ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оценивающим взглядом князь пробежал по фигуре витязя, заглянул ему в глаза, пожал плечами. К князю подвели коня, и он легко запрыгнул в седло, не коснувшись стремени.

— Ну, что ж, не хочешь отдохнуть, дело твое! Тогда догоняй!

Он развернулся, с места послал коня в галоп. Дружина тронулась следом, а Мстислав, подмигнув хмурому Круку, бросился седлать коня.

Белоян тщательно запер дверь в свое убежище, проверил наложенные вокруг заклятия и только затем обратил внимание на загадочный подарок. Могучие заклинания, опутавшие черный футляр, выглядели чрезмерными для такой простой вещи. Даже если даритель намеревался продемонстрировать свою мощь, можно было бы обойтись куда меньшими затратами магических сил. Из этого следовал единственный вывод — вещь, скрывавшаяся внутри, была чрезвычайно опасной для окружающих, поэтому заклятия защищали не ее, они защищали от нее!

Белоян задумался, вновь и вновь оценивая силу волшбы, окружавшую подарок.

Стоило ли вскрывать его здесь и сейчас? Очевидно, что ведьмак, если, конечно, это он подготовил вещь, могучий колдун. Но Белояну приходилось встречать и помощнее. Ничего особо опасного в подарке, похоже, не было. А магические ритуалы, работа с артефактами всегда в той или иной степени опасны… В конце концов, любопытство исследователя победило все сомнения, и волхв решил вскрыть футляр.

Очень медленно, слой за слоем, он принялся снимать заклятия. Работа была долгой и утомительной, прошло несколько часов, прежде чем волхв почуял магию самой вещи. Она не производила впечатления опасной, и он решительно снял последние остатки защитных заклинаний.

Так и есть! Увидев вещь, волхв, готовый ко всем неожиданностям, расслабился. Он держал в руках маленький перстень с крупным алмазом. Конечно, это не простой перстень. Это весьма древний и весьма ценный артефакт. В коллекции любого волхва или колдуна таких вещей никогда не бывает много. Судя по некоторым признакам, данный артефакт заключал в себе заклятие перемещения. Вещь безусловно ценная и необходимая, одно непонятно, зачем стоило плести вокруг столь мощную защиту?

А еще неплохо бы выяснить, куда именно можно попасть, используя этот перстень. Может быть, в одном из этих мест находится жилище дарителя? Может быть таким образом этот некто желает встретиться с ним? Белоян вдруг почувствовал волнение, какого не испытывал уже давно. Ему показалось, только на одно мгновение показалось, что он знает, кто хочет встретиться с ним. Он сразу отверг эту безумную мысль, но надежда уже пустила прочные корни в сердце, заставив Белояна взяться за камень и повернуть его, инициируя перемещение.

Но произошло неожиданное. Вместо того чтобы переместить волхва, магия артефакта произвела обратный переход. Что-то огромное, насыщенное смертельно опасной магией, стало проявляться в землянке.

Чья-то могучая воля обрушилась на волхва, выдавливая из него сознание. Очень сложно победить мага в его же жилище, неведомый колдун знал это и не стремился убить Белояна. Он делал ставку на существо, которое медленно продолжало уплотняться в воздухе, и хотел только помешать волхву воспрепятствовать перемещению. Вся магия Белояна, все источники силы, находившиеся в землянке, все его защитные заклятия обрушились на перстень. Перстень не выдержал потоков магической силы и сгорел, обратившись в дым. Но было уже поздно. Переход существа уже завершился. Концентрация волшбы перешла все мыслимые пределы, защитные барьеры Белояна стали лопаться один за другим, а затем она вырвалась наружу. Киев ведь сгорит к чертовой матери, мелькнуло где-то на краю сознания Белояна, и он бросил все свои силы на то, чтобы остановить выброс.

Огромный огненный пузырь вздулся над землянкой волхва, а затем со страшным грохотом лопнул, разметав собравшихся поблизости людей, их окровавленные ошметки по всему заднему двору. Стоявшим поодаль повезло значительно больше — мощный удар воздушной волны лишь разбросал их в разные стороны. Но все это оказалось еще не самым ужасным, что ждало людей.

