ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вашему коню надо напомнить, что он всего лишь лошадь. Животные должны знать свое место.

«А, будет борьба», — подумал Тристан, у которого от оскорбления вскипела кровь.

— Шарлемань как раз и знает свое место, как справедливо рассудила леди Джорджиана. Первое, я полагаю.

— А я думаю, леди Джорджиана сказала так из вежливости. Она, без сомнения, заметила недостатки этого животного.

— Если вы не возражаете, лорд Уэстбрук, я бы предпочла продолжить свой разговор, — прервала его Джорджиана.

«Бедный парень: снова превратился из Джона в лорда Уэстбрука». Тристан мог бы окончательно добить его, но не хотел, чтобы Джорджиана рассердилась и на него. Когда маркиз, сообразив, что его перехитрили, с гневом взглянул на Тристана, тот лишь усмехнулся.

Но, как только в его сторону взглянула Джорджиана, поспешно сменил выражение лица.

— Примите мои извинения, леди Джорджиана, — сказал маркиз. — Я вовсе не хотел оскорбить вас.

— Конечно, нет. Лорд Дэр часто плохо влияет на окружающих.

— И это правда, — признался Тристан.

Такое высказывание о нем было наиболее безобидным из всех, которые он слышал от Джорджи в свой адрес.

Она отвернулась от виконта и снова обратилась к Уэстбруку:

— Извините меня, милорд, я должна вернуться в Карроуэй-Хаус. Скоро проснутся тетушки лорда Дэра.

— Я уезжаю. До свидания, миледи, Дэр, — кивнул он.

Как только маркиз исчез из виду, Джорджи повернула Шебу к выходу из парка.

— Зачем вы это сделали? — глядя на дорогу, спросила она.

— Я злой человек.

— Это заметно. — Она скрыла улыбку.

Глава 6

Однако губы нам даны на что-то?

У. Шекспир. Ромео и Джульетта. Акт I, сцена 56

— И никто пока еще не убит? Я удивлен.

Герцог Уиклифф стоял у живописной группы пальм в кадках. Тристан взглянул на миниатюрную молодую жену Уиклиффа, танцевавшую контрданс с сыном графа Рездина, Томасом.

— Эмма прекрасно выглядит, — заметил Тристан. — Как я понимаю, они с твоей матерью помирились?

— Они помирились сразу же после того, как моя мать поняла, что я был намерен жениться, — низким тягучим голосом сказал герцог. — Не уходи от ответа. Какого черта делает Джорджиана в Карроуэй-Хаусе?

— Она вызвалась помочь тете Милли. И я благодарен ей: с ее появлением все изменилось к лучшему.

— Ты благодарен Джорджи. Моей кузине. Той самой женщине, которая несколько лет назад чуть не проткнула тебя зонтиком!

Тристан пожал плечами:

— Как ты сам выразился, Грей, никто не был убит. Никаких увечий или отрезанных рук и ног.

За исключением незначительных повреждений пальцев на его руках и ногах ее пребывание в его доме проходило удивительно спокойно и благополучно.

Герцог выпрямился, глядя поверх плеча Тристана.

— Не смотри туда, она приближается. Давайте, калечьте друг друга.

Знакомое ощущение напряженности, всегда сопровождавшее появление Джорджианы, охватило его. Она заставляла его постоянно быть настороже. А теперь все стало гораздо сложнее, поскольку он не хотел нападать на нее, если она явилась с оливковой ветвью.

— Грей. — Она приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать кузена в щеку. — А вы двое тут не сплетничаете, конечно?

— Честно признаюсь, — сказал Тристан, не давая времени Грею напомнить Джорджиане об их взаимной неприязни, — мы восхищались покроем сюртука лорда Томаса. Сегодня он выглядит так, как будто у него есть плечи и шея.

— Бедняга не виноват, что он точная копия своего отца.

— Рездину следовало бы подумать, прежде чем размножаться, — заметил Грей. — Извините, пойду спасать Эмму.

Джорджиана вздохнула, глядя на уходящего кузена:

— Он выглядит по-настоящему счастливым, не правда ли?

— Брак ему на пользу. Я думал, ты болтаешь со своими подружками.

— Хочешь от меня отделаться? Тогда останешься стоять здесь совсем один, милорд. Как я могу так дурно поступить с тобой?

