ЛитМир - Электронная Библиотека

Воинственную горячность Барона остудил Балу.

– Во-первых, мы не знаем, на самом ли деле они прекратили боевые действия или только на словах. С них ведь станется! Во-вторых, если ты еще не забыл, мы ничем не можем повредить ни планете, ни их флоту. Наконец, в-третьих… Мы не должны покидать бункер. Даже если сейчас не выйдет запустить всю аппаратуру, может получиться завтра, послезавтра, через неделю, когда кислород подойдет к концу. Но насчет кислорода мы еще посмотрим.

Потом Балу повернулся к Джокту и несколько раз приложил ладони к шлему, словно говоря – вспомни, что ты собрался сделать!

Джокт кивнул в ответ, касаясь тонкой веточки микрофона.

– Бессмертный, слушай! Корабли не будут уходить вместе. У нас было слишком мало времени и возможностей обрести к вам доверие. Сначала уйдет один звездолет. Уйдет к Капе Струны и подтвердит сигналом безопасное прибытие. Потом второй. Потом третий… Ты сказал, оружие, которым мы сейчас управляем, не принадлежит вашему настоящему врагу. Какая нам разница? Попробуете атаковать – мы обязательно его запустим. И ты станешь виновником гибели целой планеты, только ты! А когда не станет ни планеты, ни кораблей – ваших и наших, сюда доберутся невидимки, – ввернул он свой замаскированный вопрос с двойным дном, – те, которые прячутся в проколотом пространстве. Доберутся сюда и пойдут дальше. Я знаю, потому что я их видел! И тогда вам не удастся подняться на следующую ступень, чтобы встретить настоящего врага. Мне больше нечего сказать. Соглашайтесь или делайте, что хотите. Прощай, Седьмой Блестящий! Навсегда прощай. Не мы первые начали эту войну. Но мы ее закончим. Закончим не так, как вам хочется – надлежит – удастся, – передразнил он Бессмертного. – Мы закончим! Обещаю.

ГЛАВА 12

– Ну что же… Будем считать, ты сражался, как лев, и сделал все, что смог, – сказал Барон, когда по всем прикидкам послание уже пришло к Бессмертным и расшифровывалось. – А зачем ты приплел еще и «летучих голландцев»? Их ты имел в виду, когда говорил о невидимках из проколотого пространства?

Если намек понятен Барону, значит, поймут и Бессмертные, и если хоть как-то подтвердят, что им это понятно, значит, на самом деле существует некто, передающий Бессмертным определенные сведения. Джокт собирался уже было ответить Барону, но вместо него это сделал Балу, явно уводя разговор в другую сторону.

– В нашем положении вспомнишь, наверное, и не о таком чуде. А вот про оружие, что мы не раздумывая пустим в ход, и про уничтоженную планету, это ты здорово влепил! Меня проняло, надеюсь, Бессмертным тоже понравилось. Кто знает, может быть, они не разгадают нашего блефа, тогда…

Но к ним уже бежал связист, до сих пор неподвижно стоявший у входа в зал.

– Сообщение с «Августа», ком! Звено «Кросроудов» выходит в атаку!

Это же известие было продублировано с операторского пульта, обеспечивающего, увы, пока только пассивный обзор окрестностей звезды и планеты.

– Они меняют позицию! Двадцать крейсеров перемещаются на малой тяге к нашим звездолетам!

– Вот тебе и весь блеф, – огорченно высказался Барон. – Не прошел, значит, фокус с запугиванием…

Исследователи, офицеры инженерных служб, штурмовики – все, как один, обернулись почему-то к Балу, будто он мог изменить ситуацию и заставить вражеские крейсеры отказаться от принятых намерений. Балу понял, что ему любой ценой нужно вывести из оцепенения находящихся в зале, и выкинул вперед руку, указывая на какого-то рядового штурмовика, что вошел в зал из смежного помещения.

– Ты! Какое у тебя задание?

– А… Искать доступ к предполагаемым скрытым отсекам жизнеобеспечения, ком! – все-таки удалось тому доложиться.

– Почему не исполняется? – Мгновенно, без перехода, голос Балу стал ревом, таким Джокт еще никогда не видел своего друга. – По возвращении на базу – трое суток карцера!

Пехотинца будто смело ветром – едва успев ответить положенное «есть, ком!», он тут же скрылся в полумраке недавно обнаруженной комнаты.

– Вы! – Теперь Балу указывал на двух рядовых, что тащили на третий уровень зала громоздкий футляр и остановились на полдороге, едва услышав тревожную весть. – У вас что, антигравы сдохли? Почему не заменили на транспорте? Или проблема не с антигравом, а с мозгами? Так и будете по часу возиться с каждой хреновиной?

Следующим подвернулся лейтенант-проводник, который точно ни в чем не был виноват. Но это только на первый взгляд. Как ни странно, Балу нашел, за что его наказать.

– Что, Тор? Выбился в лейтенанты и плевать на все? Что там в Уставе пехоты на этот случай имеется? Правило пять, быстро!

