ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Про деньги, которые не у всех есть
Разведенная жена, или Черный квадрат
Картина мира
#В постели с твоим мужем. Записки любовницы. Женам читать обязательно!
Мопсы и предубеждение
Бегущая с Луной. Как использовать энергию женских архетипов. 10 практик
Еда по законам природы. Путь к естественному питанию
Рейд
Прах (сборник)
A
A

– Что тебе еще от меня надо? – процедил маг.

– Тихо, – князь приложил палец к губам, – у нас гости.

– Кто?

Берсень перестал буравить князя тяжелым взглядом, настороженно огляделся.

– В Долину спустились наши старые знакомцы, – пояснил князь.

– Великаны?

Маг напрягся. Меньше всего он хотел сейчас новой стычки с гигантами. Они и прошлый-то раз едва-едва сдюжили.

– Нет, маг. Черные карлики.

– Не может быть! Берсень живо поднялся, отряхнул песок с одежды.

– Откуда они взялись? – изумленно воскликнул он.

– Горяй наблюдал за ними – семейство из дюжины человек, и всего пятеро воинов. – Воисвет злорадно улыбнулся. – Неясно, правда, выжившие ли это из той деревни или какой-то иной род, ну да это неважно.

– Вы что задумали?

– А ты как думаешь?

– Но… Ты что хочешь сказать?.. Но… Это ведь супротив воинской чести!

– Это твои досужие домыслы. – Воисвет нахмурился. – Я воин. А для воина главное – найти врага и уничтожить. А эти карлики давно уже наши враги.

– Но там же не только воины!

– Какое это имеет значение? Ты же знаешь, как поступают с врагами и их родственниками. Или где-то войны ведутся иначе?

– Но ведь…

– Заткнись, надоело слышать твое нытье! – Воисвет повысил голос. – Я не для того тебя позвал. Ты или идешь с нами и не мешаешь, или идешь с нами со связанными руками, выбирай!

Берсень окинул князя ненавидящим взглядом.

На резню он не смотрел. Забился под какой-то камень и закрыл ладонями уши. Это помогало слабо. Крики женщин и детей, отчаянные вопли мужчин – все это достигало слуха, складываясь в голове в чудовищные образы.

Нельзя было сказать, что подобные сцены были ему в новинку. Еще находясь в разбойничьей шайке, он насмотрелся на всякое. Но тогда он видел разбойников.

Самых обыкновенных разбойников, ожидать от которых иного было бы странно.

Но видеть, как те самые люди, что сражались с ним бок о бок, превращаются в жадных до крови зверей, было выше его сил. Впрочем, следовало признать, это началось с ними еще раньше. Когда, поправ все законы и обычаи, Воисвет уничтожил Бранибора. Именно в те минуты радужное отношение Берсеня к князю рассеялось без следа.

Но, возможно, они уже находились под чарами Черного меча? Возможно, он начал свое разрушительное воздействие в тот миг, когда они переступили порог замка?

Но почему тогда это не коснулось того же Бранибора? Почему это не случилось с ним, с Ирицей? Да и Горяй до гибели Ивы казался несколько иным.

Берсень не знал ответов. И не надеялся их получить. Все, что он хотел, – раскрыть тайну меча и избавить товарищей – или лучше бывших товарищей? – от опасных чар. Возможно, это поможет вернуть им человеческий облик.

Вскоре затихли последние крики, и маг выбрался из своего убежища. Воины возвращались усталые, сплошь забрызганные кровью. Берсень шагнул навстречу сотнику, перехватил его пустой взгляд.

– Горяй, ты стал чудовищем, – тихо сказал он. – Вряд ли Ива одобрила бы тебя.

Сотник рассмеялся. А в следующий миг очутился рядом и стиснул шею мага так, что хрустнули позвонки.

– Никогда не смей упоминать ее имя, гаденыш! – прошипел сотник в самое ухо магу.

– Да, хорошо, отпусти, – прохрипел в ответ Берсень.

– Эй-эй, Горяй, он нам нужен! – послышался встревоженный голос князя. – Оставь его!

– Да, отпусти, – прохрипел в ответ Берсень. Сотник разжал руки, и маг рухнул на землю. С трудом откашлялся и брезгливо вытер кровь, оставленную на нем руками Горяя.

– Скажи только одно, сотник, зачем тебе нужна власть над миром? – тихо спросил маг, не слишком рассчитывая на ответ.

Горяй окинул его презрительным взглядом, но все-таки ответил.

