ЛитМир - Электронная Библиотека

На левом фланге тоже начинается движение. Жующие челюсти плавно, даже с какой-то меланхолией, приближаются к «Кросроудам», и те принимают бой. После короткой дуэли на сходящихся курсах крейсера Солнечной одновременно расходятся, образуя кольцо — раскрытую пасть. В фокусе их излучателей — ядро вражеской крейсерской группы. И те наконец-то забывают про транспорты.

— Пора, мальчики! — прорывается к Джокту сквозь гитарные пассажи голос Гонзы. — Наши двойники готовы!

Оставшаяся на изначальной позиции «Блистательная Порта» делает ленивый подъем, и под брюхом линкора показывается цепочка истребителей ДУГи.

— Второй контур! — уже говорит командор «Порты». — Десять секунд до подключения!

— Барон, Гаваец! — Ощущение безопасности еще рядом, еще внутри, но скоро оно исчезнет.

Потому что эта игра из разряда тех, которые невозможно отличить от реальности.

Через десять секунд, как и было обещано, Джокт увидел над собой брюхо звездолета, усыпанное выпуклостями мембран для запуска миниджетов, и со стороны — свой «Витраж», застывший у точки выхода из Прилива. Если бы не расстояние, можно было бы попытаться помахать самому себе...

— На время экспериментального вылета мы позаботимся о ваших «Зигзагах». Ну и о вас самих, разумеется... Подтянем вас гравитационными захватами, так что не волнуйтесь, — командор спокоен, как богомол перед случкой, все у него продумано, все рассчитано заранее.

Действительно, не висеть же всей группе вот так, у приливной точки. А вдруг прорыв? Атака из вновь открывшихся Приливов?

Потом «Витраж» остался в безопасности, а его двойник прыгнул вперед. Никаких «водяных матрешек», пусть себе протекают, оставляя разноцветные пятна. От гиперфорсированного выхода на полную скорость Джокт содрогнулся, тело его непроизвольно вжалось в кресло, ожидая компенсирующего удара. И даже показалось, что этот удар произошел и вдоль позвоночника побежали трещины. В реале ведь не поможет ни СВЗ, ни что угодно еще. Такого старта человеку не пережить!

— Bay! — самопроизвольный выкрик Барона.

Гаваец только шумно втягивает воздух, видимо испытывая тот же страх, что и Джокт.

Только ведомые! Сейчас некогда было следить за остальными истребителями группы, это уже их дело — образовать «стрелку». Тройка Джокта всего лишь наметила острие, наконечник. Справа сверху вспыхнула маленькая звезда. Один из линкоров Бессмертных вспух плазменным волдырем и лопнул. Ошметки обшивки, словно космическая картечь, хлынули во все стороны.

На смену «носорогам» приходят два других линкора. Только «Порта» остается незадействованной в атаке, продолжая контролировать приливную точку и покой того настоящего «Витража» и того настоящего Джокта, что остались позади.

Тело продолжало реагировать, в ожидании смертельных перегрузок ожил индап. А истребители ДУГи уже резали «стрелкой» скопище «Кнопок». Торпедная атака не принесла врагу удачи, наверняка баллистические расчетчики не были запрограммированы на новые возможности «Зигзагов». Маленький такой сюрприз звездным братьям по разуму, не век же только им нас удивлять! Тут же следует ответный торпедный залп. Из тройки Джокта реакции и способности предвидения хватило одному лишь Барону, потому что новые особенности звездолетов оказались непривычны не только для врага. Когда основной строй группы выпускал торпеды, Джокт уже вырвался далеко за пределы вражеского построения. Хорошо еще, хватило реакции хотя бы не тратить торпеды напрасно, делая запоздалый запуск.

— Эй, Барон, как тебе удалось? Научишь? — Гаваец не скрывает восхищения в голосе, и Джокт ощущает едва ли не приступ ревности. Он должен подавать пример ведомым! Он!

— Без проблем!

Вот тут Джокт усмехнулся. Разве можно научить тому, что выходит за пределы общих возможностей человека? Он был уверен, что Барон, как самый собранный и расчетливый член команды, приготовился выпустить торпеды сразу, как только резко утопил педаль ускорения. Но тем не менее у него получилось...

