ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Совсем рядом мелькнул смазанный человеческий силуэт, острый сгусток мрака метнулся к витязю. Руки Мстислава привычно вскинулись вверх, и он с каким-то отстраненным интересом вдруг обнаружил, что сжимает запястье вора, в котором темнело — витязь скорее догадался, чем увидел — черненое лезвие ножа. Витязь не хотел убивать этого человека, у него накопилось слишком много вопросов. Сильный удар ладонью в лоб должен быть оглушить его, таким ударом Мстислав останавливал и более рослых, крепких воинов. Однако, этот худенький, маленький мужичок, каким выглядел воришка, остался на ногах, и витязю пришлось залепить еще одну затрещину, прежде чем тот, наконец, упал.

Мстислав не спеша закрыл окно, проверил, заперта ли дверь, зажег светильник, и только затем вернулся к неподвижно лежавшему гостю. Тот лежал в крайне неудобной позе, и ни движением тела, ни дрожанием ресниц никак не выдал себя, но обостренные схваткой чувства Мстислава он провести не смог. Вор был уже в сознании и ждал, когда воин приблизится к нему на расстояние удара.

— Врешь, меня не проведешь! — усмехнулся богатырь. — Надо признать, ты первый, кто смог выдержать мою затрещину, за это хвалю, молодец! Ладно, поиграли немного, и будет. Выпусти ножик и я подарю тебе жизнь!

Человек молчал и Мстислав нахмурился.

— Ну, ежели не хочешь, я и сам могу, я не гордый!

Мстислав быстро шагнул к нему, ухватил за грудки, вор немедленно ударил, но оплеуха витязя оказалась быстрее. Голова вора дернулась, и его нож мазнул по воздуху. Но либо Мстислав не рассчитал силы, либо вор оказался мастер держать удары, но едва витязь сомкнул ладонь на его руке, как тот исхитрился перекинуть нож в другую и попытался снова ударить. Витязь беззлобно выругался и без особого труда перехватил вторую руку.

— Угомонишься ты или нет?

Незнакомец ударил вновь. Мстислав прочно удерживал его запястье, но он ожидал удара в свою сторону, и потому не смог удержать удара в противоположную. Вор захрипел.

— Проклятье! Нешто ушел?

Незнакомец еще дышал, Мстислав рванул рубаху на его груди, осмотрел рану — безнадежно, удар точно в сердце.

— Эй, ты еще слышишь меня? Скажи хоть перед смертью, кто послал тебя… Тебе все едино, а мне пригодится!

Человек что-то зашептал, Мстислав пригнулся к нему.

— Князь… уже… мертв… — с этими словами вор испустил дух.

О каком князе говорил этот человек? Неужто о Владимире? Мстислав почувствовал себя неуютно. Его глаза забегали, зацепились за странно знакомый символ на груди мертвого. Лезвие ножа наполовину закрыло эту небольшую татуировку, но Мстиславу хватило и части, чтобы узнать ее. Его глаза поползли на лоб, а дыхание враз остановилось. Он пристально вгляделся в рисунок, надеясь, что ошибся, обознался, но нет — это была та самая татуировка, которую он видел совсем недавно, там, на речке, на груди у Висты!

С каким-то звериным рычанием витязь выскочил в коридор, ударился в соседнюю дверь.

— Виста! — проревел он, явственно ощущая, как течет время, отсчитывая последние минуты жизни Владимира.

Виста не отзывалась, и тогда витязь выбил дверь. Комната была пуста, не было ни девушки, ни вещей. Волосы зашевелились на голове Мстислава, а внутри вдруг сложились в единое целое многие события, которые поначалу казались ему странными и непонятными. Так удачно оказавшееся у Висты кольцо перемещения — не мать же, в самом деле, установила волшебный маяк в роще под Киевом?! Всплыло зловещее предупреждение вештицы… Вспомнились многочисленные железные приспособления, на которые он натыкался в ее сумке там, в деревне мертвяков, а потом на Проклятом холме. Тогда ему было не до размышлений над их назначением, но теперь, теперь-то он понимал, что стальная кошка и специальные крючья на перчатках, особые сапоги с шипами больше подходили лазутчику или, скорее всего, наемному убийце! И сегодня ночью в его комнате — если не тот несчастный, то ведь кто-то же хлопнул ставнями? Кто это сделал, и зачем? Его хотели убить? Или наоборот, спасти?!