– Глупец. Мне нужна Ива, – едва слышно сказал он.

– Ты надеешься с помощью меча вернуть ее к жизни? – Глаза мага распахнулись. – Но ведь…

Взгляд сотника пробил его насквозь, и маг запнулся.

– Если ты скажешь, что это невозможно или что меч на это неспособен, я просто убью тебя!

– Понял, Горяй, что ж тут не понять.

Сотник быстрым шагом направился прочь, а маг долго смотрел ему вслед. Конечно, Берсень ничего еще не знал о магии меча. Но зато он знал, что форма магической вещи, как правило, напрямую связана с ее главным предназначением. А значит, не в силах меча вырвать чью-то жизнь из царства мертвых. Да и не слышал никогда Берсень о таких могущественных волшебных вещах. Как и о способных на такое магах.

Ему было искренне жаль Горяя.

Какое-то время Ирица просто не могла выбрать время для беседы. Дежень долго выслеживал козла, а когда подобрался ближе, знаком приказал ей оставаться на месте. Из своего лука он вполне мог снять животное и отсюда, но на взятый у степняков лук особой надежды не было, и он стал подбираться ближе.

Наконец с козлом было покончено, и Дежень оттащил его к ручью, где немедленно приступил к нарезанию со спины животного длинных полосок кожи. Тут-то Ирица и решилась начать разговор.

– Ты не обиделся на меня? – осторожно поинтересовалась Ирица.

– За что? – Он на миг оторвался от работы, брови поползли вверх.

– Ну, я же видела, как ты переживал, когда я… сошлась с Берсенем…

– Да я и не скрывал, что он мне не нравится. – И Дежень продолжал невозмутимо орудовать ножом. – Но ты-то тут при чем? Поначалу-то, конечно, было неприятно, но потом я привык. Это нормально, когда женщина находит любимого человека. Почему я должен расстраиваться или обижаться? Ведь я всегда был за тебя горой. Вспомни, я ведь и сюда отправился для того, чтобы сделать тебя счастливой.

В голосе его послышались какие-то странные, незнакомые ранее нотки, но Ирица так и не поняла, что они значат. Все, что она понимала, – брат действительно изменился. Хуже того, он стал каким-то чужим. Правда, назвать причины, заставившие ее сделать такой вывод, она бы не смогла и под пыткой. Просто чувствовала это. Просто что-то исчезло между ними. Что-то, что делало их братом и сестрой столько лет.

– Значит, ты совсем-совсем на меня не сердишься? Ей важно было увидеть его глаза, когда он ответит.

Но брат так и не оторвал глаз от добычи.

– Совершенно.

– Но ведь твой дар…

– Что мой дар?

– Но ведь ты говорил, что он будет хранить нас до гех пор, пока я буду рядом? Пока не покину тебя…

– Да, что-то вроде того. И это вполне естественно, если ты выйдешь замуж, хранить тебя будет муж. А ведь дар я получил именно из-за тебя.

– Но как же ты будешь без него?

– Ирица, – он поднял на нее глаза, – ты считаешь, что без него я и шага ступить не могу?

– Нет, почему же, ты все равно отличный лучник. Но ведь он столько раз выручал нас из безвыходных ситуаций.

– Значит, я не буду в них попадать. Все просто. – Дежень вернулся к работе.

– Но тогда…

Ирица была растеряна. Она не знала, что и как спрашиивать дальше. Впору было пожалеть, что она вообще отправилась сюда. Если он настолько отдалился, что стал казаться чужим человеком, искать прежних отношений просто глупо.

Лучшим вариантом было повернуться и уйти. Но это оказалось превыше ее сил. Годы, проведенные вместе, буквально требовали остаться, требовали сделать еще одну попытку к сближению.

– Последнее время ты какой-то мрачный, Дежень. Может, я могу чем-то помочь?

Кожаные ремешки были готовы. Дежень замочил их в воде, а затем развесил в расщелине потемнее.

– Пусть подсохнут, – сказал он. – А мы пока разведем костер и приготовим себе обед, я вот зверски проголодался.

– Ты не ответил на мой вопрос, Дежень, – напомнила Ирица.

– Все нормально, сестренка, не забивай себе голову всякой ерундой. Давай-ка, помоги мне с тушей.

Они занялись приготовлением обеда и несколько часов провели в молчании. После обеда Дежень прилег подремать, и Ирица так и не решилась продолжить расспросы. Только под вечер, когда брат приступил к скручиванию тетивы, Ирица вновь подсела к нему.

72
{"b":"10685","o":1}