– Исполнивший задание помогает остальным в выполнении их заданий, – будто с удивлением, какие, мол, тут задания, за несколько минут до окончания игры, ответил лейтенант.

Но Балу даже ухом не повел, словно не замечая намека.

– Почему не проследили за действиями рядовых – вот этих двух болванов с футляром? Хватай тогда… видишь эту штуку? – Балу указал на ящик, размерами превосходящий скафандр: – И живо тяни ее, куда укажут инженеры!

Последний приказ на самом деле был двойным и давал установку к действиям как лейтенанту, так и исследователям. Все ожило снова, вверх-вниз замелькали штурмовики, перемещавшие аппаратуру на верхние уровни, где-то в углу раздался оклик другого сержанта, обнаружившего новое потайное помещение. Исследователи, наверняка теперь понявшие, что майор прав и что бездействие и ожидание хуже самой развязки, приникли к пультам со своими электронными прозвонками, отмычками, индикаторами и прочим. А точки на экране продолжали движение.

Убедившись, что никто не смотрит в его сторону, Балу знаком подозвал связиста и тихо, так что слышали только Джокт и Барон, сказал:

– Если кто-то и заслужил наказания, это ты. Не хватало мне в команде связиста-идиота! Ты можешь как-то остановить флот Бессмертных?

– Нет, ком. – Поняв, какую непростительную ошибку он совершил, передавая на весь зал сведения о начале вражеской атаки, связист, наверное, ожидал, что Балу сейчас вобьет его в пол.

– Значит, не можешь? А я могу? – Балу сделал шаг вперед, вплотную прижавшись шлемом к шлему связиста. – В Каверне Титлиновой таких, как ты, паникеров, командиры сжигали на месте, понял?

Связист не отвечал, невольно сглатывая, понимая, что даже уставной ответ неуместен.

– Передай коммуникатор другому, а сам идешь наружу, прикрывать периметр. Назад вернешься, только если разрешит второй Ферзь, майор Снап…

Когда пехотинец удалился, Джокт взглянул на Балу.

– Ты только что отправил его умирать. Атака «Кросроудов» – это только начало. Следующим шагом они сметут тех, кто на поверхности, – как-то неуверенно произнес он, словно перед ним другой человек, не друг, а чужой, жестокий командир.

– Один такой герой способен угробить целую команду. Пусть пока проветрится. Что до атаки… Майор Снап не идиот, не станет пробиваться обратно к транспорту, а чтобы добраться до бункера, ему потребуется проводник.

Джокт сразу же сник, почувствовав себя полным профаном в вопросах руководства людьми. А ведь должен был понять, думал он, что в пехоте майоров дают не только за уничтоженных червей. В «Австралии» проходил службу сержант Борг, штурмовик-легенда. Он уничтожил около сорока Бессмертных. Однако же не стал даже лейтенантом. А Балу в очередной раз доказал, что значит быть настоящим командиром. Эх, ему бы так…

Сам Балу, недовольный репликой Джокта, демонстративно покинул его, направляясь к группе исследователей. Но почти тут же случай помог Джокту реабилитироваться в глазах друга. Экран, показывающий планету и прилегающее пространство, был огромен. Даже отсюда, от пульта связи, находящегося у противоположной стены, Джокт отчетливо различал расположение и траекторию движения любого из вражеских кораблей, что во множестве скопились за внешней орбитой. Действительно, все было так, часть крейсеров Бессмертных оторвалась от основной группы и сходилась с группой звездолетов Солнечной, имея в конусе атаки линкор «Июнь» и три тяжелых крейсера, находящихся рядом с ним. Маневр врага недвусмысленно показывал намерения Бессмертных атаковать. Джокт, будто наяву представил, как надрываются сейчас тактические анализаторы всех, без исключения, кораблей, от линкора до истребителя: «Атака! Атака!» Как раскрываются бронированные жалюзи портов и линкор готовится нанести упреждающий залп орудиями главного калибра. Идентификация целей, захват, активация квазаров, расчет мощности – сколько там? Секунды? Вот, меняя позицию, все оставшиеся на орбите истребители, как верные гончие, начинают движение к линкору, собираясь прикрыть его с кормы. «Моравы» окружают отряд мониторов дальнего действия, чьи наступательные и оборонительные способности соотносились как сто к одному. В нужный момент мониторы подадут сигнал и крейсеры разбегутся, освобождая коридор для сокрушающего потока разъяренных квазаров. Если, конечно, Бессмертные позволят настать такому моменту.

50
{"b":"10687","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Забывчивость – мое второе… что-то там. Как вернуть то, что постоянно вылетает из головы
Вечное пламя
Авиатор
Культ предков. Сила нашей крови
Фантастический Нью-Йорк: Истории из города, который никогда не спит
Коза дракону не подруга
Верность, хрупкий идеал или кто изменяет чаще
Частная коллекция. Как создавался фотопроект
Всегда быть твоей