ЛитМир - Электронная Библиотека

Неужели она сама сотворила это чудо? Я даже разглядела ценник, укрепленный сбоку на горшке. Выяснилось, что приобретен этот динозавр в супермаркете "Гейтуэй" всего за двадцать девять долларов и девяносто пять центов.

Это в общем-то совсем недорого, учитывая, что одновременно ей бесплатно досталось целое полчище обитавших там насекомых.

Проклятие, подумала я. Где же меня носило, пока она пристраивала этого монстра? Не менее двадцати фунтов пышно разросшегося куста, включая горшок с мокрой землей, да еще огромную цепь, которую надо подтянуть по крайней мере на уровень плеча. Она что, вставала на табурет? Я тут же смоталась в ближайший супермаркет "Гейтуэй", заглянула в отдел садовой утвари и обнаружила там пять или шесть таких же растений – не знаю уж как они точно называются: "ушки мамонта" или "слоновьи язычки". Я попробовала поднять один горшок. О Господи, сделать это было даже труднее, чем я думала. Громоздкую увесистую конструкцию было просто невозможно удержать в руках без посторонней помощи. Выходя из магазина, я прикупила несколько катушек с фотопленкой и зарядила свой фотоаппарат.

– Ну, погоди, плутовка, – проворчала я. – Увидишь, прихвачу тебя за задницу.

Вернувшись к ее дому, я снова вытащила бинокль. От долгого сидения и разглядывания чертова палисадника у меня уже затекла спина, когда на сцене наконец появилась сама мисс Треджилл, волоча за собой длинный пластмассовый шланг, который, судя по всему, был подсоединен к водопроводному крану. Она полила и опрыскала все растения, взрыхлила голыми пальцами почву в горшках и оборвала пожелтевшие листья с одного куста. Чрезвычайно неприятное зрелище, особенно зная, какая нечисть может прятаться под листьями. Я внимательно рассмотрела ее физиономию. Создалось впечатление, что на косметику она потратила долларов сорок пять, не меньше, накупив ее без разбора в каком-нибудь универмаге. На веки были нанесены тени цвета черного кофе и жженого сахара, скулы покрыты малиновыми румянами, а на губах красовалась помада шоколадного оттенка. Наманикюренные длиннющие ногти цветом напоминали вишневый сироп, из которого делают те самые синтетические леденцы, которые вообще-то лучше не есть.

На балкон, который нависал над палисадником Марсии, вышла пожилая женщина в трикотажном синтетическом платье, и завязалась беседа. Похоже, у них были взаимные претензии друг к другу, поскольку обе выглядели весьма неприветливо, а Марсия в конце концов ретировалась со своей террасы. Судя по жестам, старушка крикнула ей вдогонку что-то весьма неприличное. Я вылезла из машины и закрыла ее, прихватив служебный именной жетон и удостоверение частного детектива.

В списке квартир жилище Марсии числилось под номером 2-С. Жилище над ней было записано на имя Августы Уайт. Я обогнула лифт и стала подниматься по лестнице, задержавшись на минуту у дверей квартиры Марсии Треджилл. Внутри на всю мощность надрывался Барри Манилов, и пока я там стояла, она еще прибавила звук. Поднявшись на следующий этаж, я постучала в дверь Августы. Сквозь приоткрытую дверь на меня глянуло раскрасневшееся лицо, очень напоминавшее мордочку пекинеса: такие же выпученные глазки, приплюснутый носик и складки на подбородке.

– Ну? – пробурчала она. На вид ей было, дет восемьдесят, не меньше.

– Моя квартира в соседнем подъезде, – начала я. – Наши жильцы жалуются на сильный шум из вашего подъезда, и управляющий попросил меня выяснить, в чем дело. Можно с вами поговорить? – С этими словами я показала свой жетон, выглядевший вполне официально.

– Погодите-ка, – сказала старуха и, развернувшись, направилась в кухню за щеткой. Я услышала, как она несколько раз стукнула ею по полу. Снизу в ответ раздались мощные удары, как будто Марсия Треджилл колотила по потолку тяжелыми солдатскими башмаками.

Неуклюже переваливаясь, Августа Уайт вернулась к двери, прищурившись, взглянула на меня сквозь приоткрытую щель и произнесла с подозрением:

– Вы больше похожи на агента по недвижимости.

– Но это не так. Честное слово.

