ЛитМир - Электронная Библиотека

– Во сколько вы к нему приехали?

– В девять. И пробыл у него только час. Назад к себе в гостиницу в СЛО я вернулся что-то около половины одиннадцатого.

– Ну, это вы так говорите, – заметила я. – А вообще-то любой из вас успел бы спокойно добраться до Пердидо и поупражняться в стрельбе по мне и Венделлу.

– Мог бы любой, но лично я этого не делал. За Брауна ручаться не могу.

– А Венделла вчера вечером вы вообще не видели?

– Я вам это уже говорил.

– Карл, то, что вы говорили, оказалось чистейшей воды враньем. Вы клялись, что вас не было в городе, а на самом деле, выясняется, вы были в Колгейте. Почему я теперь должна вам верить?

– Ну, это ваша проблема.

– А зачем вы так срочно понадобились Брауну, чем вы с ним занимались у него дома?

– Мы с ним поговорили, и я вернулся назад.

– Только поговорили, и ничего больше? О чем? Почему телефонного разговора оказалось недостаточно?

Эккерт слегка отвернулся от меня и стряхнул пепел с сигареты.

– Он хотел получить назад свои деньги. Я их ему привез.

– Свои деньги?

– Те пенсионные деньги, которые он вложил в КСЛ.

– И сколько их было?

– Сто кусков.

– Не понимаю, – проговорила я. – Он потерял эти деньги пять лет назад. С чего ему вдруг пришло в голову, что теперь он может получить их обратно?

– Потому что он выяснил, что Венделл жив. Возможно, даже говорил с ним. Откуда мне знать, черт возьми?

– И что же он мог узнать из вашего разговора? Что денежки где-то лежат?

Эккерт затушил сигарету, прикурил новую, выпустил дым и, прищурившись, посмотрел на меня через клубы дыма. Взгляд его был упрямым и жестким.

– Знаете, вообще-то это вас не касается.

– А-а, оставьте. Никакой опасности для вас я не представляю. Я работаю по контракту с "Калифорния фиделити", моя задача – найти Венделла Джаффе и доказать, что он жив. Меня интересуют только те полмиллиона долларов, которые были выплачены как страховка за его жизнь. Так что, если у вас где-нибудь припрятан мешок денег, мне до этого нет дела.

– Тогда зачем же вы об этом спрашиваете?

– Чтобы разобраться, что и почему происходит. Больше меня ничего не интересует. У вас была сумма, которую Хэррис Браун требовал ему вернуть, и потому вы к нему поехали. Что было потом?

– Я отдал ему деньги и вернулся назад в Сан-Луис-Обиспо.

– Вы держите при себе такие суммы наличными?

– Да.

– И сколько у вас всего? Вы не обязаны отвечать. С моей стороны это чистое любопытство.

– В общей сложности?

– Назовите просто порядок цифры, – попросила я.

– Около трех миллионов долларов.

От удивления я даже заморгала:

– У вас при себе такая сумма наличными?

– А куда же мне ее девать? Положить деньги в банк я не могу: они тут же сообщат об этом куда следует. Ведь в отношении нас есть судебное предписание. Как только об этой сумме станет известно, истцы набросятся как стая хищников. А что они не расхватают, отберет налоговое управление.

Я почувствовала, как меня молниеносно захватило яростное возмущение, похожее на острый приступ изжоги.

– Ну конечно, "набросятся". Это ведь, между прочим, те деньги, которые вы выманили у них обманом.

– А вы понимаете, почему они захотели вложить эти деньги в КСЛ? – Во взгляде, которым смотрел на меня Эккерт, не было ничего, кроме голого цинизма. – Вкладчики хотели огрести что-нибудь за так, рассчитывали, что будут с добычей, а вместо этого стали добычей сами. Вы прикиньте: ведь большинство из них с самого начала сознавали, что затевается афера. В том числе и Хэррис. Только он надеялся, что сумеет вернуть свои деньги, прежде чем все это дело рухнет.

– Ну, тут мы с вами общего языка не найдем. Давайте оставим мораль и вернемся к фактам. Значит, эти самые три миллиона наличными вы и прятали ото всех на "Лорде"?

– Нечего разговаривать со мной в таком тоне.

