, захотелось мне этого удальца проучить, не понимаю только, почему сорвалось?

Адамир не стал уточнять, что причиной ошибки был он. Точнее, его маленькое и простенькое заклятие.

– Не ошибается только ленивый. – Странник улыбнулся.

– Ну что ж, Адамир, продолжай.

Вор разговаривал шепотом, и это было единственное, что немного смущало пилигрима. Особых причин таиться не было. Услышать их никак не могли, да и некому было слушать, он отлично знал, что окрест нет ни одной живой души. Впрочем, мало ли у людей каких чудачеств.

– Я внимательно наблюдал за тобой, – признался Адамир. – Должен сказать, если ты был и не столь ловок, чтобы украсть деньги Булыги незаметно, то оказался очень даже шустр, чтобы выскользнуть из его лап. Поверь, я могу оценить подлинное мастерство.

– Вот как?

Руки вора, не останавливаясь, оглаживали густую гриву жеребца. Он явно готовился в любой момент сорвать жеребца в галоп и протаранить им закрытые двери. Учитывая богатырскую стать коня, это было довольно легко.

– Так вот, я хочу, чтобы ты принял участие в одном деле. Деле, которое в случае успеха обернется крупными деньгами. Насколько я понял, ты не относишься к числу тех, кто ворует ради самого воровства, не так ли?

– И давно ты это понял?

– Просто я очень наблюдательный.

– И что же ты успел понаблюдать?

– Многое. И потом, ты же сам сказал, что решил обокрасть Булыгу вовсе не из-за денег. Это говорит о многом.

– Глупости! – Вор как-то странно фыркнул. – Это ни о чем не говорит. Впрочем, давай дальше. Сколько платишь и что нужно будет делать?

Руки его наконец остановились, и Адамир ощутил, как воровская настороженность уступает место интересу.

– В случае успеха тебе не придется больше работать. Никогда. А что нужно делать, ты узнаешь через пару дней, если наведаешься ко мне в Каменец, спросишь дом купца Адамира, всяк покажет.

– Что значит – никогда не работать?

– То и значит. Я заплачу столько, что тебе больше не придется шарить ни по чужим закромам, ни по карманам.

– Звучит завлекательно. Я подумаю.

– И еще. Тебе придется действовать в группе.

– Сколько будет людей? И кто они?

– Шестеро. Это будут лучшие воины и… такие же свободные бродяги вроде тебя.

– Это обязательно?

– Воины? Да, я понимаю твою нелюбовь к ним, но без них никак не обойтись.

– Нет. Я говорю о бродягах, как ты изволил выразиться.

– Но ведь одного тебя может не хватить.

– Попросту говоря, могут прибить?

– Дело предстоит нелегкое, хорошо, если в живых останется хотя бы один.

– Что-то я не понимаю. Речь идет о краже или штурме?

– Понадобятся усилия и навыки всех. Выжившие будут щедро вознаграждены. Так что если твоей мечтой было осесть где-нибудь в столице, да при хороших деньжатах…

– Заманчиво сказываешь. Ничего не обещаю, но подумаю. А теперь уступи дорогу, старик.

– Хорошо. Только, будь добр, оставь в покое богатырского коня.

3
{"b":"10685","o":1}