ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заслышав приближающиеся шаги, она приготовилась к нападению. Стоит ему только выглянуть, как сразу же увидит ее, но это будет последнее, что он увидит в жизни. Девушка вынула когти правой руки из стены, конечно, можно ударить и ими, они оставляют глубокие и опасные раны, но гарантий мгновенной смерти все же не дают, и потому она достала нож и опустила руку, готовясь к быстрому выпаду. До Висты донеслось дыхание князя — пора! Немного свеситься и нанести резкий удар в горло, князь не успеет даже пикнуть!

Внезапный шум со стороны ворот заставил ее замереть на месте и прислушаться. Зазвенело оружие, раздалась отборная ругань, но все перекрыл знакомый мощный рев Мстислава. Она еще не слышала слов, но его голос, один только голос остановил смертоносное движение ее ножа. Кровь вскипела в ее жилах, ударила в голову, исступленно забилась в висках, а горло высохло в один миг. Привлеченный шумом князь высунулся из окна. Самое время ударить, мелькнуло в голове. Вот же, совсем рядом, прямо под лезвием ножа, тянулась из окна беззащитная шея Владимира, пытавшегося что-то разглядеть в темноте. Но Виста лишь беспомощно стиснула зубы, чувствуя, что не может двинуть и пальцем. Она перевела непонимающий взгляд на нож. Это же так просто…

Владимир что-то крикнул и шум внизу разом утих. Пока он разговаривал с людьми во дворе, Виста тщетно пыталась унять сумятицу в своей голове. Огромным усилием воли она загнала свои чувства глубоко вовнутрь и попыталась разобраться. Что с ней происходит? Почему одного лишь голоса Мстислава хватило, чтобы остановить ее годами взлелеянное возмездие? Откуда у него такая власть над ней? Вопросы отчаянно забились в голове, как пойманная в силки дичь бьется в поисках спасения, но ответов не было. Был лишь выбор. На одной чаше весов маячил Мстислав, столь неожиданно ворвавшийся в ее жизнь, а на другой — все остальное. Застарелая жажда мщения и родной клан, в общем, все то, что составляло ее жизнь последние годы… Но судьба вновь распорядилась по своему.

Двор быстро заполнялся людьми, так что стоило кому-нибудь присмотреться к чересчур темному пятну, нависшему над князем, или тем паче уловить легкое движение либо всхлип умирающего… Безусловно, она еще могла разменять жизнь Владимира на свою. Но ведь она не готовилась к смерти! Конечно, в особых случаях в клане готовили убийц-смертников, но это было исключение из правил. Ведь на подготовку опытных убийц уходило много лет и много сил, чтобы вот так разбрасываться ими. Нет, она не собиралась умирать. Она должна убить князя и уйти живой.

И хотя ей пока везло, это обстоятельство больше пугало, чем радовало. Судьба никогда не делает таких подарков просто так. Того, что посылает не холодный расчет, а счастливый случай, следует опасаться — таков был постулат Ночных Лезвий. Боясь шевельнуться и привлечь внимание, она продолжала висеть в полной неподвижности.

Тем временем по распоряжению Владимира Мстислав был допущен в терем и князь отступил вглубь горницы, так и не заметив притаившегося у окна убийцы. Несколько раз Виста глубоко и бесшумно вздохнула-выдохнула. Напряжение последних минут не прошло даром — сильная дрожь сотрясала ее тело, прошло несколько минут, прежде чем она восстановила нормальную работу организма и обратилась в слух.

— Надеюсь, случилось нечто весьма важное, если ты решил ворваться сюда среди ночи! — голос князя прозвучал очень резко.

— Так оно и есть, княже! У меня письмо из Царьграда…

— Письмо? И с каких пор это дает тебе право вламываться в такое время? — повысил тон Владимир.

— Это не просто письмо, это очень важное письмо. Листоверт сказал, чтобы я отдал его тебе никак не позднее завтрашнего утра… Он сказал, что такое письмо ты будешь рад получить в любое время! Вот оно…

Виста знала, кто такой Листоверт — так звали княжеского шпиона в Царьграде. Ее готовили основательно, киевский князь — не мелкая шишка вроде какого-нибудь купчишки, могут пригодиться любые сведения. Поэтому ими снабжали в куда большем размере, чем реально использовалось. На всякий случай…

— Скажи там, чтоб Белояна позвали, — сказал князь, задумчиво изучая письмо.

