ЛитМир - Электронная Библиотека

Поняв, что сморозил глупость, назвав истребитель — пусть даже игрушечный набор пикселей на экране — жестянкой, да еще в присутствии пилота, которому доводится едва ли не целовать такую жестянку после каждого боя, медик-нянька заторопился.

— Моя миссия окончена, а ее только начинается. Через два часа индап ее убаюкает, койка — вот, рядом... Приду утром, чтобы снова...

Он не стал договаривать, и так было понятно.

Для Каталины вместе с игровой миссией начиналась реальность. А для Джокта реальность как будто слегка поплыла. Сейчас они разойдутся, думал он, по своим каютам, где ему перед сном удастся, наверное, посмотреть видеопрограмму, если ничего не случится. А эта девочка-пилот, макушкой достающая едва ли до подбородка Джокту, останется со своим одиночеством, не замечая и не зная, что одинока. И будет жечь вражеские корабли. Только для того, чтобы завтра, вернее, как только окрепнет после полученных травм, продолжить свое занятие, но только в кабине настоящего «Зигзага».

Где-то Джокт подцепил выражение: «если мертвый, то надолго, если дурак — навсегда». Девочка-пилот, когда-то забывшая, что она — девочка, живой человек, выбрала себе пугающий сетевой ник — Великая Мамба и навсегда растворилась в огненных джунглях. Кто ее жертва? Она сама!

Оставив Каталину сидеть перед экраном, медик запер дверь на замок, вдобавок активировав кодовую блокировку.

— А это зачем? — удивился Джокт. — Будто замуровываешь человека в склепе.

— Как зачем? Ты что, не догадываешься?

— Н-нет. — Джокт действительно не догадывался, куда клонит медик, тем более что он убедился в беспомощности Каталины. — Куда же она может пойти? А вот если случится тревога, общий сбор или вообще — атака Бессмертных... Что тогда?

— Тогда я явлюсь, открою дверь и буду сопровождать ее до ангара.

— Слушай, ты представляешь себе, что может произойти, если что-то у тебя не получится?

— Например? — Теперь уже медик отказывался понимать Джокта.

— Например, массовый прорыв линейного флота в сопровождении крейсеров и истребителей. Неожиданная бомбардировка поверхности Крепости. Тут будет настоящий муравейник, навряд ли тебе удастся так вот просто попасть на нашу палубу. А вдруг из строя выйдут лифты? Или вообще вся транспортная система? А прямо над ее каютой окажется поврежденный сектор и кончится активная броня на поверхности? Тогда уводить ее нужно будет срочно. Не к ангарам, куда угодно, чтобы не изжарилась живьем! А на дверях — твой личный код.

— Разве такое возможно? — с сомнением, но заметно побледнев, спросил медик. — Мне говорили, Крепость прикрыта со всех сторон дежурными группами, постами обороны, да и вообще мало чем ее можно пробить.

— Замечательно! Тебе забыли только упомянуть, что у нас здесь сплошной курорт, а не служба! Что Бессмертные летают на допотопных железяках и стреляют из рогатки. Можно. Можно прошибить и Крепость. Группы прикрытия, спутники-сателлиты с лазерным высокоточным оружием, комплексы противокосмической обороны — все это есть. К сожалению, мы не гарантированы от того, что искусственные Приливы Бессмертных не откроются у самой поверхности Крепости.

— Черт, об этом я не думал! Но оставить дверь просто прикрытой я тоже не могу! Что же мне теперь — устраиваться жить по соседству?

— Не знаю. Но почему ты не можешь оставить дверь? У нас никто двери не запирает.

— Джокт, — медик скорчил презрительную гримасу, явно копируя кого-то из своих недавних преподавателей, — ты или притворяешься, или просто дурак. Не обижайся, но так выходит... Она— беззащитная девчонка. Девчонка, понимаешь? Даже больная, навряд ли она мечтала стать матерью прямо на пилотской палубе крепости «Австралия». А к нам уже заходили несколько этих... В черных форменках... Интересовались.

— Штурмовики, что ли?

— Ага. Очень интересовались, что за пупсиков мы привезли в Крепость и как их разыскать. Они так и говорили — «пупсики»...

— П-почему «пупсики»? — По телу Джокта словно прошлись жесткой щеткой, потому что он наконец увидел то очевидное, на что уже раз сто намекнул медик. — Нет, если ты думаешь...

