ЛитМир - Электронная Библиотека

Я остановилась возле хозяйственного магазина, чтобы купить стекло, затем поехала домой. Надо было обязательно найти паспорт Элейн. Я обыскала все: проверила содержимое мусорных мешков, подняла диванные подушки, заглянула под мебель, во все уголки, куда он мог завалиться. Я знала, что не могла выбросить его, значит, он где-то здесь. Я стояла в центре комнаты и рассеянно озиралась по сторонам: стол, книжные полки, журнальный столик, кухонная стойка – куда же он подевался?

Я пошла к машине, заглянула в отделение для перчаток и карт, под сиденья и за солнцезащитный щиток, проверила портфель и карманы пиджака – черт! Куда подевался этот проклятый паспорт? Что, если он все-таки в офисе? Я решила заехать туда после того, как закроется "Калифорния Фиделити", чтобы не наткнуться на Энди Мотику. Что, черт подери, ему известно? Я только вышла на след – необходимо было успеть, пока он не выплатил Грайсу компенсацию за моральный ущерб и окончательно не рассвирепел.

Я посмотрела на часы. Начало второго. Мастер обещал прийти в четыре. Я села за стол и разложила перед собой досье Элейн Болдт. Возможно, что-то упущено из виду. Я перебирала материалы, и мне казалось, что я видела их уже сотни раз, выучила наизусть и ничего нового обнаружить не удастся. Я заново перечитала все свои отчеты. Снова развесила на доске карточки – сначала расположив их по порядку, затем перемешав наобум, – пытаясь обнаружить какие-нибудь несоответствия. Вернулась к материалам полиции, скопированным для меня Джоуна, еще раз просмотрела снимки – восемь на десять, сделанные на месте убийства. Снова и снова в мозгу мелькали одни и те же вопросы. Как погибла Марти? Что за "тупой предмет" послужил орудием убийства?

Бесконечные вопросы теснились в моей голове, словно ошалевший пчелиный рой. Я все больше приходила к убеждению, что если Элейн действительно убили, то скорее всего произошло это довольно давно. Я пока не располагала вескими доказательствами, однако подозревала, что Пэт Ашер ловко разыграла спектакль с мнимым отъездом Элейн во Флориду, создав иллюзию того, что последняя жива и здорова, тогда как на самом деле к тому времени Элейн уже была мертва. Но если Элейн убили в Санта-Терезе, где труп? Избавиться от тела – задачка не из легких. Если бросить в океан, оно вздуется и его выбросит на берег. Если спрятать в кустах, утром непременно кто-нибудь наткнется. Что еще можно придумать? Закопать? Может, труп спрятан в подвале дома Грайсов? Я припомнила, какой там пол – утрамбованный бетонный щебень. Возможно, именно поэтому Леонард Грайс и не пустил туда спасателей. Когда я осматривала дом Грайсов, то сочла, что мне просто крупно повезло, но уже тогда заподозрила неладное – везение было какое-то неправдоподобное. Наверное, Леонард не хотел, чтобы там околачивались эксперты по сносу зданий.

Не выходила у меня из головы и Пэт Ашер. Джоуна не удалось навести справки в Информационном центре угрозыска – был сломан компьютер. Сам он уехал в Айдахо, но на его месте остался Спиллмен – может, обратиться к нему? Я не верила, что Пэт Ашер – настоящее имя, но, возможно, оно значилось в списке псевдонимов – разумеется, если за ней что-то числилось, в чем по-прежнему не было никакой уверенности. Я открыла блокнот и сделала пометку. Как знать, может, путем умозаключений удастся установить, кто она такая и что ее связывает с Леонардом Грайсом.

Я разобрала счета на имя Элейн, которые отдала мне Тилли, по ходу дела выбрасывая в корзину рекламные брошюрки и объявления. Наткнувшись на напоминание от местного дантиста, отложила его в сторону. Я знала, что Элейн Болдт не водила машину и предпочитала иметь дело с конторами, расположенными неподалеку от дома. Я вспомнила, что уже видела счет от того же дантиста. Джон Пикетт из корпорации "ДДС". Но где же еще я могла встречать это имя? Я перелистала полицейские протоколы, глазами пробегая каждую страницу. Так и есть. Это тот самый врач, который делал рентгеновские снимки зубов Марти Грайс, необходимые для опознания. Стук в дверь застал меня врасплох. Я вздрогнула и взглянула на часы. Было ровно четыре.

