ЛитМир - Электронная Библиотека

Рената пожала плечами.

– После того, как мы получили паспорт? Смылись. Время от времени я возвращалась назад, иногда вместе с Венделлом. Он тогда обычно оставался на яхте. Я могла свободно приезжать и уезжать, когда хотела, потому что никто не знал о нашей с ним связи. Я присматривала за его сыновьями, хотя они, похоже, даже не догадывались об этом.

– Значит, когда у Брайана произошло первое столкновение с законом, Венделл об этом знал?

– Да, конечно. И поначалу даже не забеспокоился. Брайан частенько нарушал закон, но все это походило на обычные детские выходки. Мелкое хулиганство и вандализм.

– Ну да, мальчишки есть мальчишки, – заметила я.

Рената не обратила на мою реплику никакого внимания.

– Когда начались действительно серьезные вещи, мы с Венделлом плавали вокруг света. И когда вернулись домой, то даже не подозревали, насколько глубоко Брайан уже увяз. Тогда-то Венделл и взялся за дело.

Мы прошли мимо рыбного базарчика и миновали пирс, где обычно происходит комиссионная торговля яхтами. Влево от нас шел просторный военный причал, с приспособлениями для вытягивания судов из воды. Только что перед нами как раз подняли небольшой катер, и нам пришлось, нетерпеливо переминаясь, ждать, пока высоченное устройство переползло через дорогу и скрылось куда-то вправо.

– А что именно он сделал? Я до сих пор не понимаю, как ему это удалось.

– Я и сама не очень понимаю. Это все каким-то образом связано с названием яхты. – На волнорезе было почти пусто, плохая погода загнала все суда в гавань, а людей под крыши. – Но не прямо, – продолжала Рената. – Насколько я помню рассказы Венделла, капитана Стэнли Лорда постоянно обвиняли за хо, что он чего-то там не сделал.

– Не обратил внимания на сигналы "SOS" с "Титаника", – заметила я.

– Ну, или утверждали; будто не обратил. Венделл много лет занимался изучением этой истории и считал капитана Лорда невиновным.

– Не понимаю: какая тут взаимосвязь?

– Венделл сам однажды имел неприятное столкновение с законом...

– А-а, да, верно. Вспомнила. Кто-то мне об этом рассказывал. Он тогда оканчивал юридический колледж. И его осудили за непредумышленное убийство, верно?

Рената кивнула, добавив:

– Подробностей я не знаю.

– И Венделл говорил вам, что не был виновен?

– Но он и в самом деле был невиновен, – ответила Рената. – Он взял на себя чью-то вину. Потому-то и смог сейчас вытащить Брайана из тюрьмы. Призвав на помощь того, кому помог тогда.

Не замедляя шага, я уставилась на Ренату.

– Вы слышали когда-нибудь о человеке по имени Хэррис Браун?

Она отрицательно помотала головой.

– Кто это?

– Бывший полицейский. Его назначили вести расследование после исчезновения Венделла, но потом отстранили. Выяснилось, что он вложил кучу денег в компанию Венделла и полностью на этом разорился. По-моему, Браун мог бы использовать свои прежние связи и возможности, чтобы помочь Брайану. Я только не понимаю, зачем ему понадобилось это делать.

До нужного нам причала оставалось пройти еще ярдов пятьдесят влево, ведущая туда калитка была, как обычно, заперта. Чайки над водой непрерывно пикировали на заброшенную в море сеть. Мы постояли немного перед калиткой, надеясь, что появится кто-нибудь с ключом, и нам удастся за ним проскользнуть.

Наконец, я просто ухватилась за один из столбов забора и, опираясь на него, перебралась через ограждение. Открыв изнутри дверцу, я впустила Ренату, и мы зашагали с ней дальше, в сторону причала. Наш разговор постепенно как-то сам собой затих. Я свернула вправо, на шестой пирс, обозначенный буквой "J", и принялась отыскивать взглядом то место, где был раньше пришвартован "Лорд".

Даже издалека мне было хорошо видно, что место это было пусто. Яхта исчезла.