Сзади вспыхивали «Кнопки».

— Свободная охота! — Куда девалась хваленая невозмутимость Гонзы? Он кричит едва ли не фальцетом, чуть не пустив радостного «петуха», и после, привычным уже голосом. — Прогоните машины на всех режимах, разрешаю любые фокусы. Можете даже залезть в дюзы какого-нибудь «Кросроуда» и посмотреть, что из этого получится...

Строй распался на тройки. «Кнопок» еще хватало, к тому же они начали отвечать более удачно, чем вначале. А все прочие «Зигзаги», настоящие, не машины-двойники, шестьдесят истребителей, что уже провели торпедные атаки, не стали мешать, словно уступая группе Гонзы добычу.

Так случилось, что тройка Джокта оказалась единственной, кому удалось прорваться к самим транспортам. Те, оставшись без крейсеров прикрытия, у которых сейчас своих забот было по горло, спешили к приливной точке...

На первый взгляд размеры и форма звездолетов не имеют в космосе особого значения, где скорость и маневренность зависят только от возможностей двигателя и надежности системы навигации. Но это — до определенного предела. Существует граница скорости, после которой космическое пространство уже нельзя считать вакуумом, и все эти бесконечно малые количества атомов межзвездного вещества обретают плотность и способность оказывать сопротивление движению. Для больших скоростей даже была установлена физическая величина, показывающая закономерность возрастания плотности при возрастании скорости. Опустите руку в заполненную водой широкую емкость. Это даже приятно. А потом ударьте изо всех сил по воде сомкнутой ладонью. Не перестарайтесь, чтобы не отбить руку, потому что окажется, что это очень больно, будто бьете по асфальту! Транспортные суда были выполнены в форме широкого клина с узкой режущей кромкой в носовой части. Режущей по-настоящему. Генерируемый во время движения поток плазмы, растекающийся тонким слоем по всей поверхности клина, делал звездолет неуязвимым перед потоком частиц, несущихся навстречу. На боевых же кораблях Солнечной использовался принцип гравитационного отталкивания.

«Зигзаги» настигли транспорты, когда тем осталось всего несколько минут до входа в Прилив. Это оказались большие звездолеты — огромная удача, особенно если учесть, сколько живой силы и техники может оказаться у них на борту!

«Извини, Балу, что лишаем тебя работы!» — подумал Джокт, ловя в перекрестие прицелов широкий сплющенный прямоугольник головного транспорта.

Атака! И сразу же первое ценное наблюдение!

Дистанционные истребители связаны с основными, управляющими «Зигзагами», но не между собой. Вышло так, что истребители Джокта, Барона и Гавайца, вся тройка, атаковали один и тот же транспорт. Между тем, когда есть возможность избирательной атаки по целям, а эта возможность сейчас у них имелась, тактические анализаторы «Зигзагов», имеющие постоянную связь между собой, несомненно высветили бы на дисплеях, что цель захвачена другим истребителем. Тогда пилот мог решать, стоит ли атаковать эту же цель или целесообразней выбрать другую. Но этот минус неожиданно обернулся плюсом, потому что объединенный залп трех «Зигзагов» из всех видов оружия, включая три израсходованные торпеды, начисто развалил одновременно атакованный транспорт, чего не всегда можно было добиться одиночному истребителю.

После этого, объединив усилия, тройка Джокта выпотрошила еще два транспорта. Теперь они «дымили» просачивающейся сквозь миллион рваных ран серно-азотокислородной смесью. Именно такая, кажется, гадость была пригодна для комфортного дыхания червей. И из-за высокого содержания азота и кислорода в земной атмосфере Бессмертные желали заполучить во что бы то ни стало еще один мир. Так, по крайней мере, трактовал причину инопланетной агрессии отдел пропаганды.

Удобно, расходы на терратрансформирование невелики. Азот с кислородом под рукой — вся воздушная оболочка планеты. Им осталось бы только изменить пропорции. Сера — тоже не самый дефицитный продукт. Одни только запасы сероводорода на дне Черного моря чего стоят! Не говоря о прочих сульфатных соединениях. Вулканы, скрытые подводные и подземные резервуары...

63
{"b":"10689","o":1}