Я заглянула в глазок и открыла дверь. Слесарь оказался юной – лет двадцати двух – девицей.

– Привет, – сказала она и мило улыбнулась, обнажив красивые белые зубы. – Я Беки. Я не ошиблась адресом? Я ткнулась в другую дверь, и какой-то старичок подсказал, что мне скорее всего сюда.

– Да, да, все верно, заходите.

Она была выше меня ростом и очень худенькая: длинные голые руки, синие джинсы, мешковато сидящие на узких бедрах. На поясе сумка с инструментом, из которого, словно дуло пистолета, торчала рукоятка молотка. Коротко стриженные русые волосы с мальчишеским чубчиком. Веснушки, голубые глаза, выцветшие ресницы, никакой косметики – словом, совсем еще подросток. У Беки была спортивная внешность – ничего лишнего, и от нее пахло мылом "Айвори".

Я направилась к ванной.

– Там у меня окно. Я хотела бы установить на нем какую-нибудь надежную штуковину, которую невозможно сломать.

При виде вырезанного стекла Беки оживилась:

– Ого. Неплохая работа. Умно. Вы хотите поставить новые запоры только на это окно или на другие тоже?

– Я хочу установить запоры на все, включая ящики стола. А дверной замок вы можете сделать?

– Разумеется. Все что пожелаете. Если у вас найдется кусок стекла, я могу вставить. Мне нравится это занятие.

Оставив ее одну, я вернулась в комнату. Только теперь я заметила разбросанные где попало грязные вещи. Чтобы тебе стало стыдно за то, что ты такая неряха, достаточно пригласить домой кого-нибудь постороннего. Я затолкала в стиральную машину – помимо того барахла, которое в ней уже находилось, – два пляжных полотенца, фуфайку и темный хлопчатобумажный сарафан. (Из-за тесноты я использую стиральную машину как корзину для грязного белья.) Засыпала стиральный порошок, установила режим стирки – который побыстрее – и уже хотела закрыть крышку, как вдруг заметила паспорт Элейн – он торчал из заднего кармана джинсов. Должно быть, на радостях я даже вскрикнула, потому что в следующее мгновение из ванной показалась голова Беки.

– Вы меня звали?

– Нет-нет, все в порядке. Просто нашла то, что искала.

– А-а. Поздравляю.

Беки исчезла. Я сунула паспорт в глубь нижнего ящика стола и заперла его на ключ. Слава Богу, нашелся. У меня словно камень с души свалился. Увидев в этом добрый знак, приободренная, я решила поработать над своими отчетами, достала портативную пишущую машинку и поставила ее на стол. Было слышно, как Беки в ванной гремит инструментами; через несколько минут она снова высунула голову в дверь.

– Эй, Кинси. Окошко здорово раскурочено. Хотите, чтобы я все поправила?

– Конечно. Почему бы нет? – ответила я. – Если получится с окном, у меня для вас еще найдется кое-какая работенка.

– Отлично, – сказала она и исчезла.

Послышался скрежет – видимо, она снимала раму с петель. Ее бьющая через край энергия и энтузиазм начинали действовать мне на нервы. Что-то хрустнуло.

– Пусть вас не смущают эти звуки! – крикнула Беки из ванной. – Один раз я видела, как это делал мой папа, – раз плюнуть!

Спустя какое-то время она показалась в очередной раз, робко – чуть ли не на цыпочках – пересекла комнату и, приложив пальчик к губам, заговорщически зашептала, словно почему-то решив, что причинит мне меньше неудобств, если будет говорить как можно тише:

– Простите, что пришлось вас побеспокоить. Мне надо взять проволоку в машине. Вы можете не вставать.

Я закатила глаза к потолку и продолжала печатать. Через три минуты она постучала в дверь. Мне пришлось подниматься из-за стола, чтобы впустить ее. Она еще раз на ходу извинилась и снова обосновалась в ванной. Я написала сопроводительное письмо Джулии и занялась бухгалтерией. Бам, бам, бам – доносилось из ванной: Беки стучала своим верным молотком.

Прошло несколько минут, и она предстала передо мной:

– Готово, работает. Хотите проверить?

49
{"b":"10691","o":1}