Довольный смягчившимся выражением лица Владимира, Мстислав высунулся в коридор, рявкнул во всю силу своих легких, так что Владимир поморщился.

— Зачем же так орать, ночь на дворе…

За дверью послышались тяжелые шаги, а затем на пороге показалась мощная фигура волхва и в комнате загрохотал его низкий голос.

— Опять, княже, кто-то злоумышляет супротив тебя?

— Догадался? — спросил князь, не отрывая взгляда от послания. — Или в своем чане разглядел чего?

— А чего тут догадываться? — удивился волхв. — Небось на попойку какую среди ночи не разбудишь…

— Ты же волхв, какую тебе еще попойку? — сделал удивленное лицо князь, но быстро посерьезнел. — Видишь ли, у меня кое-что странное… Мстислав вот из Царьграда приехал…

Князь говорил, но продолжал есть письмо глазами. Похоже, он перечитывал его в очередной раз. Медвежья морда волхва внимательно осмотрела витязя и тот поежился под его тяжелым взглядом.

— Похож ведь, однако, — заметил волхв.

— Кто похож? — удивился князь, оторвавшись, наконец, от письма.

— Да Мстислав, кто же еще?! Ты ж сам сказал, что он странный какой-то!

Князь помолчал некоторое время, изучая медвежью морду, но та надежно скрывала истинные чувства волхва. Не поймешь, шутит или впрямь не понял…

— Не про него речь… Письмо от нее!

— От нее? — изумился Белоян.

Владимир кивнул.

— Так чего же ты не радуешься? Меня зачем-то с постели поднял, куда я собирался спать лечь, али вести плохие?

Князь снова кивнул.

— Она пишет… Ну, много чего пишет… Вот что странно — про некий заговор сообщает против меня. Причем заговор затеял не боярин какой или там князь удельный, что в общем-то вполне понятно и привычно, а какой-то колдун. Ты, Белоян, ничего там, в магических сферах, не узрел случаем?

Белоян озадачился, обдумывая ответ, а князь продолжил:

— А еще пишет, что этот колдун ко мне убийцу подослал, и что убийство намечено именно на сегодня — завтра… Как я понимаю, отсюда и спешка с доставкой…

При этих словах Виста вздрогнула. Если волхв надумает сейчас прощупать окрестности волшебным чутьем… Она прошептала слова заклинания, очень древнего, как уверяли клановые учителя, но по-прежнему очень действенного. Такое заклинание способно на некоторое время прикрыть человека от магического зрения. Правда, только лишь от случайного, скользящего внимания…

— Что скажешь хорошего? — князь посмотрел на волхва.

— Хммм, откровенно говоря, узреть такое в магических сферах затруднительно… Но, ежели ты хочешь, то можно и поискать кое-какие следы… Может, и нащупаю чего.

— Меня смущает вот что, — продолжил князь и вздохнул. — Ведь она раньше не писала писем… Но это ее почерк, я уверен!

Строгий взгляд князя придирчиво обежал Мстислава.

— Я не могу не доверять Мстиславу и Листоверту! Люди проверенные… Но ведь и их могли обмануть!

— Не сумневайся, князь, — встрял неожиданно Мстислав. — Два раза это письмо пытались украсть у меня, последний раз вот только что, в корчме… Поначалу я хотел до утра подождать. Но перед смертью этот вор сказал, что князь, мол, ваш скоро сгинет и вот поэтому я здесь, среди ночи…

Замершая на стене Виста с тревогой вслушивалась в рассказ, нервно покусывая губы. В любой момент она ожидала, что он расскажет, наконец, про нее, и от этой мысли почему-то становилось страшно. Но не оттого, что предупрежденные воины князя начнут тотчас же обыскивать терем. Нет, это не особенно пугало ее. А вот именно — скажет или нет?.. Ее сердце забилось с такой силой, будто пыталось вырваться и спрятаться где-нибудь подальше, чтобы не услышать роковых слов витязя. Но к ее огромному облегчению и удивлению, Мстислав даже не упомянул о ее существовании. Слегка смущаясь от повышенного к себе внимания, Мстислав подробно рассказал о попытках выкрасть письмо, ухитрившись ни словом не обмолвиться о том, что дорогу до Киева он преодолел не один. В заключении он детально описал татуировку, которую разглядел на груди погибшего вора.

40
{"b":"10686","o":1}