Посреди двора зияла огромная яма, саженей пять в глубину и не меньше десяти в длину. Несколько оставшихся в живых человек рискнули приблизиться к ней и увидели огромного, чешуйчатого зверя, ошалело топтавшегося на дне ямы. А рядом, возле его толстых бревноподобных лап неподвижно лежала хорошо знакомая получеловеческая фигура. Обычно внушающая челяди страх и почтение медвежья морда Белояна, залитая кровью, теперь выглядела жалкой и беспомощной. Волхв шевельнулся, кое-как поднялся, и тотчас зверь оборотился к нему.

Люди отпрянули прочь, едва увидев глаза зверя. Черные, не отражающие света, они зияли бездонными провалами на его тяжелой морде, покрытой роговой броней. Они внушали ужас куда больший, чем огромные, с локоть, клыки чудища, чем его зубчатый гребень, топорщившийся на спине и могучий ошипованный хвост. Все атрибуты змея были так или иначе привычны людям. Они либо видели змеев, иногда залетавших в окрестности Киева, и нещадно истреблявшихся богатырями, либо слышали рассказы о них от этих же богатырей или кощунников. Но глаза его не были обычными буркалами змея. Нет, словно огромные воронки они притягивали взгляды людей, притягивали, грозя всосать их в свою черную, ненасытную утробу. Парализующий волю ужас пополз среди людей, и многие из них, подхлестнутые животной паникой, бежали, сломя голову. И лишь несколько самых отчаянных смельчаков оказались очевидцами странной, безмолвной битвы, развернувшейся между чудищем и волхвом. Казалось, они просто стояли, ломая друг друга взглядами. Но даже их случайные свидетели, не искушенные в волшбе, смогли почувствовать столкновение двух могучих сил.

Шерсть на медвежьей морде волхва обвисла грязными клочьями, намокшими от пота и крови. Его белые одежды быстро меняли цвет на грязно-багровый. Будто превозмогая огромную тяжесть рука Белояна медленно поднялась, его палец вытянулся в сторону противника, но зрители, ожидавшие сокрушительного магического удара, молнией или еще чем, который должен был повергнуть страшную тварь в пыль, жестоко просчитались. Фигура волхва вдруг стала быстро сереть, разбухать, будто какая-то короста побежала по его телу, а еще через мгновение на его месте высился огромный бесформенный валун, который лишь отдаленно напоминал человеческую фигуру.

— Василиск…

Жуткие слова прошелестели меж последних зрителей, заставив их попятиться. Но убежать они уже не успели. Чудовище поднимало голову, и его взгляд настиг людей. Их запас прочности оказался значительно ниже, чем у волхва, и на краю ямы тотчас выросло несколько свежих каменных изваяний. А затем василиск выпрыгнул во двор.

Глава десятая

Тяжелые багровые тучи, похожие на выплеснувшуюся из жерла вулкана лаву, уже застывающую, но все еще смертельно опасную, медленно теснили заходящее солнце к горизонту. На взгляд князя слишком медленно. В ожидании грядущей встречи Владимир истомился, он бродил по разбитому возле рощицы лагерю, раздавал приказы, порой совершенно ненужные, злился, когда воины не спешили их выполнять, понимал, что не прав и злился еще больше.

Наконец, его терпение лопнуло и он решил, что может подождать до условленного часа и возле камня. Тем более, что она может прибыть раньше — а там же лес, дикие звери!.. Он подозвал Крука.

Старшина подошел насупленный и злой не меньше, чем князь. А то и больше, ведь он знал, что прикажет ему Владимир, и знал также, что спорить бесполезно.

— Крук, мне пора уходить. Даже не вздумай посылать за мной своих людей…

Глаза Крука скользнули по лицу князя и поползли куда-то в сторону. Совсем недавно, пользуясь рассеянностью князя, он уже отослал в рощу нескольких своих людей, но этого все равно было мало.

— Смотри мне в глаза, Крук! Ты понял меня? Я вижу, что понял. Увижу кого… — угрожающе заметил князь. — В общем, ты меня знаешь!

Скрипнув зубами, Крук кивнул, а князь уже спешил прочь. Но едва его фигура растворилась среди деревьев, как Крук тотчас созвал всех воинов.

43
{"b":"10686","o":1}