ЛитМир - Электронная Библиотека

Единственное, также загадочно клубился туман в последнем переходе лабиринта и все также скользили в нем загадочные тени. Теперь это было не страшно.

Наконец показалась светлая прорезь люка. Джокт выкарабкался, опершись о край крышки-купола, рядом тут же возникли два штурмовика. Из-за резкого перехода от пелены тумана, где любые действия скрадывались, и возникало ощущение неподвижности, к желтизне планетарной атмосферы, Джокт сразу не понял, что его встречают. Ему показалось, будто что-то произошло и штурмовики стараются втиснуть его обратно, чтобы затем отправиться вместе с ним в обратный путь, снова к бункеру. После оказалось, что один из пехотинцев, заметив отсутствие батареи регенерации, пытался перекинуть в паз СВЗ Джокта свою запасную батарею. В любом случае, лишний возобновляемый запас кислорода штурмовику был уже ни к чему. А при вероятном прорыве с боем к транспорту снижение общей нагрузки на экзоскелет скафандра, пусть даже на полтора-два килограмма, по весу батареи, могло сыграть свою роль.

– Как там? – желая услышать хоть какие-то откровения, спросил штурмовик.

Но Джокту пришлось его разочаровать. Сначала – с батареей, которую он пристегнул к набедреннику, чтобы не возиться с подключением, потом – с откровениями.

– Там все нормально. Что у вас?

Ничуть не проявив досады, пехотинец сообщил, что получен приказ дождаться пилота и одного из исследователей, а потом запереть люк, хотя это являлось чистой условностью, и отходить к транспорту.

– Объявлена эвакуация. Вроде бы черви собираются нас выпускать. Но если бы спросили меня, то лично я в это не верю, потому что так не бывает. Постой! А это не ты случайно разговаривал с Бессмертными? Тогда, получается, все это правда?

– Переговоры вел я, – согласился Джокт, – А что там было правдой, что – нет, скоро узнаем… Кстати, исследователя не будет, – добавил он, замечая, что второй пехотинец продолжает всматриваться в живущую своей жизнью муть туннеля.

– Передумал он, что ли? Правильно сделал! Такой шанс! Эх, а у нас приказ отходить… Значит, передумал, – повторился штурмовик. – И с тобой больше никого?

– Со мной никого, – не вдаваясь в подробности, ответил Джокт, которого не тянуло сейчас на откровенность по поводу обстоятельств исчезновения исследователя.

Рядом высились, хищно присев на корму, словно два готовых к прыжку зверя, оба истребителя – «Лувр» Барона и «Витраж» Джокта.

Отходим? Почему – отходим?

– Подожди! А что значит – отходить к транспорту? А как же…

– То и значит, – лаконично разъяснил один из штурмовиков, пока его напарник с помощью гравиплатформы водворял на место крышку люка. – Мы тебя будем сопровождать, а ваши машины подготовлены к взрыву, – а после задал совсем уж неожиданный вопрос: – Второй пилот погиб, ведь так?

Джокт замер, чувствуя, как кровь отхлынула от лица.

– Не погиб, а пропал без вести, – поправил его второй штурмовик, запуская наконец-то платформу.

– А какая разница? Погиб, исчез… Сгинул в этом чертовом лазе!

Первый шок, вызванный неожиданностью известия, прошел. Теперь Джокт начал что-то понимать.

– А ведь Барон снова задумал какую-то игру! Что же это может быть? Ага, понял…

В той игре, в которую Барон оказался втянут по своей же воле, его смерть ничего не решает, так он сам говорил. Значит, есть разница! Погибший и пропавший без вести, да еще при столь необычных обстоятельствах – вовсе не одно и то же! Хотя появляется и целая куча «но»! Например, до последнего момента, пока Джокт находился в бункере, Балу никакой дезинформации о пропаже второго пилота не сообщал. Ни на «Август», ни на десантный транспорт.

Более того, когда командор Бранч упоминал Барона, а заодно офицера-аналитика «Августа» – в связи со своевременным докладом-рекомендацией Джокта, – никто не опроверг командора и не сделал обязательной и логичной для такого случая поправки. Так и так, офицер-аналитик был, а пилот Барон – увы, исчез. Проклятое место, тут все так и наполнено опасностями!

А ведь все переговоры фиксировались. Никто теперь не пойдет на грандиозный подлог, стирая записи.

– Он же не знает, – снова слова штурмовика, оперирующего платформой. – Расскажи ему!