21

Пока мы шли по причалу к конторе капитана порта, что размещалась прямо над магазином, торговавшим запасными частями к яхтам и снабжавшим их всем необходимым в плавании, настроение Ренаты заметно ухудшилось. Я готова была встретить с ее стороны какой-нибудь взрыв чувств, всплеск эмоций, но Рената оставалась на удивление молчаливой. Пока я объяснялась с сидевшим за барьером дежурным, Рената дожидалась снаружи, на небольшом деревянном балкончике. Поскольку юридически мы с ней не были владелицами исчезнувшей яхты, и у нас не было никаких доказательств, что на ней не уплыл сам Эккерт, то вскоре мне стало совершенно очевидно, что добиться ничего не удастся. Дежурный записал наше сообщение, но, главным образом, только для того, чтобы от меня отделаться. Если Эккерт когда-либо появится, повторял он, то сам и сделает официальное заявление о пропаже яхты. Вот тогда капитан порта и сообщит об этом в службу береговой охраны и в местную полицию. Я оставила свои координаты и попросила передать Эккерту, чтобы тот со мной связался.

Рената спустилась вслед за мной по лестнице, однако когда я направилась ко входу в яхт-клуб, она отказалась зайти туда. Я же надеялась выяснить в клубе, не знает ли кто-нибудь, куда мог отправиться Эккерт. Толкнув стеклянные двери, я поднялась наверх и остановилась перед входом в столовую. С площадки второго этажа мне было хорошо видно Ренату, сидевшую на невысоком бетонном барьере, ограждавшем волнолом. Она казалась уставшей и продрогшей. За спиной у нее ровно шумел океан, ветер трепал ее волосы. Вдоль берега, по белой пене набегавшего прибоя носился рыжий Лабрадор, сгоняя с пляжа голубей, а над ним, удивленно галдя, кружились чайки.

В столовой яхт-клуба не было никого, кроме бармена и уборщика, пылесосившего ковровое покрытие. Я и тут оставила бармену свою визитку, попросив его передать Карлу Эккерту, если тот зайдет, чтобы он обязательно мне позвонил.

Когда мы уже возвращались назад к машине. Рената вдруг горько усмехнулась.

– Это вы о чем? – спросила я.

– Ни о чем. Просто подумала о Венделле. Как же ему везет! Сколько времени пройдет, прежде чем его начнут искать.

– Рената, мы бессильны что-либо сделать. И потом, возможно, он и сам объявится, – ответила я. – Мы ведь не можем пока быть уверены, что он скрылся. У нас даже доказательств никаких нет, что Венделл действительно угнал эту яхту.

– Вы не знаете его так, как знаю я. Он с каждого что-нибудь урвет, не так, так иначе.

Мы объехали всю стоянку, высматривая ее исчезнувший "джип", но того нигде не было видно. Потом она отвезла меня назад в нашу контору, и оттуда я уже на собственном "фольксвагене" отправилась в Колгейт. Два следующих, утомительных своей тоскливостью часа, ушли у меня на замену заднего стекла в машине. Вначале я устроилась в одном из пластмассовых кресел с хромированными металлическими ручками, что стояли в комнате для ожидающих клиентов и, попивая из пластикового стаканчика дрянной, но бесплатный кофе, принялась листать старые потрепанные номера журнала "Шоссе Аризоны". Однако меня хватило не больше чем на пять минут, после чего я вскочила и вышла на улицу Там, быстренько отыскав телефон-автомат, я занялась делом. Наверное, в последнее время у меня стало входить в привычку обзванивать людей со стоянок. Если так пойдет и дальше, пожалуй, можно будет вообще отказаться от офиса.

Я дозвонилась в отдел по борьбе с мошенничеством лейтенанту Уайтсайду и рассказала ему о последних событиях.

– По-моему, самое время опубликовать в газетах их фотографии, – ответил он. – Пожалуй, свяжусь-ка я и с местной телестанцией, возможно, они нам тоже смогут помочь. Пусть люди знают, что эти типы разгуливают где-то здесь, на свободе. Не исключено, что кто-нибудь их опознает.

– Будем надеяться.

После того, как стекло наконец вставили, я вернулась назад в контору и следующие полтора часа провела за письменным столом. Мне казалось, что лучше посидеть у телефона на случай, если позвонит Эккерт. Дожидаясь звонка от Карла, я сама тем временем звякнула Маку и доложила ему о развитии событий. Едва я положила трубку, как раздался звонок.

61
{"b":"10692","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Метро 2035: Приют забытых душ
Странная привычка женщин – умирать
Пиковая дама и благородный король
Сварга. Частицы бога
Грей. Кристиан Грей о пятидесяти оттенках
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Скорпион его Величества
Тень Невесты
Быстро вращается планета