ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И помните, что я вам обещал, — крикнул им вслед воевода, злобно покосился на Белояна. Дожил до седой шерсти, медвежья башка, а не знает, как разговаривать с людьми!

Когда дверь захлопнулась, воевода яростно набросился на волхва.

— Не понимаю, я тебя, волхв, не понимаю! Иногда человек человеком, вон даже башка медвежья, а иногда учудишь что-нибудь… Откуда такое доверие к ним? Видно же, что шпионка эта вражья задурила мальцу голову, крутит им, как хочет! Едва князя не зарезали, а ты их же теперь и спасать его послал! Удивляюсь я тебе, выедут ведь за ворота, поминай, как звали!

— Не горячись почем зря! — умиротворяющим голосом сказал волхв. — Мстислав — доблестный витязь. Он человек чести, и не мне тебе объяснять, что значит для мужчины — честь…

— Может быть, ты и прав, старый медведь, — заметил воевода. — Мстислав производит впечатление честного человека, но этой девке я не верю!

— И не надо ей верить. Надо просто помнить, что она любит его, несмотря на все попытки скрыть это! И не мне тебе объяснять, что значит любовь для женщины, — сказал Белоян, с сомнением покосился на воеводу и задумчиво добавил. — Или все-таки объяснить?

Тот замахал руками на него и отодвинулся подальше.

— Мне бы твою уверенность в людях, — пробурчал Волчий Хвост. — Может, спал бы тогда спокойней.

— Не думаешь же ты, старый ворчун, что помимо этих ребят нам больше некого выставить против ведьмака?

Волчий Хвост удивленно раскрыл рот и Белоян быстрым движение вернул его челюсть на место.

— Вижу, думаешь… — удовлетворенно констатировал волхв.

Глава двенадцатая

Легкий ветерок промчался через поляну. Встрепенулись и возмущенно зашелестели потревоженные листья, но ветерок уже забыл о них, метнулся дальше, взъерошил волосы на голове девушки, а затем нырнул вниз, решив, видно, помочь ей разжечь костер. Новорожденный язычок пламени вздрогнул, резко увеличившись в размерах, а затем, будто испугавшись чего-то, съежился и погас.

Никто не хочет жить в этом мире, вздохнула Виста, вновь принимаясь высекать огонь. Неожиданно она вздрогнула, ощутив как расползаются по спине крупные мураши, предвещая приближение нечисти. И хотя до ночи, как и до охваченных безумием лесов было еще далеко, Виста пожалела, что не поторопилась начертить магический круг. Она бросила настороженный взгляд в лес. Там, в сумерках наступающего вечера, что-то двигалось в ее сторону, двигалось нарочито шумно, чтобы не было никаких сомнений — идет друг. Зашуршал раздвигаемый кустарник и на поляну шагнул Мстислав, сжимая в руке двух жирных глухарей. Он хмуро огляделся, а затем уселся недалеко от нее и одарил ее усмешкой:

— Ну что, никак? — очевидно, он намекал на ее тщетные попытки разжечь костер.

Девушка мысленно потянулась за мечом, лежавшим в двух шагах. Она уже знала, как будет действовать. Резкий бросок метательных пластин из левого рукава куртки, быстрый перекат к мечу, еще один залп пластинами из правого рукава и стремительная атака.

Но ничего этого ей делать не пришлось. Мстислав вдруг покачал укоризненно головой, погрозил пальцем, а затем его облик поплыл, теряя форму, растекаясь в полупрозрачное облачко. А затем этот клочок тумана стал вновь уплотняться и вскоре на месте Мстислава сидел совершенно незнакомый ей человек. Нет, не человек, поправила себя Виста, существо, принявшее облик человека.

Но, надо признать, мужчина из этого существа вышел хоть куда! Красивое мужественное лицо, открытый взгляд, впечатляющая фигура, а самое главное — от него исходил тот тонкий неуловимый шарм, который отличает мужчину от мужика.

— Так я и подумал! — весело воскликнул человек, широко улыбаясь.

— Что это ты подумал? — враждебным тоном спросила Виста, продолжая прокручивать в голове различные варианты атаки.

— Что ты — ведьма! — продолжал радоваться незнакомец, прямо-таки светясь от счастья.