— Я не думаю! Я знаю! Вчера такую же девчонку в «Америке» похитили прямо из общего кубрика. Ассистент куда-то не вовремя отлучился... Нашли четырьмя уровнями ниже, в каком-то коридоре. Без одежды, с синяком под глазом. И... И... — Медику то ли не хватало духу закончить, то ли он переживал за халатность своего собрата со змеей в петлицах, но дальше он ничего не стал говорить.

Джокт, на миг представивший, как толпа штурмовиков сдергивает рывком брюки с Каталины, побледнел и замахал руками.

— Нет-нет! Запирай! Только не используй слишком простые коды — вмиг откроют!

— Проняло? Девчонка-то — не уродина, и все при ней, все на месте. Ты ее без маски не видел. Чуть-чуть подрастет — красавицей станет...

Джокт вспомнил свою реакцию на обнаженные ноги девочки-пилота, из нюансов почему-то больше всего запомнились ярко-желтые нейлоновые носки, достающие до середины лодыжек. Ему снова стало стыдно. И тогда он ушел.

— Пока! Если что, я на медицинской палубе. Спроси Хенса.

— Обязательно!

Джокт никогда не ощущал в себе цинизма и не понимал его в других людях. К счастью, все, кто его окружал — и Гаваец, который становится пунцовым и податливым, как большая плюшевая игрушка, если по нему поскрести пальчиком, затянутым в перчатку, и Барон, с такой нежностью вспоминающий свою Вайну, и Спенсер, что никогда не рассказывает о своих личных делах, и даже Балу — тоже не были циниками.

Предательство Лиин не ожесточило сердца Джокта. Доступность Эстелы не заставила воспринимать женщин, словно временную собственность. Видеть доступную женщину в Каталине он не мог. Во-первых, она еще девочка, во-вторых, ее имя — Лина, в-третьих, она была девочкой-пилотом, опасной для врага, но беззащитной перед людьми.

«Не мог?» — с сомнением подумал он, вспоминая, как падает на пол легкая ткань брюк и легкомысленные трусики, и как безвольно поникают при этом ее руки.

Сам не зная, зачем он это делает, Джокт включил компьютер, вошел в сеть, где прямо сейчас велась игра, и ввел первое, что пришло на ум.

«Питон Джокт вызывает Великую Мамбу!»

К его удивлению, очень скоро пришел и ответ...

Глава 13

— Отмечена активность флота Бессмертных в секторе...

Далее следуют номер оперативного квадрата и ожидаемое количество боевых единиц врага. Голос Гонзы как всегда ровен, без эмоционального окраса.

— Выходим в составе группы поддержки для пяти линкоров и отряда мониторов, также по прибытии выполняем экспериментальную миссию, всего задействовано тридцать троек «Зигзагов»...

«Девяносто истребителей — неплохо для планового рейда. Очень неплохо!» — подумал Джокг, перед глазами которого все еще вспыхивали какие-то круги и цветовые пятна.

Поспать ему удалось совсем немного. Он не ожидал, что это будет так увлекательно. Питон и Великая Мамба были единственными, кто остался в живых к двум часам ночи. Девочка-пилот оказалась стойким оловянным солдатиком, и даже индап не сразу свалил ее в сон. Джокт уже знал, что индапы, рассчитанные на взаимодействие с пилотами, полностью прошедшими курс модификаций, у «новой формации» работают в щадящем режиме. Но даже после того, как на экране высветилась надпись о выходе Великой Мамбы в режиме принудительной эвакуации, Джокт продолжал прокручивать все сообщения, которыми они успели обменяться в игре. До этой ночи он даже не знал, как силен в нем ребенок, прячущийся внутри, и насколько этот ребенок жадный до виртуального сражения.

Вначале это была просто попытка наладить общение, занятие довольно сложное, если учесть, что к компьютерам не были подключены системы обмена голосовой информацией. А набрать хоть какой-то, даже короткий, текст-послание оказалось очень затруднительно в условиях максимальной активности врага и почти нулевого начального рейтинга игрока под ником Питон, которого все остальные сначала просто игнорировали. Пришлось постараться.

61
{"b":"10689","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Скрытые пружины
В постели с боссом
Алита. Боевой ангел
Нелюдь. Факультет общей магии
С того света
Assassin's Creed. Последние потомки: Участь богов
Не дареный подарок. Кася
Ужасная медицина. Как всего один хирург Викторианской эпохи кардинально изменил медицину и спас множество жизней
Ген директора. 17 правил позитивного менеджмента по-русски