ЛитМир - Электронная Библиотека

– К Желтой! – Тут же вспомнилось название, которым окрестил планету Балу.

Небольшое рысканье показало, что истребитель достиг верхних слоев атмосферы и скоро – звезды. Там и станет понятно, что их ожидает – еще один шанс или справедливое, с точки зрения врага, мщение.

ГЛАВА 14

Их не тронули. Отряды штурмовиков КС черными ручейками стекались на площадь, где ожидал посадочный бот, который должен был доставить пехотинцев на линкор.

Технику пришлось бросить: инженерную станцию, на которой технари успели демонтировать наиболее важные агрегаты управления гравитацией, а также транспорт, уже подготовленный (впрочем, как и станция) к уничтожению. Остались и «Шарки», застывшие, с обездвиженными прицельными механизмами. Они стояли, высоко задрав башенные орудия, будто посылая прощальный салют.

А по краям площади тонко выли маневровыми движками «Трепанги». Много, очень много «Трепангов». Штурмовики двигались молча. Безрадостное, тревожное ощущение посадки в беззащитный бот, под прицелами вражеских боевых машин, и прошедшие волнующие минуты штурма, когда десант топтал чужие улицы, чужую землю, – все это штурмовики забирали с собой.

Еще появилась вражеская пехота. Штурмовики Бессмертных. Гвардия. Ню-кевларовое покрытие отсвечивало золотом. С такими пехоте КС еще не доводилось встречаться. И был взлет. Медленный, осторожный, как шаги оказавшегося в центре змеиной поляны.

– Неужели не долбанут? – Еще не веря в счастливое избавление, пилот бота облизнул враз пересохшие губы.

Было отчего. Совсем рядом громоздились руины зданий, разрушенных тягой линкора. Вдали, доставая до неба, клубился черный, как сажа, дым. Где-то легла на поверхность уродливая надпись: «Пламенный привет». Неужели – пропустят?

Но их пропустили.

А потом линкор «Август» занял место в общем строю на орбите, и «Витраж» пришвартовался к «Июню», флагману группы, потому что командор Бранч затребовал Джокта к себе. Рядом, зловеще переливаясь зелеными огнями, выстраивались в сложную фигуру вражеские крейсеры, обозначив условный коридор, стянув, словно обручами, пространство внутри коридора, предназначенное для перелета кораблей Солнечной. Приблизились и линкоры. Грациозно и плавно они отрабатывали движками, цепочкой раскидываясь вдоль коридора. И «Кнопки». Они юлили в невероятной близости от кораблей Солнечной, будто стараясь заглянуть в иллюминаторы. Демонстрировали превосходство флота Бессмертных, а может быть, и провоцировали. Из земной группы не шелохнулся ни один звездолет. Все понимали – теперь это бессмысленно.

Никаких вражеских кораблей неизвестного типа, никаких изменений в метрике пространства, никакой работы для отслеживающей аппаратуры. Просто – в конце коридора вдруг открылась приливная точка и первым прошел сквозь строй «Кросроудов» один из «Моравов».

– Мы у Капы, ком, – бесцветно доложился по связи-мгновенке капитан крейсера.

Доложился, естественно, кодом. После этого один из «Кросроудов», самый ближний к земной группе, сыпанул вокруг себя плазмой. Никто ни о чем не договаривался подробно, но и так было понятно. Раз стрельба не на поражение, значит, это сигнал следующему кораблю.

Вторым прыгнул в Прилив «Август», унося с собой штурмовиков и терабайты информации, которые удалось собрать во время облета планеты и на ее поверхности. Стратегической ценности эта информация не представляла. Просто параметры излучения светила, общая фотометрия всего сектора, подробная фотометрия поверхности планеты и запись возможностей камуфлирующих установок врага. Ну может быть, где-то среди миллионов и миллионов отслеженных параметров крылась надежда, что загадка, все загадки будут разгаданы! И наконец флот Солнечной сможет вернуться, проложив сюда другую дорогу.

Потом ушли оставшиеся инженерные станции. За них почему-то переживали больше всего. Вдруг Бессмертным захочется получить один из новейших кораблей Солнечной? На всякий случай все три станции были подготовлены к немедленному уничтожению. Но обошлось.

«Моравы», мониторы, тяжелые крейсеры, истребители… Последним к приливной точке двинулся флагман «Июнь».