Мало-помалу Виста ощутила, как напряжение спадает, а готовые к бою мышцы постепенно расслабляются. И чем дольше она рассматривала этого незнакомца, тем больше проникалась к нему определенной симпатией. Пожалуй, окажись на ее месте простая женщина, она бы уже давно преданно заглядывала ему в глаза, не в силах противиться его потрясающему обаянию. Впрочем, Виста особенно не противилась. Она просто видела, что он был слишком красив, слишком мужественен, слишком обаятелен. Все у него было слишком… И все-таки — это был довольно интересный субъект, усмехнулась мысленно Виста.

Человек нахмурился на мгновение, нарочито тяжело вздохнул.

— Ладно. Может оно и к лучшему. Стало быть, не придется мне тебя прельщать, очаровывать, соблазнять…

— Ты, вообще, кто, парень? — небрежно спросила Виста.

— А ты либо не знаешь ничего обо мне? — незнакомец удивился и с неким удовлетворением добавил. — Значит, все-таки придется прельщать, очаровывать и соблазнять!

— Ну уж нет! — замотала девушка головой. — Не трать свои силы! Просто ответь на мой вопрос. Я не здешняя, местную нечисть не очень хорошо знаю.

Незнакомец окинул ее изучающим взглядом.

— Нечисть, стало быть? — задумчиво произнес он, а затем махнул рукой и улыбнулся. — Ну да ладно, нечисть так нечисть. А кличут меня по-разному. Но в здешних местах отзываюсь на имя Змиулан.

— Змиулан, — повторила Виста, усиленно роясь в памяти и вспоминая все, что рассказывала об этом существе мать, а когда вспомнила, широко улыбнулась. — Прелестник, Огненный Змей, это все ты, что ли? Красавец-мужчина в полном расцвете сил?

— Какой уж есть, — Змиулан скромно потупил глаза. — Как говорится, ни отнять, ни прибавить!

— Так чего же ты хочешь от меня? — ляпнула Виста и поспешно поправилась. — Впрочем, дурацкий вопрос. И так понятно чего… Но должна тебя разочаровать, любезный друг, ничего у тебя со мной не выйдет.

И она улыбнулась ему на самом пределе своего обаяния.

— Не торопись, красавица! — Змиулан ответил ей не менее очаровательной улыбкой. — Конечно, ты не простая селянка, готовая задрать подол за пару ласковых слов. Ты — ведьма, и страсть для тебя не цель, но лишь средство, не так ли? Поэтому, помимо удовольствия, ты можешь получить от меня кое-что еще…

— Например? — сощурилась девушка.

— Разумный вопрос! Но прежде, чем я отвечу на него, ответь сначала на мой, только честно, — Змиулан взъерошил свои роскошные золотые кудри. — Разве я противен тебе?

Виста усмехнулась, отрицательно качнула головой.

— Твоя внешность безукоризненна, спору нет, впечатление произвести ты умеешь, но ведь это лишь одна из твоих форм!

— Ну и что? — горячо возразил он. — Ведь каждый видит во мне то, что хочет увидеть, то, что ожидает увидеть, наконец, то, чего заслуживает! Разве это плохо, воплощать человеческие мечты в плоть и кровь? А ты, как человек ищущий, получишь еще и знания!

— Какие именно знания ты мне предлагаешь? — взгляд Висты затвердел.

— Любые, какие пожелаешь, — Змиулан пожал плечами. — В пределах, конечно, моих возможностей. Но, заверяю тебя, они у меня немалые. Во всяком случае, заметно выше, чем у всех окрестных колдунов!

— И ведьмаков? — быстро спросила Виста.

— И ведьмаков, — спокойно подтвердил Змиулан. — А что, у тебя есть интерес к кому-либо из них?

— Может быть, — холодно ответила Виста. — Но скажи мне честно, а что ты вообще можешь сделать?

Змиулан довольно улыбнулся, обнажив ослепительно белые зубы.

— Для такой очаровательной ведьмочки, как ты — очень и очень многое, — доверительным голосом сообщил он ей.

— Ты можешь убить? — резко спросила Виста.

— Нет, что ты, я не убийца! — Змиулан недовольно сморщился. — Для этого тебе лучше вызвать какого-нибудь вурдалака!

— Понятное дело, — разочарованно поджала губы Виста. — Так я и думала! Как и все мужчины — одни обещания и ничего больше!

— Что еще за глупости, — воскликнул Змиулан, — Сейчас ты говоришь, как селянка. Ты должна знать, что у всех свои возможности и свои ограничения. Я не могу убивать, я не могу воскрешать мертвых…

51
{"b":"10686","o":1}