– Вы правы, извините. Попробую поставить вопрос по-другому. – Огромным усилием воли, призвав на помощь все свои актерские способности, я заставила свой голос звучать равнодушно: – И вы хранили три миллиона долларов наличными на "Лорде"?

– Совершенно верно. Об этом знали только Венделл и я. Теперь знаете и вы, – добавил Карл.

– И за ними-то он и вернулся?

– Разумеется. Он же пять лет провел в бегах, у него ни цента не осталось, – ответил Карл. – И он не просто вернулся за ними, ради них он и угнал яхту. Уплыл со всей суммой, а ведь половина из нее принадлежит мне, и Венделлу это отлично известно.

– Ну и ну. Хорошенькие новости. Значит, вас надули?

– Спрашиваете?! Сам не верю, что он мог со мной так поступить!

– Джаффе со всеми так поступил, никого не обидел, – заметила я. – А сыновья? Они сыграли какую-то роль в его возвращении, или он приезжал только за деньгами?

– Он о них тоже думал, уверен, – ответил Карл. – Он очень хороший отец.

– Как раз такой, какого только можно пожелать каждому ребенку, – хмыкнула я. – Что ж, передам им ваши слова. Надеюсь, они им помогут. И что же вы собираетесь теперь делать? – Я поднялась с кресла.

Эккерт горько усмехнулся.

– Стоять на коленях и молиться, чтобы береговая охрана его изловила.

Уже дойдя до двери, я обернулась.

– Да, вот еще что. До меня доходили разговоры, что Венделл якобы собирался пойти в полицию с повинной. Как вы думаете, он это всерьез?

– Трудно сказать. Я думаю, ему хотелось снова вернуться в семью. Но не уверен, что его бы там приняли.

* * *

До постели я в конце концов добралась уже в четверть третьего ночи, голова у меня гудела от полученной информации. Пожалуй, Эккерт, может быть, и прав, думала я: не исключено, что для Венделла не осталось места в доме, из которого он сам же ушел. Странно, но положение Венделла Джаффе и мое были в чем-то схожи: оба мы не лучшим образом распорядились прожитыми годами и теперь мучались мыслью, сколько же и чего именно мы упустили и как могла бы сложиться наша жизнь, если бы каждый из нас имел возможность пользоваться всеми привилегиями, какие дает семья. По крайней мере, мне казалось, что мысли подобного рода должны были посещать Венделла. Разумеется, в положении каждого из нас были и очевидные различия. Он по собственной воле оставил свою семью, я же и понятия не имела, что жила когда-то со своими родителями и кто они были. Но самое главное заключалось в том, что Джаффе хотел бы вернуться назад, я же не чувствовала уверенности, что мне нужны вновь обретенные родственники. Не могла я понять и того, почему тетя ничего мне никогда не рассказывала. Возможно, ей не хотелось, чтобы я страдала из-за того, что Гранд отвергла мою мать, но добилась она только одного: открытие пришло ко мне слишком поздно. Тетя уже десять лет как умерла, и теперь мне приходилось одной во всем разбираться. Ну и пусть. Все равно Джин вряд ли бы мне помогла, она не очень хорошо умела делать такие вещи. Мучаясь подобными мыслями, я то впадала в дрему, то просыпалась.

Будильник зазвонил как обычно, ровно в шесть утра, но у меня не было настроения вставать и идти бежать три мили. Я нажала на кнопку отключения звонка и, завернувшись с головой в простыню, снова погрузилась в сон. Телефонный звонок разбудил меня в девять двадцать две. Я подняла трубку, пытаясь одновременно убрать падающие на глаза волосы.

– Да.

– Это Мак. Извини, если разбудил. Я понимаю, что сегодня суббота, но дело важное.

Голос у него был какой-то странный, и я сразу же насторожилась, у меня в сознании как будто зажегся желтый сигнал светофора. Накинув на плечи простыню, я уселась на кровати.

– Не беспокойся, ничего страшного. Просто я вчера ужасно поздно легла и решила сегодня отоспаться. А что случилось?

– "Лорд" обнаружили сегодня утром примерно в шести милях от берега, – ответил Мак. – Похоже, Венделл решил снова разыграть свое исчезновение. Мы с Гордоном сейчас на работе. Он хочет, чтобы ты приехала как можно быстрее.

70
{"b":"10692","o":1}