– Ничего не знаю, но вы очень на него похожи. Так что проваливайте отсюда вместе с вашими документами. Я знаю всех жильцов в соседнем подъезде, а вот вас что-то не припомню. – С этими словами она торопливо захлопнула дверь и задвинула засов.

Вот так-то. Пожав плечами, я отправилась восвояси.

Снизу, от входа, я еще раз внимательно осмотрела все балконы. Они террасами располагались один над другим в форме пирамиды, и мне вдруг ужасно захотелось вскарабкаться на балкон и разглядеть получше, чем же там занимается моя любезная Марсия Треджилл.

Я на самом деле рассчитывала привлечь свидетелей к составлению объективки на мисс Треджилл, но решила отложить это мероприятие на будущее. А пока прямо из машины сделала несколько снимков зеленого гиганта на террасе своей подопечной, искренне надеясь, что скоро у него загниют корни и он увянет и погибнет. И было бы очень неплохо оказаться рядом в тот момент, когда шалунья будет подвешивать там новое ботаническое украшение.

Вернувшись в свою контору примерно без четверти пять, я занесла кое-какие сведения в картотеку, после чего переоделась в спортивный костюм для пробежки: шорты и поношенную хлопчатобумажную водолазку. Глядя на меня, трудно сказать, что я большая поклонница спорта.

В приличной форме была, может быть, единственный раз за всю свою жизнь, когда проходила аттестацию в полицейской академии, но занятия бегом, по-видимому, отвечают моим скрытым мазохистским наклонностям. Пусть иногда мне бывает больно, да и бегу я довольно медленно, но зато у меня отличные кроссовки, и вообще мне нравится запах собственного пота. Мой любимый маршрут – полторы мили по дорожке вдоль пляжа, где воздух всегда напоен душистой влагой и свежестью. Между дорожкой и песчаной полосой на берегу океана растут пальмы и сорняки, а по пути всегда можно увидеть бегущих трусцой сограждан, причем большинство из них выглядят куда спортивнее меня.

Пробежав пару миль, я поняла, что пора завязывать.

Икры уже ныли от боли, грудь горела, я пыхтела и отдувалась, согнувшись в поясе, но радостно осознавала, что страдаю все-таки не зря, – мой организм интенсивно очищается, освобождаясь через кожу и легкие от всевозможных шлаков. Я уже миновала половину квартала, как вдруг рядом со мной послышался автомобильный гудок. Я огляделась и увидела, что у обочины припарковался Чарли Скорсони в светло-голубом "мерседесе" 450-й модели.

Надо признать, вместе они смотрелись совсем неплохо.

Рукавом водолазки я утерла выступивший на лице пот и направилась к нему.

– Щеки у вас прямо полыхают, – заметил он.

– После бега у меня всегда такой вид, словно вот-вот случится разрыв сердца. Сами видите, как все на меня оглядываются. А вы-то что здесь делаете?

– Я чувствую вину перед вами. Ведь мне пришлось скомкать нашу вчерашнюю беседу. Залезайте-ка в машину.

– Нет, благодарю, – ответила я, рассмеявшись и стараясь успокоить дыхание. – Не хотелось бы заляпать потом ваши сиденья.

– Тогда позвольте проводить вас до дома?

– Вы это серьезно?

– Вполне, – ответил он. – Ведь, по-моему, я чертовски привлекателен, и вы, надеюсь, не занесете меня в свой список "потенциально виновных лиц".

– Это совсем не исключено, я всех подозреваю.

* * *

Когда я приняла душ и высунула голову в приоткрытую дверь ванной комнаты, Скорсони просматривал книги, сложенные у меня на столе.

– Вы еще не успели проверить ящики письменного стола? – поинтересовалась я.

Он добродушно усмехнулся:

– Они ведь заперты.

Улыбнувшись в ответ, я снова прикрыла дверь и стала одеваться. Про себя же отметила, что испытала непонятную радость от встречи с ним, а это было довольно странно. Ведь что касается мужиков, то тут меня совсем непросто сбить с панталыку. И вообще до сих пор мне не приходило в голову считать сорокавосьмилетнего мужчину привлекательным, но именно это сейчас со мной и случилось. Вызывали симпатию его крепкая, рослая фигура, густые курчавые волосы и ярко-голубые глаза, буквально светившиеся за стеклами очков в легкой металлической оправе. Да и ямочка на подбородке уже больше меня не раздражала.

14
{"b":"10690","o":1}