Джокт, находившийся к тому времени на капитанском мостике линкора, успевший уже нахвататься пронзительно-недоверяющих взглядов офицеров «Июня», в свою очередь наблюдал за Бранчем. Командор, впрочем, сразу же пресек всякие намеки на возможность контроля Бессмертными сознания Джокта. Даже теперь, в этой непростой ситуации, командор был невозмутим, словно ему приходилось делать рутинную работу.

Сектор пространства – Прилив – Крепость «Австралия». Что может быть проще такого маршрута?

Вот только сектор пространства – неопределен. Дорогу в Прилив охраняет туча вражеских звездолетов, чей суммарный залп способен в секунду разнести «Июнь» на атомы. Что может быть проще?..

Все надеялись, что сейчас пройдет еще один запрос на связь со стороны Бессмертных. Находящиеся на мостике уже прослушали запись переговоров, с нетерпением отсекая все, кроме слов Блестящего Седьмого и вопросов Джокта. И ничего не могли из этого понять. Да и никаких новых запросов, чтобы продолжить диалог, не поступало.

– Это все слишком волшебно, чтобы быть правдой, – заметил старший помощник командора. – Они решили выйти на переговоры, они накидали нам полные карманы загадок, они отпускают нас. Почему?

Взгляды мгновенно обратились к Джокту. Сам же пилот, даже под гнетом этих взглядов, ничего не мог объяснить. Потому что был удивлен всем произошедшим не меньше других.

– Да, парень… Тебя ожидает целое море вопросов, смотри, не утони… Сначала вопросы в Крепости, потом наверняка в штабе ВКО, если не где-нибудь еще, – и командор красноречиво повел глазами кверху, намекая на положение тех, кто может заинтересоваться Джоктом.

– Я догадываюсь. Постараюсь не утонуть и очень надеюсь, что все сделал правильно. Сначала согласился на эти переговоры, потом… Разве я должен был отказываться? Или вы тоже считаете, что я – всего лишь марионетка Бессмертных?

– Ну конечно же, нет! Если бы Бессмертные научились такое проделывать с каждым из нас, им не нужны были бы ни звездолеты, ни посты ПВО на планетах. К тому же, насколько я понял, вы решали все вместе – ты, другой пилот, который получил полномочия, и тот майор, что остался в бункере… Так что прими в качестве совета – если станет совсем тяжко, вали все на майора, ему-то все равно, а звучать будет вполне правдоподобно.

– Решали мы вместе, но говорил только я. Потом, правда, увлекся…

И приливная точка, так же неожиданно, как появилась, теперь схлопнулась за кормой «Июня».

Передать удивление, что испытали на отслеживающих постах Крепости, вообще не представляется возможным! Когда прямо под боком у «Австралии», в районе «службы второго срока», стали появляться из новосотворенной приливной точки корабли пропавшей группы, первой реакцией оказалось даже не удивление, а натуральная паника! Их едва не расстреляли дежурные мониторы. Потом, когда стало понятно, что звездолеты выходят прямо на минное поле и не могут в таком положении нести никакой угрозы, страсти несколько утихли.

Наверное, в этом был какой-то символизм, коварный жест Бессмертных – выпустить звездолеты, ткнуть их прямо в космическое кладбище, где под каждым пластиковым венком, под каждой пластиной с забытыми именами и шлемами, наполненными пеплом, а чаще – пустотой, скрывался тактический заряд. Что это? Простое совпадение или неприкрытый намек на недолговечность человеческой жизни?

Так или иначе, они дошли. И были встречены самым невероятным образом – развернутыми в точку прибытия гравитационными орудиями, недоверием и недоумением. Ввиду сложившейся нештатной ситуации звездолетам разрешили финишировать только по одиночке. И прежде чем экипажи смогли покинуть свои корабли, там побывали штурмовые группы и особая инспекция, спешно созданная комендантством Крепости. Убедившись, что перед ними – не фантомы, не какая-нибудь новая уловка Бессмертных, им позволили наконец-то швартовку. Вот только каждый вернувшийся истребитель к финиширам сопровождала тройка истребителей из Крепости, в связи с чем майор Лерой пообещал набить морду всякому, кто усомнится, что он – это он. Крейсеры становились на внешние причалы, фиксируя отслеживающей аппаратурой постоянное облучение средствами прицеливания Крепости. Оба линкора загнали вообще черт знает куда, подальше от приливной точки, и только там, едва ли не у самой Капы, заглушив движки и ложась в дрейф, «Июнь» и «Август» выкинули боты с экипажами.

59
{"b":"10687","o":1}