– Точно! Совсем из головы вылетело, – сокрушенно вздохнул другой. – Вы ведь вместе летали?

– Вместе, – решил ему подыграть и снизил голос до скорбного шепота Джокт.

– Летали, значит, вместе, а погибать пришлось по одиночке… Ой, извини! Ты-то еще… Ну я хотел сказать… – вконец запутался пехотинец.

– Ферзь в бункере принял решение сразу за тобой отправить и второго пилота. Барона, кажется, – снова подключился к объяснениям штурмовик на гравиплатформе.

И это, восхитился Джокт, продумали! Ни его имени, ни имени исследователя, прозвучало и запомнилось всем только имя Барона!

– Майор передал с ним какую-то информацию, – воспринял размышления Джокта за печальное молчание штурмовик. – Но что-то там произошло, там ведь целый лабиринт, правильно? А коммуникатор он еще раньше тебе зачем-то передал…

– Это на память. Мы были хорошо знакомы с майором, – пояснил Джокт.

– Да нет. На сохранение. Такая примета. На память – слишком грустно звучит. Ферзь так просто собой и ребятами рисковать не будет. Если зацепились, значит, надежно! Так что на сохранение… А твой дружок… Ну в общем, куда-то не туда повернул, там ведь повороты, ловушки, да? Был человек – и нет человека. Майор просил тебе передать, что будет искать второго пилота.

– Как передал? Коммуникатор ведь у меня? – изумился Джокт.

– Это ничего. Ферзи могут поддерживать экстренную связь не только с базой, но и друг с другом. Между собой – даже без коммуникатора, там какая-то звуковая система. Точки – тире. Вот они между собой и общаются…

– Майор Снип? – уточнил Джокт.

– Снап, – поправил штурмовик, – командир моей роты. Сейчас он на крыше, планирует отход. Ему тот другой Ферзь и просил передать… Ну не ему, он сказал Снапу, а тот нам, сообщить тебе, что пилота будут искать.

Штурмовик нервничал, сбивался, наверняка ему ни разу не приходилось бывать в подобных переделках. Зато теперь все встало на свои места. Барона будут искать. Этим Балу на всякий случай решил напомнить Джокту, что за ситуация у Барона и почему они решили так поступить. На душе чуть-чуть полегчало. Оставалось решить единственную дилемму.

– Пойду своим ходом, – упрямо сказал Джокт. – У меня на истребителе специальный запас для атмосферного старта…

– Ты что? Это же приказ! – продемонстрировал верность распоряжениям своего командира пехотинец. – Взрываем ваших птичек, чтобы врагу не достались, мы даже гранаты уже приготовили, и вместе идем к транспорту! Оттуда – на линкор. Кажется, и нашей коробочке тоже не летать… И – на орбиту! А там посмотрим, какой из тебя переговорщик.

Вот тут до Джокта дошло, что кроется за простыми словами штурмовика, прозвучавшими почти как шутка. Теперь, что бы ни случилось с группой звездолетов, какую бы подлость ни задумали Бессмертные, часть вины будет лежать и на нем. Не он сам, так другие с удовольствием такую вину возложат.

«Какой из тебя переговорщик?» – вновь прозвучало в голове.

Ну и пусть! Пусть ничего не получится. Значит, так и должно произойти. Прав Балу. Правы и командоры линкоров. Кто-то должен будет отомстить за смерть экипажей. И плата, которую они возьмут, окажется достойной. Даже с избытком!

– Я пойду своим ходом! – повторил Джокт. – Снимайте ваши фанаты вот с этого. – Он указал на «Витраж». – А второй придется уничтожить…

Максимум повреждений, которые могли нанести истребителю штурмовые гранаты, даже ШГК – кумулятивного действия, это трещины в основном корпусе. Если, конечно, не отключить системы защиты корабля: плазменную, гравитационную, электромагнитную, кинетическую… И если штурмовики не додумались затолкать парочку гранат прямиком в узкие сопла разгонных движков. Хотя и в первом, и во втором случае истребитель окажется негоден к полетам. Не более. Но вот его начинка, что надежно укрыта несколькими защитными слоями, особенно система эвакуации, хранящая в себе запись тысяч и тысяч маневров, проделанных истребителем с момента старта, все это достанется врагу.

57
{"b":"10687","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сияние первой любви
Молочные волосы
Гид по стилю
Книга Пыли. Прекрасная дикарка
Спираль обучения. 4 принципа развития детей и взрослых
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
Последние гигаганты. Полная история Guns N’ Roses
Дело Эллингэма
Разоблачение