Мысли метались в голове витязя, как ошпаренные, некоторые из них легко укладывались по полочкам, но многие, очень многие продолжали свою безумную пляску. А Мстислав уже несся, не жалея сил, в сторону княжьего терема.

Перчатки с когтями и шипы на сапогах позволяли взбираться даже по каменным стенам, а на деревянный тын, окружавший княжеский двор Виста взлетела в один миг. Когда-то, еще во время обучения в клановой школе, все это казалось ей ужасно скучным и занудным делом. Иной раз, чтобы преодолеть несколько саженей в каком-нибудь охраняемом месте, приходилось часами просиживать в неудобной позе, ожидая момента, когда стража отвернется или отойдет подальше. Затем следовал короткий бросок вперед, и вновь начинались томительные минуты ожидания.

Виста улыбнулась, вспомнив с какой горячностью доказывала наставникам, что не сможет так долго пребывать в неподвижности, что ее натура не выдержит… Как давно это было! Уже с десяток крепостей лежало за плечами, сквозь которые она прошла незримой, смертоносной тенью. За ее плечами осталось две дюжины успешно выполненных заданий, и примерно раза в два больше трупов. Точно она просто не помнила, потому что кроме заказанных людей приходилось убивать и стражников, а их она не считала… И вот теперь через двор князя Владимира крался опасный хищник. Пока она не убивала, потому что трупы — дело хлопотное и слишком заметное. Убивать она начнет после, когда задание будет выполнено, а князь будет мертв. Вот тогда уходить придется очень быстро, и выжидать подолгу благоприятного времени она уже не сможет.

Шаги людей, возня дворовой живности рисовали четкую картину ночной жизни. Ей не нужно было видеть, чтобы понять, кто именно приближается к ней — вооруженный гридень или просто княжий холоп.

Виста пересекла двор, прильнула всем телом к прохладным бревнам княжьего терема, а затем медленно поползла вверх. Там, на третьем поверхе, располагался кабинет князя, и туда следовало заглянуть в первую очередь. Если же его там нет, ей придется посетить еще несколько мест, где, по сведениям клана, можно было застать князя. Результаты многолетних наблюдений лазутчиков, рассказы послов, купцов и прочих, побывавших при дворе Владимира, все это было тщательно собрано и предоставлено Висте. И теперь она в подробностях знала план княжеского двора, внутренних помещений терема, она точно знала расположение всех светлиц и горниц, где князь обычно привык проводить ночь.

Бесшумно перебирая стальными когтями девушка достигла нужного окна, прислушалась к голосам. Князь находился там, но, к сожалению, не один…

Время шло, Виста висела над окном, внимательно отслеживая все перемещения во дворе, на сторожевых вышках, в самой горнице. До нее дотянулся знакомый приятный аромат, это любимый напиток князя, кава! Среди вариантов устранения князя было и отравление с помощью этого напитка, но Виста не собиралась его использовать. Слишком ненадежно! Только холодная сталь могла гарантировать безусловную смерть и… удовлетворить жажду мести! Но как бы не хотелось ей заглянуть в глаза князю перед его смертью, она не сделает этого. Никакие личные чувства не могут испортить ее выучку и заставить встретиться с ним лицом к лицу. Нет, этого не будет. Владимир сильный и отважный воин. Честный бой с ним — это верная смерть, а посему личные чувства не должны замутить ее холодного рассудка, наоборот, они должны придать уверенности в неизбежности справедливого возмездия…

Разговор в комнате затих, хлопнула дверь и Виста осторожно, на одно мгновение, заглянула вовнутрь. Князь стоял посреди горницы, склонившись над огромной картой страны, занимавшей весь стол. А еще Виста увидела, что в комнате больше никого нет, и что князь без кольчуги и без оружия, если, конечно, не считать ножа на поясе.

Сейчас девушка рассматривала два варианта дальнейших действий. Либо она быстро и незаметно проникает внутрь, либо остается здесь и пробует подманить его к окну. Оба способа были давно разработаны, взвешены, оставалось только выбрать наиболее подходящий в сложившихся обстоятельствах. Но она не успела ничего выбрать — за нее это сделал князь.

39
{"b":"10686","o":1}