У Тристана на мгновение замерло сердце. Леди Джорджиана Холли флиртовала. И не с кем-то, а именно с ним.

— Тогда, может быть, ты потанцуешь со мной? — осторожно спросил он, готовясь к резкому отказу или удару молнии, который убьет одного из них.

— Это было бы очень мило.

Виконт внимательно посмотрел на нее, но не заметил никаких признаков намерения причинить ему физическую боль. Мягкий бархат платья придавал ее светло-зеленым глазам оттенок чистого изумруда, и если у Всевышнего найдется хотя бы капля сочувствия, следующим танцем будет вальс. Оркестр заиграл кадриль.

К ним тотчас же присоединились около десятка пар. До того как слухи о бедственном положении дел его отца достигли всех уголков высшего света, он мог бы считать себя причиной повышенного интереса. Было известно, что в то время женщины соперничали между собой, чтобы завоевать его благосклонность. Сегодня активны были джентльмены, и они, казалось, сосредоточили все свое внимание на Джорджиане. Так было с тех пор, как ей исполнилось восемнадцать. Все прошедшие несколько лет он громко выражал свою жалость к тем, кого она могла бы выбрать в мужья. Его личные чувства оставались неясными даже для него самого.

Джорджиана повернулась и в следующей фигуре взяла его руку.

— Кто-то наступил тебе на ногу? — спросила она. — У тебя очень мрачный вид.

— Я никому этого не позволяю, кроме тебя, — ответил он, улыбнувшись, и они снова разошлись.

Что-то непонятное происходило с ним. Он знал, что не может ожидать от нее ничего хорошего. Вряд ли она простит его за двуличие и малодушную глупость. И вот он здесь, с неприязнью смотрит на других мужчин так, словно имеет какие-то права на нее. А утром он был готов раздавить Уэстбрука только за то, что тот сделал ей комплимент.

Тристан повернулся, чтобы взять руку следующей дамы, и застыл:

— Амелия!

— Лорд Дэр, вы прекрасно выглядите сегодня.

— Благодарю вас. — Неужели она на него не сердится? Он целую неделю не вспоминал о ней и не поехал ни на пикник, ни на прогулку по Гайд-парку. — Вы тоже очень милы.

— Спасибо.

Ее увлекли за собой танцующие, и рядом с ним вновь оказалась Джорджиана. Ее щеки горели, и у нее был такой вид, словно она с трудом сдерживала смех.

— В чем дело? — спросил он.

— О, ни в чем.

Такой ответ его не устроил.

— Что случилось? — повторил он, не спуская с нее взгляда.

— Если вам так хочется знать, — чуть задыхаясь, сказала она, — лорд Рэймонд сделал мне предложение.

Тристан обернулся и увидел старого мерзавца под руку с какой-то женщиной вдвое моложе его.

— Только что?

— Да. Не удивляйся. Это происходит постоянно.

— Но я подумал…

Улыбка исчезла с ее лица.

— Не смей, — рассердилась она.

— Ладно, просветишь меня потом.

Все это было чертовски трудно понять. Она говорила, что никогда не выйдет замуж, а теперь он узнает, что мужчины постоянно делают ей предложения?

Танец закончился, и он предложил Джорджиане руку. К его удивлению, она приняла ее. Тетушки собрались со своими приятельницами у огромного камина в конце зала, и он направился к ним.

— Объясни, — сказал он, когда толпа вокруг них поредела.

— Почему я должна что-то объяснять?

— Потому что ты обвиняешь меня в чем-то, что…

— Я в любую минуту могу выйти замуж за человека, которому нужны только мои деньги, — сухо ответила она тихим голосом. — Я уже говорила, что ради этого я не выйду замуж. А выйти замуж по любви я не могу.

— Тот, кто полюбит тебя, поймет.

Она смертельно побледнела, остановилась и вырвала у него свою руку.

— Я никогда не доверюсь тому, кто скажет, что любит меня. Я это уже слышала раньше.

Джорджиана оставила виконта одного у стола с закусками и присоединилась к его тетушкам. Видимо, он разрушил нечто большее, чем ее девственность. Он разрушил ее способность доверять собственному сердцу… или сердцу другого?

вернуться

6

Перевод Б. Пастернака.

13
{"b":"107","o":1}